• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

The Independent: ИГИЛ побеждает из-за эгоизма США

В Пентагоне подсчитали территориальные потери Исламского государства (ИГ или ИГИЛ) с августа 2014 года. Согласно карте, опубликованной на сайте американского министерства обороны, ИГ за восемь месяцев потеряла контроль над 25% территорий. Получившая широкое распространение карта должна была проиллюстрировать потери самопровозглашенного халифата, но на деле наглядно показала лишь одно — Запад зачастую выдает желаемое за действительное. Такое мнение озвучил известный британский журналист Патрик Кекберн на страницах The Independent.

К несчастью для Пентагона, ничто не ускользает от острого взора американских журналистов, пишет Кекберн. Вскоре после публикации они заметили что-то неладное: на карте были отмечены утерянные территории вокруг Багдада, но почему-то не были обозначены локации вокруг Дамаска в западной части Сирии, где боевики ИГ успешно продвигались вперед.

Автор отмечает, что Пентагон выказал определенное смущение по поводу хитроумно составленной карты, но ему в значительной степени удалось достигнуть цели и убедить людей, что ИГ отступает. «Многие мировые СМИ опубликовали карту в доказательство того, что авиаудары со стороны США и союзников по позициям боевиков и для поддержки иракской армии и курдских сил в Ираке и Сирии оказались успешными. Захват Тикрита в результате месячной осады преподносится в качестве дополнительного довода в пользу версии о восставшем иракском государстве, которое в один прекрасный день в совсем недалеком будущем вернет Мосул на севере, а также западную провинцию Анбар».

«Утешительные новости, но насколько они правдивы»? — полон скепсиса автор публикации.

Дело в том, пишет Кекберн, что утрата или сохранение территорий — не самый лучший показатель реальной силы, так как ИГ использует квазипартизанскую тактику. Хорошая новость с точки зрения Багдада в том, что ему удалось вернуть маленький Тикрит. Однако город был отбит силами 20 000 бойцов шиитской милиции, а не иракской армии, которая задействовала в операции всего лишь порядка 3000 солдат. Глава Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Мартин Демпси заявил, что для удержания Тикрита ИГ предоставило всего-навсего несколько сотен бойцов. Таким образом, захват Тикрита не показателен, «это не был бой насмерть», — рассуждает автор статьи.

За успехом в Тикрите, о котором протрубили повсеместно, должно было последовать наступление иракской армии вглубь провинции Анбар и, возможно, через некоторое время — нападение на Мосул. Но незадолго до начала операции, боевики ИГ атаковали крупнейший в Ираке нефтеперерабатывающий завод в Бейджи, а также столицу провинции Анбар город Рамади, чем доказали свою способность к атакующим действиям. По состоянию на прошлый четверг боевики ИГ захватили большую часть нефтяных месторождений, общая площадь которых составляет 36 квадратных километров. Лишь несколько десятков бойцов иракской федеральной полиции и солдат удерживаются на боевых постах. Все они, по свидетельству одного из полицейских, думают о самоубийстве, поскольку страдают от голода и отсутствия боеприпасов. «Мы не в состоянии противостоять атакам террористов-смертников, снайперов, ракетным ударам», — цитирует полицейского Кекберн.

Таким образом, из последнего раунда борьбы вытекает следующее: ИГ сохраняет свою наступательную мощь по большому периметру, а иракская армия сильно зависит от действий небольшого количества элитных подразделений, считает Патрик Кекберн. «Один источник в Багдаде сообщил мне, что численность профпригодных для проведения боевых операций специалистов — пять бригад, или около 15 000 человек. Согласно другим официальным данным, их и того меньше — 5000 человек из так называемой „золотой бригады“ — спецподразделения Министерства внутренних дел, а также подразделения, известного под названием „Скорпионы“. Эти небольшие, но очень эффективные боевые подразделения могут успешно противостоять атакам противника, но сил регулярной армии не хватает, чтобы закрепить успех», — говорится в публикации.

В свете того, что ИГ захватила большую часть северного и западного Ирака, ключевой вопрос сегодня — сможет ли иракская армия прийти в себя и восстановиться после череды сокрушительных поражений, рассуждает Кекберн. «Судя по недавнему витку противостояния, этого не происходит, и неудачи здесь имеют серьезные политические последствия для Ирака и региона в целом. Это означает, что регулярная армия не в состоянии оттеснить силы ИГ из наиболее важных бастионов. Как результат — ради усиления армии правительство Багдада готово в эти выходные отправить в суннитскую провинцию Анбар шиитских милиционеров», — пишет он, подчеркивая, что солдаты находятся под огромным давлением и сражаются на грани сил и человеческих возможностей.

Продвижение шиитских милиционеров в сторону западного суннитского Ирака, организованное и частично управляемое иранскими офицерами, создает дилемму для США. Американцы настаивали, чтобы милиция находилась под военным контролем Багдада, хотя на поверку все совсем не так. Вашингтон надеялся на повторение в миниатюре своего успеха в борьбе с джихадистами в 2006—2008 годах, когда он использовал силы настроенных против Аль-Каиды племен и сообществ. Повторить этот сценарий в современных условиях практически невозможно по той простой причине, что в Ираке больше нет 150 000 американских войск, ИГ доказал, что уничтожит любого, кто встанет на пути, а страх и ненависть между суннитами и шиитами глубже и сильнее, чем когда-либо. 90 000 суннитских беженцев, бежавших из Рамади в Багдад, не могли пробраться в столицу из-за подозрений в шпионаже. Их судьба — мрачная иллюстрация того, что Ирака как единого государства больше не существует.

Провалы США и союзников в попытках сокрушить ИГ за последние 10 месяцев обусловлены во многом военно-политической дилеммой, считает журналист. То, что представляется разумным с точки зрения военной, неприемлемо по политическим соображениям, и наоборот. Самой мощной военной силой, противопоставленной ИГ в Ираке, выступают поддерживаемые Ираном милиционеры-шииты. Однако США необходимо ограничить влияние Ирана в Ираке, что означает, что Вашингтон не хочет оказывать ополченцам поддержку с воздуха.

В Сирии похожая ситуация. Сирийская армия, будучи самой мощной военной силой в стране, которая противостоит ИГ, не получает тактической помощи с воздуха в боях против ИГ и аффилированной с Аль-Каидой структурой Джебхат ан-Нусра, потому что для США приоритетом остается свержение президента Башара Асада. Как результат — ИГ избегает серьезного военного давления в Сирии, а Абу Бакр аль-Багдади недавно отдал приказ о перемещении бойцов из Алеппо в Ирак.

Что касается мощи ИГ и других группировок вроде Аль-Каиды, то тут не только зарубежным державам свойственно выдавать желаемое за действительное. Сами власти Багдада склонны больше верить в собственную пропаганду или же выставлять себя жертвами заговора. Прошлым летом шиитские лидеры в Багдаде убедили себя, что стали жертвами заговора курдов с ИГ. Каким же шоком для них стало, когда в августе прошлого года уже курды стали жертвами военных атак ИГ. «На прошлой неделе министр внутренних дел Муххамед Салем аль-Габбан собрал в Багдаде журналистов… чтобы взвалить на них вину за создание благоприятных условий для успешных действий ИГ», — пишет Кекберн.

Недостоверная карта Пентагона показывает всю глубину ложного оптимизма, который доминирует в мыслях и действиях внешних сил в Ираке, Сирии и остальной части Ближнего Востока, заключает британский журналист.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/05/04/the-independent-igil-pobezhdaet-iz-za-egoizma-ssha
Опубликовано 4 мая 2015 в 15:42
The Independent
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами