• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Грузия между адаптацией и интеграцией с ЕС: «маятник» качнулся назад

Тбилиси. Фото: mardihouse. ge

Несмотря на заявления представителей Тбилиси и европейских чиновников о необходимости продвижения Грузии и других стран «Восточного партнерства» на пути интеграции с ЕС, для простых граждан идея европейской интеграции остается непонятной, к чему прибавляются и завышенные ожидания от ЕС. Перспектива деградации идеи европейской интеграции в общественном понимании получает все более конкретные очертания. Такое мнение в беседе с EADaily выразил грузинский политолог, эксперт Центра стратегических исследований Георгий Гвимрадзе.

После саммита «Восточного партнерства» в Риге изменился подход ЕС к восточным партнерам. Он стал более дифференцированным: Брюссель обещал отныне больше учитывать существующие различия стран-участниц проекта при реализации политики Европейского соседства. Такие «месседжи» звучат на уровне правительств и европейских чиновников, суть которых, равно как и суть европейской интеграции, непонятна простым гражданам. Непонимание сути европейской интеграции, осуществление неудачных реформ и провалы национальных правительств приводят к деградации самой идеи европейской интеграции в общественном восприятии. Ситуация усугубляется и тем, что страны, рассчитывающие на материальную и профессиональную поддержку ЕС в проведении реформ, порой оказываются перед геополитическим выбором «или Россия или Запад».

Применение такого подхода при однозначном выборе государства разрывает страну на части, как в случае Украины, или как минимум приводит к резкому охлаждению отношений с Россией (Грузия и Молдавия) с вытекающими экономическими и политическими последствиями. Есть и другой вариант: государство из соображений безопасности (военной, экономической) делает выбор, но в пользу Евразийского экономического союза, как в случае с Арменией. В любом случае проталкивание геополитического подхода замедляет интеграцию, ставит под вопрос жизнеспособность проекта «Восточное партнерство», бьет по карману простых граждан (из-за ухудшения отношений с РФ), что в конечном итоге приводит к дискредитации европейской интеграции в общественном понимании. А это сулит спад привлекательности ЕС в глазах общества, которое до этого, по мнению многих экспертов, воспринимало Брюссель как некоего «Деда Мороза с мешком игрушек» в виде благополучия, обеспеченной жизни и пр.

«Большая часть общества интеграцию с ЕС понимает так: вот, присоединимся к Европейскому союзу, заключим с ним договор, и все — наши проблемы разом решатся. Чего не происходит и не должно в принципе происходить. В какой-то мере это приводит и к деградации понятия «европейская интеграция», — считает Георгий Гвимрадзе. На его взгляд, это — следствие непонимания самой сути европейской интеграции и на этом фоне завышенных ожиданий, исходящих порой из необоснованных политических обещаний.

«Маятник» евроинтеграции качнулся назад. Уже сейчас, согласно различным опросам, более 30% граждан Грузии отдаёт предпочтение интеграции страны с Евразийским экономическим союзом. Рост разочарования по отношению к национальному правительству и, как следствие, к самому ЕС особенно виден в Молдавии, где уже порядка 50% граждан желают интегрироваться с ЕАЭС.

На этом фоне, считает Гвимрадзе, мало усилий вкладывается в то, чтобы объяснить простым людям, что на самом деле происходит в переговорах с ЕС, какие реформы проводятся, на что они нацелены, и что, наконец, представляет из себя европейская интеграция. «Например, предыдущим правительством Грузии в обществе были сформированы завышенные ожидания от интеграции, что вот вступим в ЕС и все проблемы решатся — вплоть до вопроса территориальной целостности страны. В этом плане нынешнее правительство оказалось в плену этих обещаний», — отметил политолог, добавив, что в связи с этим и новому руководству часто приходится «украшать» результаты каких-то встреч или саммитов с европейскими коллегами. «Одним из такого рода примеров являются разговоры о том, что Грузии, хотя и не предложили дорожной карты по вступлению в НАТО, но предоставили на самом деле что-то большее», — приводит пример собеседник.

На его взгляд, руководство страны особо и не старается информировать общество о том, что на самом деле предстоит самим грузинам делать для интеграции с ЕС, и какие проблемы нужно решать, поскольку «это не популярно». «Говорить людям с завышенными ожиданиями такие вещи с политической точки зрения не столь популярно», — сказал политолог, добавив, что в настоящее время правительство Грузии больше занято не интеграцией, а простым «адаптированием национального законодательства к критериям ЕС».

Несмотря на результаты различного рода соцопросов, эксперт считает, что в настоящее время не приходится говорить о том, что солидная часть населения страны поддерживает возможный дрейф страны на север — в сторону Евразийского экономического союза. «Это также продемонстрировали прошедшие парламентские и президентские выборы. Сама Нино Бурджанадзе, которую считают пророссийским политиком, на выборах набрала лишь около 10% голосов. А я не думаю, что Бурджанадзе — четко пророссийская фигура», — заявил он.

Значительное влияние на политические настроения грузинского общества имеет также Грузинская православная церковь. Она — самая влиятельная структура, критикующая ЕС и выступающая за сближение с Россией. Однако и здесь, как считает Гвимрадзе, нет однозначного подхода. «Вроде бы в случае Грузии церковь должна сильно влиять на общественные настроения. Например, события 17-го мая 2013-го года, когда в Тбилиси была организована демонстрация против сексуальных меньшинств. Пришли на митинг и активно высказали свою позицию против них порядка 40 тыс. человек. Это при том, что в приходах церквей людей призывали выступать против этого «зла». После этого встаёт вопрос: насколько эта структура авторитетна в обществе?», — сказал Гвимрадзе, дав понять, что преувеличивать влияние церкви в Грузии в плане формирования политических настроений в обществе не стоит.

Таким образом, в сухом остатке пока что от геополитического выбора Грузия ощутила следующие сложности: резкое ухудшение отношений с Россией (особенно, после августовской войны 2008 года), с вытекающими негативными экономическими последствиями, и замедление европейской интеграции (страна даже не перешла на уровень безвизовых отношений с ЕС). В силу перечисленных выше причин в Грузии маячит также перспектива снижения в общественном восприятии привлекательности европейского выбора.

Подготовил Аршалуйс Мгдесян

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/06/18/gruziya-mezhdu-adaptaciey-i-integraciey-s-es-mayatnik-kachnulsya-nazad
Опубликовано 18 июня 2015 в 12:51
Все новости

10.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами