• USD 63.89 +0.07
  • EUR 68.59 -0.06
  • BRENT 54.06

Провал «Минска-2»: Запад требует полной капитуляции России в украинском конфликте?

Барак Обама и Ангела Меркель. Иллюстрация: Newsnetz.ch.

С 12 февраля 2015 года мирный процесс на Донбассе, согласно «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений», из 13-ти пунктов этого соглашения успешно прошел только: пункт 1-й (незамедлительное и всеобъемлющее прекращение огня), пункт 2-й (отвод всех вооружений обеими сторонами), пункт 3-й (обеспечение эффективного мониторинга и верификации режима прекращения огня и отвода тяжелого вооружения со стороны ОБСЕ) и пункт 6-й (обеспечение освобождения и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех»). И вот процесс мирного урегулирования на Донбассе 17 марта споткнулся на пункте 4-м — начать диалог о модальностях проведения местных выборов в соответствии с украинским законодательством и Законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», а также о будущем режиме этих районов на основании указанного закона. Согласно пункта 4-го «Комплекса мер», Верховная Рада Украины должна была принять постановление с указанием территории, на которую распространяется особый режим в соответствии с Законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» на основе линии, установленной в Минском меморандуме от 19 сентября 2014 года (т. е. без Дебальцево). Это и было проделано Верховной радой по предложению президента Порошенко так, что внесенные произвольные коррекции Киева обнулили Минские договоренности.

Далее все-таки попутно следует признать, что, на самом деле: по пункту 1-му — «незамедлительного и всеобъемлющего прекращения огня» вовсе не произошло, по пункту 2-му — обе стороны конфликта регулярно обвиняют друг друга в нарушении отвода тяжелых вооружений от линии фронта, по пункту 3-му — само ОБСЕ призналось, что «эффективного мониторинга и верификации режима прекращения огня» не получилось, поскольку сами обстрелы с завидной регулярностью по всей линии фронта все еще продолжаются. Тут сама канцлер Германии Ангела Меркель признала, что Минские договоренности не соблюдается в соответствии со всеми стандартами ОБСЕ. Однако условия игры вокруг Минска-2 были таковы, что обе стороны, участвующие в конфликте и державы-гаранты — Франция, Германия и Россия до начала прошлой недели признавали, что Минские соглашения, пусть с нарушением по сроку и содержанию, но все-таки выполняются.

Относительно, же пункта 4-го — «диалога о модальностях» после происшествия в Верховной раде 17 марта у сторон возникли прямо противоположные оценки. Лидеры ДНР и ЛНР сейчас полагают, что Украина принятием 17 марта постановления о «временно оккупированных территориях» Донбасса нарушила ход Минских договоренностей и сделала невозможным их выполнение. Вслед за этим 21 марта министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в интервью одной из программ телеканала «Россия-1» признал, что он обратился с официальными посланиями к министрам иностранных дел Германии и Франции в связи с нарушением Киевом пункта 4-го Минских договоренностей. Однако, что характерно, в тот же день, т. е. 21 марта, российский МИД выступил с официальным заявлением по поводу нарушений Киевом Минских соглашений, но только в пункте отвода тяжелых вооружений от линии фронта. Подобная двойственность явно знаменует очевидное затруднение, с которым столкнулась российская дипломатия в части выполнения минских договоренностей украинской стороной. При этом затруднение стараются не выводить публично из желания все-таки договориться. Здесь главной проблемой для Москвы остается то, что в Берлине и Париже в упор не видят нарушений минских договоренностей Киевом. Произвольное толкование и исправление Киевом их просто не замечаются гарантами этого соглашения. В итоге российская дипломатия и лично президент Владимир Путин столкнулись со стороны своих «партнеров» по Минску-2 с худшим примером дипломатического шулерства. Впрочем, последнее можно толковать и как ответное действие в гибридной войне без правил вокруг Украины. Пренебрежение канонами классической дипломатии, предполагающей выдвижение точно сформулированных ультиматумов, после которых в случае их невыполнения следуют четко определенные действия, привело в случае с казусом вокруг пункта 4-го Минских соглашений к эрозии дипломатической практики как таковой. Похоже, канцлер Германии Ангела Меркель в данном «пунктике» «отыгралась» президенту Владимиру Путину за многочасовые бдения в ночь с 11 на 12 февраля 2015 года в Минске. Здесь будет уместно вспомнить, что внезапное изменение на прошлой неделе линии президента Порошенко по выполнению минских договоренностей случилось после его визита в Берлин.

Парламент Украины 17 марта 2015 года принял три законодательных акта, связанных с Минском-2: поправки к закону об особом статусе Донбасса, постановление о признании части Донбасса оккупированной территорией и описание разграничительной линии. В соответствии с постановлением, населенные пункты Донецкой и Луганской областей, на которые распространяется особый порядок местного самоуправления, были признаны временно оккупированными территориями до момента выведения всех незаконных вооруженных формирований, их военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины и полного восстановления контроля над государственной границей Украины. Киев выдвинул Донбассу собственное условие, не согласованное в Минске-2 — особый статус ему будет предоставлен только после проведения местных выборов по законам Украины по формуле вечером выборы, а утром — особое самоуправление. Лидер фракции «Блока Петра Порошенко» в Верховной раде Юрий Луценко так разъяснил смысл поправок: «Местные выборы здесь [на Донбассе] могут пройти только тогда, когда на этих территориях будут установлены украинские флаги, возобновлены украинские патрули и украинский закон».

В принципе, можно констатировать, что президент Порошенко 17 марта 2015 года вновь вернулся к своему «мирному плану» от 20 июня 2014 года, в котором речь шла о выводе с Донбасса ополчения, его разоружении и восстановлении контроля украинской стороны над границей, как первых шагов в процессе мирного урегулирования. И тогда, и сейчас повстанцам ДНР и ЛНР предлагается почетная капитуляция с возможностью их отступления в Россию. Июньский план Порошенко также предлагал проведение выборов на территории Донбасса после восстановления украинского контроля с последующей «децентрализацией» в регионе.

Из происшедшего 17 марта надо уяснить одно существенное обстоятельство: Верховная рада в ее нынешнем националистическом составе ни при каких обстоятельствах не признает «особый статус», т. е. автономии за мятежным регионом, а понесенные поражения силами украинского АТО не имели масштабы военных катастроф, которые бы позволили бы лидерам повстанцев диктовать свою волю Киеву.

После 17 марта в Киеве внезапно вспомнили, что Минские соглашения от Украины подписывал некто Леонид Кучма, не являющийся официальным представителем украинской власти и не имеющим права подписывать от имени Украины международные документы. Поэтому Минские соглашения для Украины не являются международным документом и выполнение их для Киева вроде как не обязательно. Минск-2 в подобной трактовке являются простым ориентиром, пожеланием для Киева. При этих условиях внесение собственных модификаций оправдано.

Сразу же после случившегося глава ДНР Александр Захарченко заявил, что постановление Верховной рады Украины о статусе отдельных районов Донбасса должно быть согласовано с представителями самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик. Действительно, пункт 4-й «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений» содержит норму «начать диалог о модальностях проведения местных выборов». Однако прямо в тексте соглашений не указывается, с кем вести этот самый диалог. Ведь прошедшие дебаты в Верховной раде по этим самым «модальностям» также можно расценить, как диалог. Простая словесная закорючка позволяет «партнерам» Кремля утверждать, что Минские договоренности в пункте 4-м все-таки соблюдаются Украиной, или, по крайней мере, представители Германии и Франции могут утверждать, что они не видят проблемы с их имплементацией в предложенной Киевом редакции.

Российский МИД на прошлой неделе отметил, что Киев полностью проигнорировал положения «Комплекса мер по выполнению минских соглашений» в том, что «модальности» проведения местных выборов, как и будущий статус отдельных районов Донецкой и Луганской областей, должны быть предметом диалога с представителями Донбасса. На это указания о срыве минских договоренностей гаранты минских соглашений — Париж и Берлин — ответили молчанием. Конечно, провал Минска-2 в нынешнем исполнении — это еще не «дипломатическая Цусима» для России, но очевидное свидетельство провала российского МИДа. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что последние решения Верховной рады не способствуют выполнению Минских договоренностей. Это достаточно мягкое определение. У российского дипломатического ведомства остается совсем немного времени, чтобы урегулировать «пункт разногласий» в Минских договоренностях с Берлином. Пока очевидно, что «честным немецкий маклер» в очередной раз обманул нашего очередного «Горчакова».

Далее самое существенное в текущем политическом процессе — это то, что экономические и финансовые санкции ЕС на прошлой неделе в четверг 19 марта на саммите Евросоюза были привязаны к выполнению Россией Минских договоренностей. Отметим, что к этому моменту Минские договоренности были произвольно и кардинально модифицированы Киевом. Накануне саммита уже после решения в Верховной раде 17 марта канцлер Германии Ангела Меркель подтвердила готовность ЕС ввести новые санкции против России в случае срыва выполнения Минских соглашений, надо понимать, изложенные в новой редакции Киева.

На саммите Евросоюза в Брюсселе, который состоялся в четверг и пятницу 18−19 марта, обсуждался вопрос о продлении европейских санкций в отношении России еще на полгода. Речь идет о наиболее жестких санкциях в области энергетики, финансов и обороны, срок которых истекает в июле. Из-за позиции стран-членов, выступающих против санкций, речь шла не об ужесточении, а, как минимум, о продлении санкций с июля до конца этого года. Накануне в ходе предварительной перед саммитом встречи министры иностранных дел стран ЕС в Брюсселе практически не скрывали существующих между ними разногласий по вопросу о санкциях.

Противники санкций, а это 7 государств-членов, к тому времени избрали тактику не принимать решения по санкциям сейчас в марте, а подождать до конца июня. Подобная проволочка в принятии решения могла привести к тому, что после того, как на следующем июньском саммите ЕС решения по продлению санкций принято не будет, санкции автоматически прекратятся. Однако подобный ход был блокирован на саммите, на котором решили, что экономические санкции ЕС в отношении России будут действовать до тех пор, пока не будут выполнены все условия Минских соглашений о прекращении военного конфликта на востоке Украины. Об этом заявил в Брюсселе после саммита глава Европейского совета Дональд Туск — ярый сторонник ужесточения санкций против России. Лидеры стран Евросоюза решили оставить в силе антироссийские санкции до того момента, пока Минские мирные соглашения не будут выполнены, что подчеркивалось, в полном объеме, при необходимости — до конца 2015 года. Таким образом, июльские временные рамки были преодолены. Принятое решение стало компромиссом между сторонниками немедленного продления санкций против РФ, истекающих в июле, и теми, кто хотел подождать несколько месяцев, понаблюдав за выполнением Минских договоренностей. Отмена санкций была увязана с полной реализацией Минских соглашений, и это стало частичной победой сторонников жесткой линии по вопросу о санкциях в ЕС. Правда, глава Европейского совета Дональд Туск признал, что странам Евросоюза становится все сложнее сохранять единую позицию по вопросу санкций, введенных против России в связи с ее действиями на Украине. Однако здесь следует признать, что мираж Минска-2 парализовал на саммите сторонников отмены санкций против России.

В итоге ЕС принял четкие политические обязательства — сохранять санкции, пока не будут выполнены Минские договоренности. Однако именно эти Минские договоренности до саммита произвольно подправил Киев. Теоретически новая формула санкций дает ЕС инструмент для того, чтобы наказать или поощрить Россию в конце 2015 года, когда исполнится крайний срок выполнения условий второго Минского соглашения. Сделано это было после того, как Минск-2 потерпел очевидный крах.

Президент США Барак Обама и канцлер Германии Ангела Меркель в ходе телефонного разговора договорились не ослаблять уже принятые против России санкции. Об этом сообщила пресс-служба Белого Дома. «Они подтвердили свою договоренность, что ослабления санкций, наложенных на Россию, не будет, пока она не выполнит все свои минские обязательства», — говорится в сообщении. Таким образом, США согласились с привязкой европейских санкций к произвольно модифицированному Киевом Минску-2.

В целом, судя и по позиции британского МИДа, высказанной перед саммитом ЕС главой внешнеполитического ведомства Филиппом Хэммондом, подобное решение ЕС в сложившихся условиях вполне устраивает США. На Евросоюз, по сведениям Financial Times, перед саммитом оказывали активное давление Соединенные Штаты, призывающие европейцев продемонстрировать в вопросе о санкциях «трансатлантическое единство». Для американцев главное в вопросе санкционного давления на Россию — это сохранение единства Запада. 16 марта официальный представитель госдепартамента США Джен Псаки сообщила, что американские санкции, введенные против России после воссоединения с Крымом, будут оставаться в силе до тех пор, пока полуостров не вернется обратно в состав Украины. Она сообщила, что Вашингтон по-прежнему считает полуостров частью территории Украины. Американцы в качестве цели санкций указывают сейчас Крым, европейцы — выполнение Минских договоренностей. Таковы пока непринципиальные различия в санкционной политике США и ЕС.

Что произойдет дальше? В минувшие выходные в интервью телеканалу «Интер» президент Порошенко пообещал, что «временно оккупированные территории» Украина будет возвращать дипломатическими методами, чтобы избежать десятков тысяч жертв. Следовательно, президент Украины пообещал, что военные действия не будут возобновлены. Блокирование Минских соглашений по подобному сценарию будет означать, что ДНР и ЛНР превращаются в аналог Приднестровья. Однако возросшая частота обстрелов и накопление сил АТО у линии фронта может означать и то, что в ближайшее время последует очередная эскалация военного конфликта. При этом при любом варианте событий возобновление военных действий будет приписано Западом ополченцам ЛНР и ДНР. Их и Россию объявят виновниками срыва Минских договоренностей. Далее наступательные операции ополчения будут блокироваться угрозой наложения на Россию новых санкций. Об этом Россию потрудились заранее предупредить и из Вашингтона, и из Брюсселя, и из Берлина. Возможная потеря Мариуполя, выход ополчения к Крыму и Днепру сделают положение националистического правительства и АТО окончательно катастрофическим, что позволит диктовать Киеву совсем другие условия мирного урегулирования в Новороссии. Однако и ответные меры Запада в этом случае в виде новых санкций сделают невозможным существование России в рамках нынешней парадигмы развития.

Реакция России на принятый Верховной Радой закон об особом статусе Донбасса демонстрирует, что Москва и Киев с его западными сюзеренами по-разному понимают Минские соглашения. Для Запада главное в Минске-2 — это территориальная целостность Украины, для России — замораживание статус-кво и сохранение донецкой автономии в составе Украины. Если эскалации военных действий не произойдет, то ожидать новых санкций не следует, но мало шансов и для того, что уже действующие санкции будут отменены. Существуют серьезные опасения, что возникший политический тупик, в конце концов, станет основанием для возобновления вооруженного конфликта. Игра вокруг Минска-2 теперь сводится к выбору между продолжением войны до тех пор, пока Киев не восстановит полный контроль над мятежными районами, и новыми переговорами. В последнем случае вариант затягивания конфликта уже был предложен Вашингтоном благодаря посредничеству Варшавы. 16 марта 2015 года глава внешнеполитического ведомства Польши Гжегож Схетына в интервью изданию Rzeczpospolita предложил от Нормандского вернуться к Женевскому формату переговоров по Украине, т. е. поляки высказались за участие в урегулировании американцев и европейцев из Брюсселя — без лидеров Германии и Франции. Новый тур дипломатических переговоров в формате Женевы будет означать простое затягивание конфликта с целью истощения нравственных и прочих сил России. Но даже, если переговоры в формате «новой Женевы» начнутся по-настоящему и всерьез, то будет очень трудно договориться о степени автономии для областей. Поэтому эта «игра» без решительной победы ДНР и ЛНР над силами АТО обречена на неудачу. Сама же решительная победа требует от России крайних мер и ощутимых жертв.

Пока что привязка на минувшем саммите ЕС санкций к выполнению Россией Минских договоренностей означает, что санкции будут сняты только в случае капитуляции России на Донбассе. В итоге Минск-2 оказался не средством для мирного урегулирования конфликта, а дипломатической ловушкой — предлогом для предстоящего ужесточения санкций Запада против России. Мирное урегулирование пока не удалось. США, Германия и ЕС по-прежнему требуют полной капитуляции России в украинском конфликте.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/03/26/proval-minska-2-zapad-trebuet-polnoy-kapitulyacii-rossii-v-ukrainskom-konflikte
Опубликовано 26 марта 2015 в 09:49
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами