Меню
  • USD 73.73
  • EUR 87.16
  • BRENT 73.99 +0.34%

Черногория: начало духовного этапа уничтожения Сербского мира

Иллюстрация: yandex.net.

За последние четверть века сербов лишили множества исторически принадлежавших им территорий и лидирующего положения на Западных Балканах. Теперь же удары наносятся не по территориям, а по вере, и их цель — раздробить и духовное единство этого многострадального народа.

Душманы в собственном отечестве

После того, как церковный конфликт в Черногории перешел в острую фазу, одно из черногорских изданий с причудливым и явно говорящем о его прозападной ориентации названием Café del Montenegro выдало на гора статью с довольно симптоматичным заголовком: «В Черногории окончательно похоронена идея Великой Сербии». Впрочем, особенность сербского языка, даже если его в приморском регионе теперь принято величать черногорским, состоит в том, что понятие «великий» можно трактовать как «большой». И в этом плане авторы текста правы — принятие черногорской элитой, проигнорировавшей доводы оппозиции, местных епархий СПЦ, и, по сути, собственного народа, закона «О свободе вероисповедания и убеждений и правовом положении религиозных общин» — это один из последних гвоздей в гроб «Большой Сербии».

Но вернемся к статье, которая просто-таки изобилует перлами и разнообразными бытующими в прессе отделившихся от сербской метрополии республик штампами:

«Был принят Закон о свободе вероисповедания, который важен для выживания национальной и государственной самобытности Черногории и исправления исторической несправедливости, которой подверглась черногорская православная церковь»…
«Для православных народов именно национальная церковь является очень важным элементом не только религиозной, а еще и национальной и культурной идентичности. Таким образом, активизация деятельности ЧПЦ (не признанной православным миром раскольнической „Черногорской православной церкви“ — прим.авт.) с одной стороны является ключевым элементом в этом процессе, а с другой стороны наблюдается уменьшение влияния и усиливается отрицание пагубной ассимиляции СПЦ, „сербства“ на черногорское национальное общество. Важно отметить, что выживание Черногории как независимого государства находится под постоянной угрозой»…
«Ожидается, что патриарх Варфоломей (глава Константинопольского патриархата, давшего томос украинской ПЦУ. — Авт.) может согласиться на восстановление автокефалии ЧПЦ, и ожидается более активное участие в этом процессе черногорского государства, без которого невозможно добиться положительного результата. Несмотря на то, что в настоящее время большая доля верующих в СПЦ (даже с поверхностной точки зрения, похоже, что значительная часть избирателей, выступающих за независимую Черногорию, по-прежнему лояльны к СПЦ), ожидается, что после признания автокефалии количество прихожан ЧПЦ увеличится».
«Без Черногории идея Великой Сербии находится практически в нокдауне. Это важное решение Черногории, но следует посмотреть, как отреагирует Александр Вучич (президент Сербии. — EADaily), который хочет держать всех сербов региона на коротком поводке и не может игнорировать позицию Москвы, которая и по сей день ворчит по поводу вступления Черногории в НАТО, что не дало ей возможности реализовать многовековую мечту о выходе к берегам теплой Адриатики. Мило Джуканович (многолетний лидер Черногории. — EADaily), безусловно, одержал крупную победу»…

Как говорится, хоть бери каждую цитату, да вставляй в методичку любого прозападного пропагандиста. Однако весь этот абсурд усилиями правящей политической элиты и карманных медиа постепенно превращается в реальность современной Черногории. И за примерами далеко ходить не нужно: на недавнем матче, состоявшемся в Цетинье, где местная баскетбольная команда «Ловчен» играла с таким же черногорским «Ибаром», фанаты первой выставили растяжку с обещанием защищать Черногорию от «душманов». Ранее эти же фанаты выходили на свой сектор в зеленых майках («зеленаши» — черногорское меньшинство, в начале XX века активно выступавшее против присоединения Черногории к Югославии) с надписями «Никогда больше 1918» (год этого присоединения). Аналогичный девиз активно использовался в минувшем году официальной Подгорицей при проведении мероприятий, приуроченных к столетию «оккупации». И этот же год стал своего рода водоразделом в только что принятом законе, спровоцировавшем бурю народного негодования: от СПЦ теперь требуется доказать, что храмы и монастыри принадлежали ей до этого 1918 года. Хотя нет, монахам и священникам и доказывать ничего не дадут, за них все решат специальные ведомства, например, управление по работе с недвижимостью. А что они решат, догадаться несложно, поскольку сама по себе СПЦ в ее нынешнем состоянии появилась только в 1920 году (притом, что исторически она существовала с XIII века). И учитывая, что на недавнем съезде своей Демократической партии социалистов четверть века управляющий Черногорией президент Мило Джуканович (кстати, атеист) вновь говорил с трибуны о восстановлении «исторической Черногорской православной церкви в порядке, установленном гражданскими и церковными канонами», не стоит сомневаться, кому в итоге передадут православные святыни — кучке авантюристов из так называемой «ЧПЦ», возглавляемой расстриженным тем же Константинополем «митрополитом» Мирашем Дедеичем.

Когда святое не свято

«Душманами», как для черногорской элиты, которая перед принятием антицерковного закона просто арестовала активно противостоявших этому в парламенте депутатов от оппозиционного Демократического фронта, игнорируя закрепленную за ними по статусу неприкосновенность, так и для национально озабоченных фанатов стали собственные сограждане, активно протестующие против подобного беззакония. И несмотря на то, что руководство черногорских епархий призвало своих чад мирно противостоять беззаконию (по благословению руководства епархий в монастырях были открыты раки с мощами святых, а в храмах и монастырях каждые два часа раздается погребальный звон и ежедневно служатся молебны Пресвятой Богородице), протестующие перекрывают ведущие транспортные артерии страны и уже вступают в силовое противостояние с полицией (в ходе одного из них правоохранителями был сильно избит епископ Диоклийский Мефодий Остоич). Впрочем, как показали недавние события, далеко не все представители МВД готовы защищать сербофобский режим Джукановича. Так, отработавший в полиции три десятка лет житель Никшича Милое Шчепанович отказался бить православных и уволился из органов, за что был награжден митрополитом Черногорским и Приморским Амфилохием орденом святого Петра Ловченского.

Самое занятное, что накануне принятия закона «О свободе вероисповедания и убеждений и правовом положении религиозных общин» премьер-министр Черногории Душко Маркович встречался с митрополитом Амфилохием и слышал позицию владыки по этому вопросу. А за месяц до этого с митрополитом СПЦ общался посетивший страну посол США по вопросам международной религиозной свободы Сэм Браунбек. И вроде в ходе обеих встреч между сторонами было достигнуто понимание. Однако после визита посла действия черногорских элит в отношении СПЦ ускорились, а после общения с премьером злосчастный закон был принят. Впрочем, чему тут удивляться, если тот же понимающий доводы собеседников Браунбек ранее рьяно поддерживал автокефалию на Украине?

«Кто-нибудь заметил факт, что закон был подписан Джукановчем в день рождения святого Василия Острожского? — написал на своей странице в „Фейсбук“ черногорский оппозиционер, лидер „Настоящей Черногории“ Марко Милачич. — Думаете, это случайность? Не может быть: закон подписан в субботу, в нерабочий день! Представьте теперь уровень извращенности этого человека, плюющего на святыни и своих сограждан. Какое же это дно! И зло. Вот так Зло поздравило Добро с днем рождения».

Милачича, кстати, уже вызвали для дачи показаний в прокуратуру (в ходе предыдущего задержания его серьезно травмировали). И если его посадят за выражение собственной позиции, а протестующих разгонят самым жестоким образом, то прогрессивная общественность будет это только приветствовать. Потому как у этих людей черное и белое давно перемешались. Не верите? Тогда вновь обратимся к черногорской прессе.

«Некоторые считают, что Черногория является сербской страной, а некоторые — что Джуканович не должен вмешиваться в религиозные вопросы и строить гражданское государство. И это довольно циничная позиция, учитывая, что Сербия является наименее гражданским государством на Балканах, — заявила в интервью черногорскому изданию „Победа“ председатель сербского Хельсинкского комитета Соня Бисерко. — К сожалению, сербы вновь противодействуют окружающему миру и используют гегемонистские устремления Белграда. Все это напоминает то, что церковь делала в 90-х годах, когда паломничества к мощам было направлено на мобилизацию сербского народа в Югославии. При этом они подготовили его к войне, чтобы „предотвратить очередной геноцид“. Не зря в одном из недавних интервью Амфилохий заявил, что Сребреница стала расплатой за 1941 год».

По словам Бисерко, «самая глубокая связь, когда речь идет об отношениях между Сербией и Россией, заключается в церкви».

«Общеизвестно, что визит Папы в Сербию, который давно находится на повестке дня, не происходит из-за противодействия Русской православной церкви. Интерес России к Балканам на данном этапе сводится к тому, чтобы препятствовать ЕС, НАТО и США. Поскольку Сербия и Республика Сербская остаются единственными опорными пунктами для России, ее присутствие усиливается. Россия также выступает против автокефалии как македонской, так и черногорской церквей, хотя эти вопросы также будут включены в повестку дня в ближайшем будущем… Русская Церковь борется за первенство над православным миром, но оно, похоже, ускользает от нее».

Рванет ли черногорская бомба?

Используя термин «повестка дня», сербская правозащитница знает, о чем говорит: черногорский прецедент на самом деле запускает механизм поэтапного уничтожения всего духовного единства сербского народа, особенно если Подгорице удастся уломать Фанар на томос по украинскому образцу.

Так, например, в теперь уже Северной Македонии стараниями прежних атеистов — югославских коммунистов — еще при СФРЮ была создана Македонская православная церковь, так же непризнанная остальным православным миром. Зато решением официального Скопье это неканоническая деноминация была закреплена в местном законодательстве как официальная церковная структура, а параллельно существующая в стране каноническая Православная охридская архиескопия СПЦ поставлена, по сути, вне закона, ее главу даже сажали в тюрьму. Как только Константинополь осуществил аферу с ПЦУ, с аналогичной просьбой к нему обратились и македонцы. В ответ им намекнули, что их вопрос может быть рассмотрен положительно только в том случае, если в название церкви не будет слова «македонская». Так что проблема за малым — непризнанной структуре, возможно, только и осталось, что переименоваться вслед за государством.

Но куда большую опасность для Сербского мира представляет все то же Косово. Так, после подписания Джукановичем скандального закона, представитель партии косовских сербов «Сербский список» Славко Симич предупредил о том, что Приштиной разрабатывается аналогичный закон, только не «о религиозных общинах», а о «культурных ценностях», согласно которому все архитектурные памятники старше ста лет являются собственностью «косовского государства». Первая попытка провести аналогичный закон была предпринята косовскими сепаратистами еще в 2015 году, когда они планировали вступить в ЮНЕСКО, присвоив себе средневековые сербские православные святыни. Тогда же сепаратистская партия «Самоопределение» (Vetёvendosje) выступила с инициативой учредить и «Косовскую православную церковь».

«Принципиальная позиция „Самоопределения“ состоит в том, что православная церковь в Косово должна называться не Сербской, а Косовской, — заявил в декабре 2017 года активист этой партии, на тот момент „мэр“ Призрена Митахер Хаскука. — Если мы будем считать ее сербской, тогда и все православные верующие страны должны стать сербами, что откроет двери для сербского вмешательства».

И Хаскуку совершенно не смущает тот факт, что православных в Косово — незначительный процент, и подавляющее большинство из них — сербы. Если надо будет, «подкинут» в новообразованную деноминацию энное количество албанцев, поскольку, как говорит известный афоризм: «основная религия албанцев — албанство». А где молиться — в мечети, в костеле или в церкви для пластичной в этом вопросе нации дело десятое.

Так, что творящееся сегодня в Черногории несет огромную опасность и может привести к окончательному решению «сербского вопроса» на Балканах. И, к сожалению, в создавшейся ситуации СПЦ даже не может обратиться за советом к опыту «старшего» брата. Ибо если у СПЦ все отнимают, то РПЦ в свое время сама практически все раздала, наплодив по образу государства СССР различных национальных филиалов в виде Украинской, Белорусской, Эстонской и Латвийской православных церквей Московского патриархата. За что впоследствии только на одной Украине получила и ПЦУ, и «верных архиереев и иереев» УПЦ МП, благословлявших «воинов АТО», махавших кадилами на различных русофобско-пропагандистских мероприятиях типа «годовщины освобождения Лисичанска от пророссийских боевиков» и «панихиды по героям Небесной сотни» (что отнюдь не мешало патриарху Кириллу вплоть до начала аферы с ПЦУ слать поздравления Петру Порошенко, а его помощник Илларион Алфеев и по сей день хвалит Владимира Зеленского за «миротворческую деятельность»).

Так что если на кого и остается уповать священноначалию и пастве СПЦ в Черногории, не посчитавшим нужным в свое время учредить «Черногорскую православную церковь Сербского (а лучше Белградского — так толерантнее звучит) патриархата» — так только на Бога и заветы святых отцов. А уж какой дорогой будет суждено пройти православным сербам Черногории — крестным путем гонений и мук или славы и посрамления врага, станет ясно уже в следующем году.

Алексей Топоров

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2019/12/31/chernogoriya-nachalo-duhovnogo-etapa-unichtozheniya-serbskogo-mira
Опубликовано 31 декабря 2019 в 15:08
Все новости

27.07.2021

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Facebook