• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Иран — Саудовская Аравия: ассиметричная война в самом разгаре

Прошел месяц с начала воздушных ударов по Йемену. Фото: interfax.ru

Спустя месяц с начала воздушных ударов коалиции арабских стран по Йемену Ближний Восток очутился на грани крупномасштабной войны. 28 апреля ударная авиация возглавляемой Саудовской Аравией коалиции вывела из строя взлётно-посадочную полосу в столичном аэропорту Йемена Эль-Рахаба, тем самым не позволив приземлиться иранскому лайнеру А310. До этого пилот самолёта проигнорировал требование двух саудовских истребителей F-15 покинуть воздушное пространство Йемена.

Эксперты расценили инцидент в качестве серьёзного повода к прямому военному столкновению двух крупнейших государств Персидского залива, олицетворяющих собой шиитский и суннитский центры региона. Саудовская Аравия и её партнёры подозревают Иран в поставках оружия шиитам-повстанцам Йемена. Бойцы движения «Ансар Алла» (хуситы) до последнего времени не испытывали дефицита в средствах ведения военных действий. Но, по всей видимости, уже несколько месяцев интенсивных столкновений с противостоящими группировками, множество попыток установить полный контроль над южной столицей Йемена Аденом и удары аравийской коалиции по позициям и инфраструктуре хуситов постепенно дают о себе знать. Ресурсы йеменских мятежников для ведения успешных наземных операций если и не на исходе, то заметно уменьшились.

При отсутствии решения полномочного в таких вопросах международного органа — Совета Безопасности ООН, и с молчаливого согласия США саудовцы фактически пытаются установить запретную для Ирана воздушную зону над Йеменом и заблокировать доступ иранских морских судов к йеменскому берегу. Налицо планы изолировать Иран в регионе, чего суннитские державы Ближнего Востока и США в своё время безуспешно добивались в Сирии. Непосредственной границы у Ирана с Йеменом, как и с Сирией, нет. Отсюда крайняя затруднённость проецирования Ираном своего влияния на эти страны. Подобных объективных трудностей иранцы лишены в Ираке, где они пользуются широким оперативным простором действий против «Исламского государства».

Саудовской Аравии и Ирану 28 апреля и в последующие дни удалось воздержаться от сползания к военной эскалации. Во многом это стало уступкой иранской стороны, которая в нынешней ситуации не может позволить себе войну с саудовцами, за которыми сразу выстроится длинная очередь союзников. У Эр-Рияда в военно-политическом запаснике соглашения о взаимной помощи и гарантиях безопасности с США, Турцией, Египтом и Пакистаном. Ничем подобным Тегеран отметиться не может, и ему остаётся полагаться только на собственные вооружённые силы.

Саудовцы выбрали момент для начала военно-воздушной кампании в Йемене далеко не случайно. Первые удары по шиитским целям в беднейшей стране Аравийского полуострова последовали 26 марта, когда переговоры по ядерной программе Тегерана достигли своей кульминации. В итоге 2 апреля в Лозанне было достигнуто рамочное соглашение, ознакомление с которым наводит на мысль, что и в этот раз иранцы больше уступили, чем смогли приобрести. Вовсе не исключено, что старт ракетно-бомбовых ударов арабских стран по Йемену был скоординирован с американской стороной и синхронизирован с её повесткой противостояния с Ираном. Как результат, иранским переговорщикам в Лозанне «намекнули», что дальнейшая проволочка в дипломатическом процессе может обернуться полномасштабной войной в регионе.

Атака арабской коалиции на единоверцев Ирана в Йемене ещё несколько лет назад не осталась бы без симметричного ответа иранцев в той же Саудовской Аравии. Как известно, у крупнейшей монархии Персидского залива своя «неспокойная» шиитская община. Это до 15% от всего 30-миллионного населения Королевства, компактно сосредоточенные в районах Катиф, Аль-Ахса и Аль-Авамия Восточной провинции страны.

Логичным шагом Тегерана стало бы открытие в Саудовской Аравии внутреннего фронта. Однако ничего подобного пока не произошло. Шиитская община Королевства демонстрирует индифферентность к происходящим на сопредельных территориях событиям. Не поступало даже сведений о массовых демонстрациях в указанных выше саудовских районах, не говоря уже о неких сигналах готовности тамошнего населения к борьбе с властями.

Создаётся впечатление, что Иран или затаился, выжидая удобный случай, чтобы заявить о себе в южной части Йемена, или решил призвать хуситов ограничиться их нынешними приобретениями в охваченной гражданской войной стране. Хуситы полностью контролируют йеменскую столицу Сану, по заявлениям их командования — до 90% городской черты Адена. С осени 2014 года они овладели стратегическим портом Ходейда на Красном море. Западные регионы страны, а также часть пограничных с Саудовской Аравией северных провинций — под их эффективным контролем. Этого в Тегеране могли посчитать вполне достаточным, ибо иранское военное и политическое руководство славится своей прагматичностью. Заявления высших представителей армии и Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Ирана при этом не должны вводить в заблуждение. Командующий КСИР Мохаммад Али Джафари высказался за предпринятие Ираном жёстких шагов против арабской коалиции в Йемене. Пришло время для «бескомпромиссной реакции», заявил бригадный генерал Джафари. Начальник генштаба Ирана Хасан Фирузабади призвал сурово покарать саудовцев. Впрочем, воинственная риторика иранцев определяется, пожалуй, соображениями поддержания высокого морального духа среди шиитов Ближнего Востока, нежели реальной готовностью вступить в открытую схватку с саудовцами и их союзниками.

Кризис вокруг Йемена постепенно получает контуры жёсткого, но контролируемого противостояния между Ираном и Саудовской Аравией. Тегеран немного отступил и на дипломатических площадках продолжающихся ядерных переговоров, и непосредственно на йеменском военно-политическом фронте. Между тем, «слабинку» в воздушном пространстве Йемена 28 апреля, через считанные часы после инцидента, Тегеран компенсировал очередной демонстрацией своих возможностей в акватории Ормузского пролива. Здесь корабли КСИР задержали и отконвоировали в порт Бендер-Аббас торговое судно, шедшее под флагом Маршалловых островов. Это небольшое тихоокеанское государство находится в ассоциации с США, что налагает на них обязанность предпринять некие шаги для разрешения этого «миникризиса». Как пытаются убедить стороннего наблюдателя вашингтонские аналитики, и на этот раз, якобы, иранцы оказались в роли уступившей стороны. Они незамедлительно ретировались из Ормузского пролива, после того, как туда вошёл американский эсминец Farragut и три корабля береговой охраны из состава 5-го оперативного флота США. Но арестованный иранцами контейнеровоз MV Maersk Tigris до сих пор стоит у причала в Бендер-Аббасе, и это у американцев должна «болеть голова» над приемлемым для них разрешением ситуации.

Объективный расклад сил на Ближнем Востоке, в зоне Персидского залива не в пользу развёртывания Ираном симметричных ответов на действия своих региональных оппонентов. Но геополитической асимметрией в Тегеране за последние годы научились владеть практически виртуозно. Поэтому на каждый непропущенный аравийцами в Йемен иранский самолёт или корабль Тегеран намерен давать ухишренный ответ. А выступление саудовских шиитов может и подождать своего благоприятного часа…

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/05/03/iran-saudovskaya-araviya-assimetrichnaya-voyna-v-samom-razgare
Опубликовано 3 мая 2015 в 16:45
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами