• USD 63.83 -0.15
  • EUR 68.13
  • BRENT 54.08 +0.26%

Битва за газ при дешевой нефти: выдержит ли Азербайджан напор братской Турции

Президенты Азербайджана и Турции открывают проект TANAP.

Низкие цены на мировом рынке нефти пока не ударили по экономике Азербайджана. Республикой накоплен достаточный запас прочности в виде свыше 50-миллиардного валютного резерва в долларах США, который позволит в обозримой перспективе сгладить потери от низких нефтяных котировок. Но тревога в оценках азербайджанских экономистов нарастает. Тамошние аналитики советуют своему правительству ещё больше сконцентрироваться на развитии ненефтяного сектора экономики. Диагноз бакинских экспертов однозначен — необходимо готовиться к «постнефтянному» периоду.

Экономические успехи Азербайджана последних лет определялись получением республикой стабильного дохода от экспорта нефти и газа. Прежде всего, нефти. В 2015 году за счёт трансфертов из Госнефтефонда республики ($13,2 млрд.) будет формироваться более половины государственного бюджета. Но это с учётом цены на нефть в 90 долларов. Именно исходя из этой оценочной стоимости «чёрного золота» на мировом рынке свёрстан бюджет Азербайджана на следующий год. Добыча нефти в Азербайджане с 2011 года снижается в диапазоне от 1,7% до 2% в год. За девять месяцев текущего года Азербайджан экспортировал 25,428 млн. тонн сырой нефти против 25,904 млн. за тот же период прошлого года. В текущем году объёмы экспорта нефти, предположительно, сократятся на 1,84%.

Заявления главы Агентства энергетической информации США (при тамошнем министерстве энергетики) Адама Семиниски о вероятности падения мировых цен на нефть до $50 за баррель были встречены в Азербайджане с большой озабоченностью. Директор Бакинского Центра нефтяных исследований Ильхам Шабан предположил, что такое серьёзное заявление от американского Агентства означает отнюдь не краткосрочный характер снижения цен на нефть, как полагали некоторые экономисты и политологи. Это не повтор событий 2008−2009 годов, когда цены просто обрушились со $147 до $39 за баррель, и через год опять восстановили своё равновесие на отметке более $90. Сейчас ситуация в мире другая. На цены также влияют геополитические факторы, отметил директор Центра. Цены на нефть будут ниже $100 или в пределах $70-$80 до тех пор, пока США и их союзники не достигнут своих хотя бы минимальных геополитических целей, среди которых эксперт выделил попытку Запада «закрыть кормушку формирования доходов России».

Столь резкое падение нефтяных цен, по мнению аналитика, может иметь самые серьёзные последствия для экономики Азербайджана. Только в нынешнем, 2014 году из Нефтяного фонда республики запланировано потратить $14 млрд. А при низких ценах на «чёрное золото» его доходы будут на уровне $10 млрд. Поэтому, нас не ждёт при таких ценах на нефть ничего хорошего, резюмируют азербайджанские авторы, предлагая правительству срочно активизировать ненефтяной сектор. Впрочем, и здесь не всё так очевидно. Ненефтяной сектор республики демонстрирует динамику роста на уровне 8% в год, но международными агентствами прогнозируется замедление и в этой части экономики Азербайджана. По расчётам МВФ — до 7%.

В ситуации сохраняющейся на мировом рынке нефти неопределённости и преобладающих пессимистических настроений среди стран-экспортёров стратегического энергоресурса, для Азербайджана важным подспорьем могли бы стать успехи в газовой отрасли. В топливно-энергетическом балансе республики нефть ныне занимает определяющее место. Но запасы жидкого углеводорода на западном берегу каспийского шельфа постепенно истощаются. Растущие объёмы извлечения товарного газа из недр Апшеронского полуострова могли бы стать альтернативой «падающей» и в цене, и в количестве азербайджанской нефти. В то время, как местная «нефтянка» уже вышла на пик своих возможностей и новых контрактов с транснациональными корпорациями здесь не предвидится, газовая отрасль республики имеет потенциал роста. В январе-сентябре 2014 года добыча товарного газа в Азербайджане составила 13,8 млрд. кубометров (рост на 5,3% по сравнению с показателем 9 месяцев 2013 года). До намеченного азербайджанским правительством уровня поставок в 31 млрд. куб. м к 2026 году, который позволит вывести проект второй фазы газового месторождения «Шах-Дениз» на серьёзные позиции экспорта «голубого топлива» в западном направлении, пока далеко. Но с уже зафиксированными объёмами поставок трубопроводного газа внешним потребителям Баку добился определённых успехов, правда, регионального масштаба. С начала эксплуатации газопровода Баку — Тбилиси — Эрзурум в 2007 году Азербайджан поставил двум своим главным покупателям достаточно внушительные объёмы энергоресурса. В Турцию и Грузию было направлено соответственно 30 млрд. и 4 млрд. куб. м газа. С учётом получения Азербайджаном статуса газового экспортёра только с 2007 года (до этого он был вынужден импортировать недостающие объёмы «голубого топлива»), на сегодня это стало хорошим промежуточным результатом.

Однако проблемы поджидают прикаспийскую республику и в сфере газовых поставок на внешние рынки. К уже известным экспертным выкладкам о неспособности газовой отрасли Азербайджана стать «заменителем» российского «Газпрома» в Европе добавились новые нюансы. Причём весьма озадачивающие Баку тем фактом, что они наметились со стороны того партнёра азербайджанцев в сфере ТЭК, от которого «сюрпризы» ожидались менее всего. Министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз вновь заявил, что его страна откажется от принципа «бери или плати» при поставках газа из Азербайджана. Анкара уже свернула данную схему взаиморасчётов с российским «Газпромом», до конца этого года намерена сделать то же самое и в случае с Ираном. Пересмотр же нынешних коммерческих отношений с азербайджанской стороной (в лице Госнефтекомпании Азербайджана, ГНКАР) по системе «бери или плати» Турция предусмотрела завершить в 2015 году.

Заявления министра Йылдыза — не новость для азербайджанской стороны. Турецкие партнёры уже не раз обозначали перед азербайджанскими энергетиками перспективу отказа от во многом не удобного для покупателя принципа, когда оплата с него фактически взимается в любом случае, забирает ли он оговоренные контрактом объёмы газа или нет. Делают они это с методичной настойчивостью, демонстрируя свою решительность добиться от Баку наиболее благоприятного режима коммерческих отношений при купле-продаже трубопроводного газа. В ГНКАР пока пытаются парировать тем, что никаких переговоров относительно отказа от действующего принципа «бери или плати» между турецкими и азербайджанскими компаниями не ведётся. Как же так получается, что покупатель уже говорит об окончательном своём решении, а продавец газа об этом не знает, задаются вопросом бакинские эксперты. Тем более, что речь идёт о двух дружественных странах, подчёркивают они. По мнению азербайджанских аналитиков, сбываются предсказания о том, что превращение Турции в крупный энергетический хаб позволит ей диктовать партнёрам свои условия. Отказ России от «Южного потока» в пользу турецкого направления еще больше усиливает позиции Анкары. Западные эксперты опасались, что это ударит по европейским странам. Но Анкара опередила события и нанесла удар совсем в другом направлении — по поставщикам. Она одновременно добивается и снижения цен на поставляемый в страну газ, и отказывается от принципа «бери или плати». Не исключено, что в будущем Анкара так же легко может отказаться от заранее оговоренных объёмов поставок газа.

Планы Турции в отношении азербайджанского газа простираются куда дальше западного берега Каспия. Несмотря на все претензии Баку на самодостаточность в качестве продавца крупных объёмов газа европейским потребителям, у турецких партнёров есть свои сомнения в том, что в течение ближайших 12 лет закавказской республике удастся выйти на ежегодный уровень поставок в 30 млрд. кубометров. Посему Турция с завидным упорством продвигает идею выхода туркменского газа посредством Транскаспийского трубопровода на европейский рынок. За очередным заявлением о предстоящем отказе турецкой стороны от принципа «бери или плати» в отношениях с Баку, в Ашхабад нанёс визит президент Турции Реджеп Эрдоган. Здесь турецкий лидер подчеркнул важную роль, которую его страна играет в транспортировке природного газа Азербайджана и Туркменистана на Запад. Мы придаём большое значение выводу центральноазиатского газа на европейские рынки посредством Турции, для чего и был дан старт проекту Трансанатолийского газопровода (TANAP), амбициозно заявил Эрдоган. Одними увещеваниями в дни визита президента Турции в Ашхабад не обошлось. В завершение переговоров, между госконцерном «Туркменгаз» и турецкой компанией «Atagaz» был подписан рамочный контракт купли-продажи природного газа. Его условия стороны не посчитали нужным представить общественности. Впрочем, и без этого можно воссоздать общую картину турецкой политики в газовом вопросе на восточном направлении. Турецкая компания «BOTAS» увеличила свою долю в проекте TANAP до 30%. Параллельно азербайджанские партнёры «мягко принуждаются» к отказу от принципа «бери или плати», который все последние годы позволял Баку пребывать на комфортных позициях продавца газа турецким потребителям. Кульминацией же турецкой стратегии по завоеванию доминирующего положения энергетического хаба на пути из Центральной Азии в Европу должно стать соединение TANAP с транскаспийской трубой. По сути, турки ничего не теряют при такой стратегии, когда азербайджанцам прозрачно намекают, что их газ в Европу может рассматриваться лишь в виде «дополнения» к туркменскому энергоресурсу. Анкару вовсе не беспокоит факт отсутствия на сегодня реальных возможностей сдвинуть проект Транскаспия с мёртвой точки, как и дефицит излишков «голубого топлива» у Ашхабада, сориентированного на китайский рынок. Главное — обозначить свои претензии на роль незаменимого партнёра Европы в газовых делах, одновременно «приструнив» непосредственных поставщиков топлива.

А пока Турция приобретает дополнительные очки в игре за звание ключевого энергетического хаба на восточных подступах к Европе, Азербайджан внушает себе и другим свою «исключительность» в качестве поставщика газа Старому Свету. Зачастую, делая это излишне самоуверенно. После визита Эрдогана в Ашхабад и подписания там «сепаратного» турецко-туркменского соглашения по газу, азербайджанский лидер Ильхам Алиев посетил Венгрию. Из Центральной Европы президент Азербайджана решил охватить максимально широкую аудиторию западных слушателей, в том числе и её турецкую часть. 11 ноября в интервью Венгерскому национальному телевидению он заявил, что Азербайджан может стать «надёжным газовым источником для европейских потребителей, по меньшей мере, в течение ста лет». Обозначенный главой республики вековой срок, скорее, для красоты слога. Реальность же такова, что в Баку всё больше понимают условность союзнических отношений с Анкарой, когда в дело вмешивается коммерческий интерес и более высокие геополитические материи. И не только понимают, но и стараются сбалансировать турецкий порыв на туркменском направлении симметричными действиями. Если Анкара продолжит затевать игру за спиной Баку и принуждать его к уступкам в уже заключённых газовых контрактах, то азербайджанцы всегда найдут канал сбыта своему природному газу. За два дня до визита Эрдогана в Ашхабад из Госнефтекомпании Азербайджана заявили о восстановлении экспорта газа в Россию в 2015 году. Поставки были приостановлены в августе текущего года в связи с работами по строительству оставшегося участка автомобильной дороги Баку — Губа — граница с Россией и техническими работами на газотранспортной инфраструктуре республики. Весьма вероятно, что каждую попытку турецкой стороны добиться для себя новой газовой преференции в Баку будут парировать усилением связей с Россией.

Аналитическая редакция EAD

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2014/11/26/bitva-za-gaz-pri-deshevoy-nefti-vyderzhit-li-azerbaydzhan-napor-bratskoy-turcii
Опубликовано 26 ноября 2014 в 15:10
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами