• USD 62.49 -0.78
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Саммит G7 в Эльмау и его значение для России: аналитический обзор

Саммит G7 в Эльмау. Иллюстрация: vg-saveliev.livejournal.com

Очередной ежегодный саммит лидеров «семерки» — США и их союзников прошел 7 июня 2015 года в Баварии в замке Эльмау. Саммит войдет в историю глобального управления, как мероприятие, посвященное проблемам климата и регулирования выбросов в атмосферу парниковых газов. Украинский кризис и связанные с ним отношения с Россией не были главной темой саммита в Эльмау. Но именно решения саммита по этим вопросам в первую очередь интересны для нас. Можно подвести некоторые политические итоги этого мероприятия.

Саммит G7 вновь обозначил персональную критику в адрес российского президента Владимира Путина. На итоговой пресс-конференции президент США Барак Обама так говорил о Путине: «Будет ли он и далее продолжать разрушать экономику страны и усиливать ее изоляцию, преследуя безумные планы воссоздания советской имперской мощи, или же он признает, что величие России не связано с попранием территориальной целостности и суверенитета других стран?». Предельная персонификация в риторике украинского кризиса связана со стремлением США преодолеть его посредством устранения с политической арены российского президента. Российской «элите» целый год указывают возможный вариант решения украинской проблемы.

Путина в Эльмау предупредили о новых санкциях — таково общее мнение, высказанное в СМИ Запада. В своем выступлении на пресс конференции по итогам саммита американский президент в очередной раз отметил, что ведущие страны Западного мира едины, как в поддержке Украины, так и в необходимости сохранения действующих санкций в отношении России. Обама по-прежнему утверждал, что российские вооруженные силы остаются и действуют на востоке Украина, угрожая безопасности и территориальной целостности этой страны. Поэтому США готовы расширить политику санкций. Президент США сообщил, что дискуссии об ужесточении санкций в отношении России идут на «техническом», а не на «политическом» уровне. «Мы должны быть готовы к принятию политических решений», — сказал американский президент. «Техническая стадия» означает определение возможных санкционных мер. Это прямая подготовка нового этапа санкций.

Каковы условия продолжения санкционной политики? Обама полагает, что давление на Россию необходимо продолжить, чтобы она выполнила условия Минских соглашений. В тексте итогового коммюнике определено, что снятие нынешних действующих санкций в отношении России возможно только после того, как будут полностью выполнены Минские договоренности. Что касается ужесточения санкций, то в коммюнике указано, что оно последует в случае ухудшения обстановки на Украине, т. е. срыва Минских договоренностей.

Таким образом, саммит в Эльмау определил, что Россия должна принимать Минские договоренности так, как их трактует Киев после принятия 17 марта 2015 года постановления о «временно оккупированных территориях».

Решение саммита в Эльмау по привязке политики санкций к выполнению Минского процесса продемонстрировало, что Западу удалось свести на нет стратегию Кремля по «повышению ставок» в случае с Минском-1 и Минском-2. Дело выглядело следующим образом. Киев отказался выполнять Минск-1. За этим последовал виток военных действий с выходом на Минск-2. Условия Минска-2 были более жесткими для Киева, чем Минска-1. Минск-1 и Минск-2 в своей последовательности демонстрировали, что с каждым новым туром договоренностей условия для Киева будут ухудшаться. Это внушало политический оптимизм до того, как саммит G7 в Эльмау подтвердил четкую позицию США и их союзников: коррекции в Минском процессе возможны, но только не в пользу России. Правда, «семерка» в Эльмау настаивала на том, чтобы Украина также выполняла принятые на себя обязательства по Минским соглашениям. Однако какого-либо давления со стороны США и их союзников на Киев в случае нарушения Минских договоренностей не просматривается.

Более того, саммит в Эльмау продемонстрировал, что США и ЕС, фактически, поощряют Киев на срыв Минских договоренностей так, как их понимает Москва. Если Минский процесс не идет в заданных Киевом параметрах, то США и ЕС заранее сообщили в Эльмау, что наказывать за это новыми санкциями они намерены именно Москву.

К началу лета ситуация складывается так, что возобновление активных военных действий на востоке Украины не нужно ни одному активному участнику конфликта. Россию в этом случае обвинят в срыве Минских договоренностей и наложат новые санкции. Киевское руководство понимает, что военного решения на Донбассе пока нет. Россия блокирует возможное наступление ВСУ. При том насыщении военной техникой относительно небольшого региона наступательные действия в лоб приведут обе стороны конфликта к несопоставимым по достигнутым результатам потерям. Возможность военного решения зашла в тупик. Однако Эльмау подтвердило, что для националистического руководства в Киеве остается открытым путь ограниченных военных провокаций — постоянных террористических обстрелов. Ведь их прямой целью является мирное население, а косвенной — Кремль, поскольку провокации бьют по позициям нынешнего российского руководства. Другую возможность Киев видит в блокаде «мятежных» территорий.

С подобными частностями общая картина российских перспектив в гибридной войне выглядит пессимистически. Если Кремль намерен и далее следовать Минским договоренностям так, как он их понимает, то ему надо лишь дожидаться конца этого года, чтобы получить от США и их союзников новые санкции за невыполнение этих договоренностей. В ситуации следования Минску-2 в киевской трактовке 17 марта 2015 года Москве следует ожидать от Киева новых ультимативных требований, касающихся передачи контроля над границей. Кроме того, Украина создает новую точку напряженности — в Приднестровье. Возобновление военных действий на Донбассе будет иметь для Москвы внешнеполитический негатив в виде санкций при сомнительном позитиве. «Вооруженные силы» ДНР и ЛНР могут лишь результативно обороняться, но не наступать на том ограниченном театре военных действий, который мы имеем. Для военной победы нужно время и необходимо, чтобы полем сражения стала вся Новороссия, т. е. речь идет о принципиально иной степени эскалации конфликта. Необходимо иметь совсем другое качественное и количественное соотношение сил с ВСУ.

В сложившихся условиях при избранной Москвой «пассивной стратегии» остается лишь надеяться на ухудшение внутриполитических позиций киевского режима из-за экономических и финансовых трудностей и из-за трений по этой причине внутри правительственной коалиции националистов. Расчет может ставиться на возможные внеочередные парламентские выборы на Украине осенью этого года.

Что касается режима санкций и Минского процесса, то саммит G7 в Эльмау в очередной раз продемонстрировал несостоятельность российских ожиданий раскола в ЕС по вопросу о санкциях. Крым не забыли и рассматривают его как актуальный повод для санкций. Выполнение Минских договоренностей не является гарантией снятия санкций. При этом у европейцев возникает соблазн и дальше продавливать вопрос, добиваясь новых уступок без срыва в военную эскалацию конфликта. Международная поддержка РФ снижается. Единственным достижением в отношении «особой позиции» европейцев, продемонстрированным в Эльмау, пока остается то, что канцлер Германии Ангела Меркель использовала «менее резкую риторику» в адрес России. Но это несущественно. Саммит в Эльмау стал демонстрацией единства Запада в отношении России перед июньским саммитом ЕС, на котором, как теперь понятно, будет принято решение по продлению на полгода самых болезненных для России экономических и финансовых санкций.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/06/10/sammit-g7-v-elmau-i-ego-znachenie-dlya-rossii-analiticheskiy-obzor
Опубликовано 10 июня 2015 в 17:34
Все новости

09.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами