• USD 62.77 -0.51
  • EUR 66.19 -0.97
  • BRENT 54.20 +0.57%

Переполох в вертикали власти Дагестана: интервью Магомеда Чагучиева.

Дагестанский общественный деятель Магомед Чагучиев. Фото: сайт МНЭПУ.

13 сентября в рамках единого дня голосования в Дагестане пройдут муниципальные выборы. Наиболее горячая схватка ожидается за кресло мэра Махачкалы — ключевой муниципальный пост в республике. С кандидатом от партии власти и. о мэра Махачкалы Магомедом Сулеймановым (известным под прозвищем Моряк) сойдется глава дагестанского отделения Пенсионного фонда Сайгид Муртазалиев (неофициальное прозвище Чемпион), бывший глава Кизлярского района, чемпион мира по вольной борьбе. Предстоящая схватка за дагестанскую столицу сдобрена интригой. Слухи о политическом реванше Чемпиона стали ходить по Дагестану еще в январе этого года, но их содержание было более «сильным». Утверждалось, что Чемпион якобы скоро сменит Абдулатипова на посту главы Дагестана.

Абдулатипов заявляет, что власти республики на выборах поставят на Моряка-Сулейманова. Но не исключено, что смелое и решительное выдвижение во власть Чемпиона-Муртазалиева — это часть плана Абдулатипова по компенсации своего изрядно растерянного политического имиджа и сохранению своей политической жизнеспособности. Об этом в интервью EADaily поведал дагестанский общественный деятель Магомед Чагучиев — президент Национального Совета «Союза народов Кавказа», проректор Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ), эксперт Счетной палаты РФ.

Магомед Чагучиевич, еще в феврале этого года по Дагестану стали ходить слухи о возвращении в дагестанскую власть Сайгида Муртазалиева — нынешнего главы дагестанского отделения Пенсионного фонда, бывшего главы Кизлярского района республики и чемпиона мира по борьбе. Зимой говорили, что Муртазалиев в скором будущем может сменить главу Дагестана Рамазана Абдулатипова. Ближе к лету в дагестанской блогосфере стали интерпретировать эти слухи в другом ключе: Муртазалиева якобы прочат в мэры Махачкалы. Муртазалиев — человек, окутанный криминальным ореолом. В Дагестане открыто говорят и пишут, что олимпийский чемпион стоит за рядом громких убийств. Скажите, стоит ли доверять слухам о якобы скором политическом реванше Сайгида Муртазалиева?

Слухи в Дагестане — это такая вещь, которая часто имеет обыкновение сбываться. В Дагестане много что реально. Зимой 2013 года первым вице- премьером Дагестана назначили Абусупьяна Харханова — человека объявленного накануне в международный розыск за миллиардные хищения. Продержался Хархаров на посту недолго, вскоре его сняли. Коллегой Хархарова по правительству в это же время стал Гаджи Махачев, тоже колоритный персонаж. Срок его полномочий также был прерван досрочно: в конце 2013 года вице-премьер погиб в автокатастрофе. Назначение в правительство Дагестана преступников- характерная черта дагестанской действительности.

Почему же Сайгиду Муртазалиеву не стать мэром Махачкалы? Что касательно тайных скелетов в шкафу, то у Сайгида их не больше, чем у других обитателей дагестанского политического небосклона. Да, Муртазалиев регулярно и аккуратно присваивает себе нефть с дагестанского участка нефтепровода «Баку-Новороссийск», да, часто уводит от налогов доходы со своих личных автозаправок, да, как глава дагестанского Пенсионного фонда порой по своему распоряжается социальными выплатами. Его еще подозревают в ряде заказных убийств. Для Дагестана такой чемодан компромата — это несерьезно.

У Муртазалиева есть другое — проработанный и отточенный имиджмейкерами образ хозяйственника и общественного деятеля. Помню, когда он в 2000 году стал главой Кизлярского района, дагестанская пресса захлебывалась от восторгов в адрес молодого, креативного и спортивного районного руководителя. На все лады воспевались дороги, которые построил Сайгид, школы, которые он отремонтировал… Пресса создавала впечатление, что Муртазалиев ночами не спит, а строит, чинит, ремонтирует. Даже спустя годы после ухода Муртазалиева из района, бывший глава — один из любимых героев местной прессы. С общественным мнением чемпион мира по борьбе работает очень хорошо, здесь ему надо отдать должное.

По поводу планов Муртазалиева на Махачкалу мне известно лишь следующее. Недавно мне из компетентных источников пришла информация: МВД и прокуратура Дагестана не видят со стороны закона никаких препятствий для участия гражданина Муртазалиева С. М в выборах мэра Махачкалы. Если не видят препятствий, значит, что Муртазалиев реально планирует стать мэром дагестанской столицы.

Между тем, после того, как арестовали Саида Амирова, состояние Махачкалы становится все хуже и хуже. Нынешний и. о мэра Магомед Сулейманов запустил город. Недавно я провел экспертизу текущего состояния дел в городском хозяйстве Махачкалы. которую отослал Моряку. Я указал, что город Махачкала находится в неэксплуатируемом состоянии по всем показателям: в плане сейсмической безопасности, противопожарной, санитарно-эпидемиологической. Южный курортный город, который должен, по идее, быть российской Ниццей, похож на бразильскую фавеллу или бантустан времен апартеида в ЮАР. Улицы утонули в мусоре, во дворах бегают крысы. Бывшая на балансе мэрии уборочная спецтехника незаконно выведена с баланса и распродана.

Рамазан Абдулатипов подозревает, что деньги от незаконной продажи техники осели в кармане Сулейманова. И. о мэра нечистоплотен в плане кадровой политики: на работу в мэрию он устраивает либо по блату, либо за большую взятку. Сулейманову нет дела до того, что происходит в городе. Махачкалинцы писали ему об ужасной ситуации в городском хозяйстве — ноль внимания.

При этом Абдулатипов заявляет, что на выборах мэра он поддержит Магомеда Сулейманова.

Да, Абдулатипов это заявил еще в сентябре прошлого года. Между тем в дагестанскую блогосферу, в частности, на сайт «Кавказпресс» идет методичный вброс компромата на Сулейманова. Сулейманова обвиняют не только в коррупции, но и в том, что он и его родственники посещают махачкалинскую ваххабитскую мечеть на улице Котрова. Преступные действия, в которых обвиняют Сулейманова, расписаны по минутам. Вбросить такой компромат мог только человек, у которого есть доступ к эксклюзивной информации и финансовые возможности для распространения этой информации. Может быть, черным пиаром Сулейманова занимаются люди Муртазалиева. А где гарантия, что за этим не стоят люди самого Абдулатипова?

Сулейманов абсолютно непригоден для поста мэра. Останься он в мэрах, он утащит Абдулатипова за собой в политическое небытие. Кроме того сейчас глава Дагестана находится в конфронтации с премьером Дагестана Абдусамадом Гамидовым. Гамидов и Сулейманов — двоюродные братья. А Абдулатипов также боится, что Гамидов вскоре может начать играть против него. Того же самого в отношении себя боится и Гамидов. У обоих есть, что предъявить друг другу. Ситуация, когда дагестанские политики кидают друг в друга компроматами, для нас нормальна; нескомпрометированных в дагестанской власти нет.

В высоких кабинетах Махачкалы резко растет градус взаимного недоверия и вражды. Дагестанская правящая вертикаль находится в крайне возбужденном состоянии. Этому две причины. Первая — юбилей Дербента, празднование которого конституировано в статусе федеральной целевой программы, с миллиардным бюджетом. Юбилей должен праздноваться в сентябре, но он под угрозой срыва. Высшие дагестанские начальники, в руках которых Москва в связи с юбилеем сосредоточила огромные деньги, проворовались и провалили возложенные на них Москвой задачи.

Вторая причина переполоха в дагестанской вертикали — полпред президента России на Северном Кавказе Сергей Меликов, назначенный на эту должность весной прошлого года. Меликов — генерал внутренних войск. Как только Меликов вступил в должность, он показал, что порядок на Кавказе будет блюсти с армейской строгостью, не потерпит кумовства, коррупции и халатного отношения чиновников к делу. Каждый раз приезжая в Дагестан, Меликов едва сдерживает свое негативное отношение к обладателям высоких кабинетов республики.

Скорее всего, возвращение в большую политику Чемпиона — это продуманный ход Абдулатипова, чтобы обезопасить себя с махачкалинского фланга. Во- первых, это будет превентивный удар по Гамидову. Во-вторых, Абдулатипов сейчас нуждается в восстановлении своего безвозвратно потерянного имиджа, и в этом ему могут помочь имиджмейкеры бывшего главы Кизлярского района. Поставь Муртазалиев на свои деньги в Махачкале урны для мусора, сущий пустяк, Абдулатипов все равно будет выглядеть героем. В-третьих, нельзя сбрасывать и национальную компоненту: Абдулатипов и Муртазалиев оба аварцы. В-четвертых, Муртазалиев сам устал сидеть в тени дагестанской политики, и ему тоже необходимо проявить себя. Конфликт между главой Дагестана и премьером сыграл Сайгиду на руку: Муртазалиев и Гамидов конфликтуют с начала 90-х годов, поэтому находиться по соседству не могут.

Сайгид также обладает несколькими важными для политика вещами, которых у Абдулатипова до сих пор нет. Первая — силовой ресурс. Чемпион Олимпиады 2000 года в Сиднее оказывает поддержку начинающим и действующим борцам, боксерам, тяжелоатлетам, и эти спортсмены, в случае чего, охотно станут железной гвардией своего патрона. Вторая: вертикаль влияния из своих людей. Охват этой вертикали такой. С севера — Кизлярский, Тарумовский, Бабаюртовский, Кизилюртовский районы, частично Хасавюртовский. С юго-запада — Цунтинский, Цумадинский — родной район Муртазалиева, и Унцукульский.

Сайгид, в отличие от Абдулатипова, располагает альянсами, прочность которых много раз проверена. В Хасавюртовском районе, логистическом и коммерческом сердце Дагестана, у Муртазалиева давний и прочный альянс с мэром Хасавюрта Сайгидпашой Умахановым. Самый весомый союзник Муртазалиева — это, конечно, чеченский лидер Рамзан Кадыров. Почти вся сельхозпродукция из Тарумовского и Кизлярского районов, а также частично из Хасавюртовского, реализуется в закрома крупных чеченских перекупщиков. Кадырову выгодно усиление Муртазалиева, так как параллельно с этим усилится влияние Кадырова на Дагестан.

А как считаете, подозрение Муртазалиева в заказных убийствах обоснованы или же нет?

Если говорить о громких убийствах, в которых подозревают Муртазалиева, то надо уточнять такую деталь. В большинстве эпизодов в качестве убийц фигурируют другие люди, в основном, бандиты и «лесные» ваххабиты вроде Ибрагима Гаджидадаева. Муртазалиев проходит не как исполнитель, а как возможный заказчик. Возможный, а не доказанный. Изобличить заказчика убийства труднее, чем выявить исполнителя. Вот, Муртазалиева подозревают в заказе убийства казачьего атамана Кизляра Петра Стеценко, произошедшего в 2010 году. Установлено, что атамана расстреляла бандгруппа Пахрудина Гаджиева, предполагают, что «заказчиком» был Сайгид. С такой же долей вероятности «заказать» Стеценко могли и мэр Кизляра Вячеслав Паламарчук, и Гаджи Махачев, и кто угодно.

Я считаю однозначно, что Муртазалиева нельзя пускать во власть. Смело можно прогнозировать, что пост мэра будет для Сайгида плацдармом для прорыва на высший пост в Дагестане. Если Муртазалиев будет главой Дагестана, и без того расшатанная ситуация в республике может окончательно потерять управляемость, и регион уйдет в штопор.

Если Чемпион начнет наступление на командные высоты в республике, придется выбирать между им и Абдулатиповым. Пусть у главы республики много недостатков, но кое-что хорошее он сделал, например, поднял трудовую дисциплину в ряде секторов. При нем наконец- то подчиненные стали слушаться начальников. Рамазан Гаджимурадович не церемонится с «лесными» бандформированиями и очагами ваххабитской пропаганды. С ваххабитами, врагами России, у нас поступают так, как указал в 1999 году Владимир Путин: уничтожают в местах общего пользования. Парадоксальная, казалось бы, вещь: Дагестан куда более встроен в российское правовое поле, чем тот же Татарстан. Если главой республики станет Муртазалиев, хрупкая конструкция, которая очень плохо, но удерживает стабильность в Дагестане, распадется.

Получается, что из двух зол придется выбирать меньшее?

Суть дагестанской политики такова, что идет выбор между плохим и наиболее худшим. Кроме того, кто вам сказал, что за злоупотреблениями, которые идут в высших эшелонах власти Дагестана, стоит один-единственный Абдулатипов? Рамазан Гаджимурадович как раз наименее увязан в узаконенную в 90-е годы систему криминального беспредела в Дагестане. Чего не сказать о людях, которые сейчас в Дагестане сидят на важных государственных постах. По моей информации, эти люди сейчас и генерируют те решения, которые дискредитируют Абдулатипова. Они и посоветовали главе Дагестана сделать дополнительную ставку на Муртазалиева.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/06/17/perepoloh-v-vertikali-vlasti-dagestana-intervyu-magomeda-chaguchieva
Опубликовано 17 июня 2015 в 11:36
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами