• USD 63.61 -0.26
  • EUR 68.23 -0.20
  • BRENT 54.08 +0.28%

Между войной и дефолтом: почему у Киева нет альтернативы Минским соглашениям

С начала марта 2015 года сохраняющуюся ситуацию на юго-востоке Украины можно охарактеризовать, как неустойчивое перемирие. Подписанные в Минске договоренности стали, по мнению антироссийских кругов на Западе и непримиримых в самой Украине, капитуляцией и согласием на кремлевскую модель будущего устройства страны. Минскими соглашениями недовольны и патриотические круги в России и в Новороссии. Эти обстоятельства свидетельствуют о компромиссном характере Минска-2. В ситуации, когда перед Минском и в самом Минске ставки были слишком подняты, цель-максимум России на переговорах — определить для перемирия альтернативный первому Минскому соглашению формат, оказалась не выполнена.

Вынужденный характер компромисса и рождает известную неопределенность относительно будущего минских соглашений. Весы между миром и войной колеблются, но, как нам представляется, теперь больше в сторону мира, под которым следует понимать замораживание конфликта в существующих рамках. Отложенный конфликт предстоит все равно решать, но где-то там в будущем, а не сейчас. А пока вместо неустойчивого перемирия обоим сторонам конфликта нужен более устойчивый временный мир для обретения новых перспектив.

В течение всей прошедшей недели звучали противоречивые заявления представителей ОБСЕ, Украины, России, Германии и др. о выполнении второго пункта минских соглашений — отводе на согласованные расстояния тяжелых вооружений от линии фронта. Заинтересованные стороны согласны пока в одном очевидном — четко определенные сроки по датам, а в этом и заключаются достоинства Минска-2, не выполняются. О практических результатах — выполнении или невыполении из разных уст звучали совершенно различные оценки. Миссия ОБСЕ по мониторингу конфликта в начале прошлой недели подтвердила передвижение тяжелого вооружения сторонами, отметив при этом, что заявлять о полном отводе техники нельзя. Верховный представитель ЕС Федерика Могерини отметила ситуацию с отводом вооружений фразой: «Наша оценка ситуации ни позитивная, ни негативная», обратив внимание на то, что отвод тяжелого вооружения от контактной линии между украинскими войсками и повстанцами не может быть отслежен в полной мере. Подобного рода позиция означала, что европейцев вполне устраивает происходящее, но окончательные оценки выполнения второго пункта Минских соглашений должны все-таки давать основные участники конфликта, от которых и зависит продолжение перемирия.

2 марта 2015 года министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в Женев заявил, что был достигнут ощутимый прогресс в осуществлении мер, согласованных в Минске в прошлом месяце, и что прекращение огня между украинскими силами и ополчением «консолидируется». Спустя неделю, 9 марта, президент Украины Петр Порошенко в интервью украинскому Первому национальному телеканалу признал, что «пророссийские сепаратисты» на востоке страны отвели «значительную часть» своих тяжелых вооружений, как того требуют февральские минские договоренности. Порошенко сообщил, что и правительственные силы отвели «львиную долю» тяжелой артиллерии и ракетных систем. Подобного рода признания демонстрируют, что стороны конфликта видят выполнение второго пункта Минских соглашений об отводе вооружений и согласны переходить к следующему. На данный момент Минские соглашения, пусть первым пунктом частично, а вторым — в неполной мере, но работают. При известном условном согласии сторон можно идти дальше. На повестке дня — трудные решения в Верховной раде Украины по признанию повстанцев. А пока Украина пытается продвинуть вопрос о приглашении международных миротворческих сил под эгидой ООН и ЕС в Донбасс. Президент Украины Петр Порошенко подписал указ об обращении к ООН и Евросоюзу с просьбой ввести миротворцев на Украину. Переговоры по миротворцам могут длиться сколько угодно долго. Подобное предложение — это не реальное средство замирения, а инструмент давления на Россию. Несмотря на это обстоятельство, последние заявления президента Украины демонстрируют, что в Киеве понимают, что на настоящий момент нет альтернативы Минским соглашениям.

Возобновление военных действий может привести к быстрому краху вооруженных сил Украины. Правда, при этом руководство Украины не отказывается и от демонстративного давления на Россию в военной области. 2 марта 2015 года президент Петр Порошенко запросил Верховную Раду увеличить численность вооруженных сил Украины до 250 тыс. человек, в том числе 204 тыс. военнослужащих. Соответствующий законопроект был зарегистрирован в парламенте. Развертывание ВСУ при начале «особого периода» предполагает иметь два оперативных командования с соответствующими штабными структурами, т. е., фактически два фронта — явный намек на Крым.

В этом отношении показательно, что все дипломатические усилия сторон конфликта сосредоточились сейчас на проблеме выполнения минских соглашений. При этом взаимные требования демонстрировали заинтересованность в том, чтобы перемирие на Донбассе продолжалось.

2 марта 2015 года в Женеве состоялась встреча госсекретаря США Джона Керри и министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова. Встреча прошла в закрытом режиме в кулуарах Совета по правам человека ООН. После встречи с Лавровым Керри в очередной раз пообещал, что Запад ужесточит санкции против РФ, если договоренности, направленные на достижение мира на Донбассе, не будут выполняться. В тот же день, 2 марта, «нормандская четверка» — лидеры Украины, Франции, Германии и России обсудили прекращение огня на Донбассе и договорились о размещении наблюдателей ОБСЕ на всех точках нарушения режима прекращения огня. Для выполнения этого решения министры иностранных дел ЕС обсудили усиление специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на Украине на встрече 6 и 7 марта в Риге. Эти мероприятия призваны демонстрировать, что «нормандский формат» по разрешению конфликта на юго-востоке Украины продолжает работать.

Европейцы в отношении Российской Федерации по-прежнему демонстрируют готовность именно к дипломатическому разрешению конфликта. Министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус в Le Monde 2 марта объяснил, что «твердость» в делах с Россией вовсе не означает, что «мы объявим войну РФ». Именно при этом условии европейцы согласны демонстрировать свое единство с позициями США. Это, в частности, показала видеоконференция по ситуации на Украине президента США Барака Обамы с лидерами Великобритании, Франции, Германии и Италии, а также главы Европейской комиссии, состоявшаяся в минувший вторник 3 марта.

В этом направлении призваны идти и меры давления на Россию. 4 марта президент США демонстративно продлил на год срок действия части санкций в отношении нашей страны, введенных ранее в связи с кризисом на Украине. Аналогичное решение относительно самых тяжелых для России секторальных экономических санкций еще только предстоит принять Евросоюзу. В Вашингтоне и Берлине в январе и первой декаде февраля 2015 года убедились, что имеющиеся санкции Запада не меняют российской политики и развития событий в зоне конфликта на Украине. В имеющемся виде принятые санкции остаются формой давления на Российскую Федерацию с целью недопущения дальнейшей военной дестабилизации Украины, которая приведет, как убедились в западных столицах, к быстрому краху прозападного режима в Киеве.

8 марта председатель Европейского совета Дональд Туск в интервью газете The New York Times констатировал неготовность стран Евросоюза к введению дополнительных санкций против России. Это означает, что текущее состояние перемирия и развитие Минского процесса вполне устраивает европейцев. Вопрос о дополнительных санкциях будет поставлен лишь в случае срыва перемирия и возобновления военных действий.

В подобном же направлении работают и угрозы поставок оружия США и миссии американских военных советников на Украине. Согласно недавнего заявления посла Германии в США, президент Обама решил пока не поставлять оружие Украине. Сделал это Обама после переговоров с канцлером Германии Ангелой Меркель. Лидеры США и Германии якобы согласились «дать некоторое время дипломатическим и политическим усилиям» по преодолению конфликта. Ранее, 3 марта, министр по делам Европы в МИД Германии Михаэль Рот подтвердил, что совместная инициатива федерального канцлера Меркель и президента Олланда, направленная на достижение перемирия на Украине, пока не привела к окончательному урегулированию конфликта. Но, возможно, инициатива Меркель и Олланда является последним шансом урегулировать конфликт на Донбассе дипломатическим путем. Подобное заявление подтвердило санкцию американского президента на последние минские соглашения.

Аналогичным образом развивается сейчас и вопрос об отправке американских военных советников на Украину. На прошлой неделе стали известны некоторые подробности запланированной военной миссии США. Всего американцы планировали направить на Украину в марте-октябре 2015 года не менее 300 военнослужащих по линии сотрудничества с украинской армией. Американский военный персонал будет находиться в «Международном центре поддержания мира и безопасности» на Яворовском полигоне во Львовской области в рамках объединенной военной миссии. Ротации советников были предусмотрены на май и июль. На первом этапе планировалось подготовить по стандартам НАТО до 3-х батальонов, т. е. речь идет, фактически, об одной легкой пехотной бригаде украинских войск. На практике, один батальон американских солдат должен обучить три батальона украинской армии. Но предложенные темпы подготовки совершенно не достаточны при условиях ведения интенсивного военного конфликта на Донбассе. Но бóльшие размеры миссии военных советников невозможны, поскольку будут уже внешне напоминать посылку американских войск на Украину. Однако в предлагаемом масштабе миссия станет вполне допустима в ситуации замороженного конфликта. В целом, в случае запуска проекта он внешне станет напоминать то, что делали американцы с вооруженными силами Грузии при президенте Саакашвили до начала военного конфликта в Южной Осетии. Поэтому возможная миссия военных советников имеет больше политическое, чем военное значение. Это средство давления на Россию. В практическом виде миссия призвана втягивать Украину в НАТО путем переподготовки ее вооруженных сил по западным стандартам. Поэтому вполне понятным стало решение американцев временно заморозить программу обучения украинских солдат. Об этом решении в администрации США объявили 6 марта 2015 года. В Вашингтоне объявили, что сначала хотят понаблюдать, как будет соблюдаться режим перемирия на Донбассе.

Все эти перечисленные дипломатические и военные меры призваны стимулировать продолжение участия России в Минском процессе. Для Берлина Минский процесс значим в стратегическом плане. В Германии полагают, что эскалация конфликта на Донбассе переводит внутриукраинский конфликт, даже не в плоскость противостояния Москвы и Киева или Москвы и Вашингтона. Ставки стоят выше. На кону — будущее всего Европейского союза. Неготовность государств-членов ЕС идти на военный конфликт с Россией при продолжении и расширении военных действий на Донбассе лишь усилит нежелательные для Берлина центробежные тенденции в Европейском союзе. На прямой силовой ответ не готовы в настоящий момент ни США, ни НАТО, что еще более ослабляет позиции европейских унионистов. Пока ни в Берлине, ни в Брюсселе не нашлось убедительного ответа на вопрос, как и чем может ответить Европа на военный российский вызов, случись он. Сейчас европейцы морально не готовы ни вести войну против российской армии, ни даже увеличивать свои военные расходы. Это и продемонстрировала реакция на заявление председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера о необходимости создать общую европейскую армию. В ответ в Брюсселе тут же подсчитали, что единая армия сэкономит ЕС около €120 млрд в год. На практике в ЕС увидели в проекте европейской армии не конфронтационный вариант отношений с Россией, а возможность опять сэкономить бюджетные средства.

У европейцев остается вариант поддержания санкций против России хотя бы на нынешнем уровне при условии, что РФ не выйдет из минского процесса. Варианты помощи Украине предусматривают два простых сценария. Один из них — простое поддержание на плаву националистического режима в Киеве. Назовем этот вариант «реалистичным». Другой вариант, назовем его «романтичным», предлагает по примеру опыта холодной войны сделать из Украины положительный пример для россиян, своего рода преуспевающую процветающую демократию с рыночной экономикой. Но ни на первый вариант, ни на второй средств из Брюсселя и европейских столица пока не предлагают.

Между тем, Украина стоит перед угрозой дефолта. В январе 2015 года МВФ оценил потребности Украины в ближайшие годы в $41 млрд. Но из-за войны стране потребуется, по всей вероятности, еще больше средств — считает заместитель председателя Еврокомиссии. Это еще один явный довод в пользу Минска-2. Украине срочно нужна финансовая помощь кредитами от МВФ. Предварительное решение о помощи есть. Однако катастрофическое в конце февраля падение гривны явно спутало график принятия окончательного решения МВФ. В программу финансовой дисциплины для Украины МВФ заложил курс 20−22 грн/долл. К этому курсу привязаны соответствующие ценники повышения тарифов. На Украине с 1 апреля подорожают газ и тепло для населения. Тариф на газ для приготовления пищи будет повышен сразу в 6 раз. Тариф на тепло для населения повысится на 72%. Цену на газ для предприятий повысят в 2,2 раза. Но значительное обесценивание гривны требует изменения и этих тарифов в сторону дальнейшего их повышения. В сложившейся обстановке украинское руководство значительно запутало ситуацию с гривной, когда ввело меры валютного регулирования. В общем, «гривнепад» вновь поставил вопрос о согласовании условий предоставления кредитов МВФ. Без этого предоставление уже сейчас финансовой помощи МВФ Украине будет означать ее «проедание» через поддержание курса гривны в нужных пределах. Кроме того, потребуется какое-то субсидирование энергетических цен для населения. Это недопустимо для МВФ.

Как бы там ни было, но президент Украины Порошенко достаточно откровенно в своем последнем телевизионном интервью указал на состояние в экономике и финансах Украины, не позволяющее успешно продолжать войну на Донбассе. Около 25% промышленного потенциала страны остановлено, а 10% — физически разрушено. «Пока идет война, инвестиции в Украину не придут», — объяснил своим согражаданам президент Порошенко. Реальность такова, что на сегодня нет альтернативы Минским соглашениям. Минск-2 — это та рамка, за которую Украина должна держаться, потому что так сохраняется шанс перевести конфликт из военного в политическое поле. Фактически, Порошенко предложил смириться с тем, что некоторые территории Украины останутся неподконтрольными Киеву. Вместо этого Украине он предлагает строить посредством будущих кредитов и иностранных инвестиций «нормальную жизнь», в том числе, и обращенную к России витрину демократии. Вне рамок компромисса по Минску-2, согласно Порошенко, остается территориальная целостность и европейская интеграция Украины. По мысли Киева, автономные районы Донбасса не получат право вето на внешнеполитические инициативы Украины. Компромисс возможен в гуманитарных областях, особенностях налогообложения, полномочиях местной власти, но при условии прекращения войны и только в составе Украины. Подобная уверенность играет на пользу выполнения Киевом минских договоренностей.

Аналитическая редакция EAD

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/03/11/mezhdu-voynoy-i-defoltom-pochemu-u-kieva-net-alternativy-minskim-soglasheniyam
Опубликовано 11 марта 2015 в 16:12
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами