• USD 67.02 -1.11
  • EUR 75.96 -0.91
  • BRENT 65.86 +0.59%

Не стреляйте в прошлое: основоположники Южной Осетии — вне своей страны

Участники «Адæмон ныхас»

«Революция пожирает своих детей»
Ж. Ж. Дантон.

«Если вся мировая история написана так же, как интерпретируются события последних 29 лет в Южной Осетии, — часто шутят цхинвальцы, — то доверять ей не следует ни на грамм». Сам факт того, что в Южной Осетии до сих пор не издан учебник по новейшей истории, говорит о том, что у осетин нет единого мнения о событиях 90-х и роли конкретных личностей в истории создания осетинского государства.

30 лет гражданскому движению «Адæмон ныхас» («Народный совет»). Только на нашем веку события недавних дней, в том числе в прессе, в различных изданиях, не раз преподносились в соответствии с сиюминутной конъюнктурой. Каждый из участников событий тех лет по-своему оценивает и свою, и чужую роль в исторических процессах.

То, что генератором судьбоносных решений был костяк гражданского движения «Адæмон ныхас», было признано тоже совсем недавно. При президенте Леониде Тибилове начался слабый процесс — попытка объективного подхода к истории становления государства, но впоследствии этот процесс сошел на нет, так и не дойдя до логического завершения.

Почему основоположники государственности не принимают участия в политической жизни страны? Что стало с лидерами «Адæмон ныхас» и первыми руководителями ключевых министерств и ведомств нового государства? Трудно ответить на этот и другие вопросы в рамках одной статьи, однако попробуем обозначить общую проблему.

Само гражданское движение «Адæмон ныхас», впоследствии переросшее в масштабную организацию, начиналось с осетинского факультета ЮОГПИ, деканом которого была ныне профессор Зоя Битарова. Студенты осетинского факультета во главе со своим деканом выразили протест против принятого в ГССР закона о языках, в соответствии с которым осетинский язык подвергался репрессивным мерам. Впоследствии ряды движения быстро увеличивались, поскольку осетинам пришлось цивилизованно отвечать на вызовы времени. Антиосетинская истерия в грузинских СМИ набирала обороты.

СССР стремительно шел к распаду, отношения с Грузией с каждым днем накалялись. Коммунистическая партия всеми силами пыталась удержаться у власти. В ежедневно меняющихся политических реалиях между Западом, Москвой, Тбилиси сама возможность выживания Южной Осетии становилась призрачной. На карту были поставлены интересы больших игроков.

Первым лидером движения был избран кандидат наук, доцент кафедры истории ЮОГПИ Алан Чочиев. Автор этих строк присутствовал на том историческом заседании, и могу подтвердить, что такие именитые и уважаемые представители интеллигенции как академик Нафи (самоотвод), Григорий Котаев (самоотвод), отказались возглавить народное движение по разным причинам.

Движение объединило людей разных слоев общества со своими плюсами и минусами. Многотысячные митинги собирались на центральных улицах города Цхинвал, чтобы послушать мнение лидеров «Адæмон ныхас». КГБ и прокуратура аккуратно заводили на них уголовные дела и грозили тюремными сроками. Партноменклатура всеми способами пыталась дискредитировать народных лидеров. Для южных осетин, помнящих советские репрессии за попытки сохранить язык и национальную идентичность, участие в движении было большим подвигом.

Референдум «О сохранении СССР» прошел в условиях сепаратного бойкота со стороны ГССР, Юго-Осетинская автономная область же участвовала в законном референдуме и проголосовала за сохранение страны

В январе 1991 года ГССР ввела на территорию Юго-Осетинской автономной области подразделения МВД совместно с незаконными вооруженными формированиями, и с этого времени началось открытое многолетнее противостояние, закончившееся полномасштабной войной.

Новое российское правительство в попытках вернуть влияние на Грузию не стало выполнять свои правовые обязательства в отношении Южной Осетии, и это еще более усложняло выживание осетин. С одной стороны, РФ помогала выживанию Южной Осетии, с другой стороны, придерживала как карту для торга. Южная Осетия выбрала курс на независимость.

Лидеры «Адæмон ныхас» пользовались большим доверием народа, видевшего, что официальная власть не способствует выживанию Осетии и осетин в сложившейся социально-политической обстановке и военной угрозы со стороны Грузии. При поддержке многочисленных активистов движения, Алан Чочиев, Ахсар Джигкаев, Зара Абаева, Лариса Остаева, Евгения Дзагоева, Бела Плиева, Зоя Битарова, Людмила Галаванова, Владимир Икаев, составили костяк «Адæмон ныхас». Впоследствии члены «Адæмон ныхас» вошли в парламент первого созыва и оставались генераторами идей. В 1992 году был проведен референдум о независимости, а через три месяца принят Акт о независимости.

В этом году Республика Южная Осетия отметила 29 лет со дня принятия акта о независимости, и 10 лет признания со стороны Российской Федерации. Мечта осетинского народа далеких 90-х стала реальностью.

В 90-х ни у кого не вызывало вопросов, кто были основоположники государства и главными участниками тех исторических решений. Но работа по их дискредитации не прекращалась. Бывшая партноменклатура, пытаясь вернуться к власти и используя остатки влияния, после подписания мирного договора между РФ и Грузией в 1992 году стремилась вернуться под новым обличием освободителей. По сути, такая реставрация произошла на всем постсоветском пространстве. Бывшие секретари обкомов и горкомов и преданное им в советские годы окружение вновь заняли высшие позиции, вытеснив силы, боровшиеся за народовластие и права.

Новая старая властная элита сразу после подписания Мирного договора в Дагомысе, принялась старательно выдавливать лидеров протеста 90-х из публичной политики, видя в них постоянную угрозу своему положению. Начались аресты, угрозы.

Вот как комментируют начавшееся давление лидеры провозглашения независимости начала 90-х, те, с кем удалось связаться.

Ахсар Джигкаев, музыкант, журналист, создатель рок-групп «Мемориал», «Пиковая дама», народный артист РЮО, лидер «Адæмон ныхас», депутат первого созыва, первый министр печати и информации созданного государства, живет в Северной Осетии:

«Пошли гонения, угрозы. В том числе и в мой адрес. Олег Тезиев и Алан Чочиев попали под судебные процессы и были выключены из политики. Чочиев был арестован. И так далее. Республика погрузилась в террор, появились большие криминальные деньги на спирте, зерне. Коррупция и прочее… Наша критика была в это время неуместна и нас выдавили… Все банально. Я после 10 лет безработицы уехал из страны в 2007 году.

Невозможно в двух словах описать происходившие в тот период события. Главная причина того, что мы оказались вне политики — это то, что за 4 года нашей деятельности Тбилиси, Москва, западные посредники (СБСЕ) и партноменклатура Южной и Северной Осетии сделали все, чтобы скомпрометировать «Адæмон ныхас» и вывести из политических процессов. Тифлис и Кремль образца 90-х предложили это в качестве главного условия для нормализации обстановки. Торез Кулумбегов после тбилисского заключения сформировал «общественных представителей» и открыто выступил против линии Алана Чочиева. «Оставь нас — ты нам уже не нужен» — был приговор на собрании у Тореза. Чочиев предложил Торезу «двойную отставку», свою и его… В это же время Москва прислала генерала Цаголова, который опубликовал в прессе «антиныхасовские» статьи! После был наш провал на выборах 1993 года, пошли открытые гонения. Нас лишили возможности работать, содержать себя. Еще позже уже пошли аресты, угрозы, убийства. В 1993 году в парламент и к власти пришли противники «Адæмон ныхас» и те, кто выступали против независимости".

Олег Тезиев, первый премьер-министр РЮО с полномочиями министра обороны, в настоящий момент глава «Аланской ассоциации», проживает в Москве и Владикавказе:

▼ читать продолжение новости ▼

«Власти РЮО всегда после 1992 года хотели нас вычеркнуть из истории. Почему я стал пользователем «Фейсбука»? Я в гробу видел социальные сети. Но смотрю однажды хронику событий РЮО: камера доходит до моего локтя и — обрыв. И дальше пошло без меня. В одном месте мы с Аланом Чочиевым сидели — и то же самое. Кадры до момента, когда мы должны появиться, обрыв и дальше идет без нас. Это явная форма игнорирования и предания забвению. И происходит это, на мой взгляд, потому, что все, кто в самое тяжелое время себя проявили не с лучшей стороны, а имидж героев им очень нужен, хотят предать забвению истинных лидеров и факты.

Все наши сложности внутри Южной Осетии начались с приходом Шеварднадзе. Кремль считал, что теперь с Грузией можно будет договориться. Тут же чудесным образом Торез Кулумбегов был освобожден из тбилисского плена и начал саботировать наши решения. Многие попали под влияние Тореза. Я имел информацию, что его работа провокационная. Все же он был партократ…

Без нас двоих — меня и Алана Чочиева — нынешней территории не было бы ни у Южной, ни у Северной Осетии. Имейте ввиду, я знаю, о чем говорю.

В войне против нашего народа весь мир был на стороне лжедемократа и нациста Звиада Гамсахурдия. В 1991 году на встрече в Казбеги Борис Ельцин и Звиад Гамсахурдия решили совместными силами разоружить и посадить в тюрьмы Грузии защитников Алании, по их словам, «ликвидированной Южной Осетии». В ответ мы за несколько месяцев под обстрелами создали армию, провели референдум и воссоздали свое независимое государство. А Ельцина и Шеварднадзе вынудили сесть с нами за стол переговоров и подписать с нами мирные соглашения. Невероятно, но факт. Мы — маленький народ, изменили ход истории — спасли Кавказ от большой войны, а Россию от распада. Нам удалось это".

Алан Чочиев, первый председатель гражданского движения «Адæмон ныхас», первый зампред Верховного совета РЮО, идеолог воссоздания символики осетинского государства, доктор исторических наук, эмигрант, живет в Германии, продолжает научную деятельность:

«Простые граждане и защитники не понимали, какая шла игра между Москвой, Тбилиси и Владикавказом, в которой Цхинвал был жертвой. Еще со времен «Адæмон ныхас» южные осетины были жертвенной картой в политике, разменной монетой. Когда Шеварднадзе намеревался вернуться в Грузию по замыслу Тбилиси — Москвы — Владикавказа Гамсахурдия и Чочиев должны были быть назначены экстремистами, которых надо было ликвидировать. Либо расстрелять, либо посадить. Списать на них межнациональную бойню и продолжать свою игру. Гамсахурдия убили. Он продолжал бороться за власть. Я ушел из политики и вынудил уйти Тезиева. Ушли и остальные наши сподвижники. Но Москва просчиталась — в 2002 Шеварднадзе объявил фашиста Гамсахурдия национальным героем Грузии всех времен. И он открыто стал идти под Запад. Все это сразу было понято в Москве. Я публично призвал Александра Дзасохова — президента Северной Осетии к тому, чтоб он осудил Шеварднадзе. Дзасохов за это посадил меня в тюрьму. Для Дзасохова личная дружба с Шеварднадзе была важнее.

Мы оставили для Южной Осетии безупречный в правовом отношении проект независимости с абсолютными совпадениями с законами ООН, готовые госструктуры, благодаря этому Южная Осетия выжила и вполне может претендовать на достойную жизнь. Нужно отличать провозглашение государства от создания государства. Государство можно провозгласить, провести референдум, но потом ничего не сделать для его существования. Но нам еще удалось набрать людей, которые создали государственную систему. Обеспечить финансовую составляющую. Единственное что мы могли сделать в сложившейся политической ситуации и при этом не быть убитыми, — мы сделали".

В подтверждение слов Чочиева и Тезиева бывший президент Северной Осетии Ахсарбек Галазов в своих воспоминаниях в книге «Прожитое» рассказывает, как представители партноменклатуры из Северной Осетии в обход лидеров Южной Осетии встречались в Казбеги с представителями Грузии и какие большие надежды он — Галазов — возлагал на Шеварднадзе в вопросе решения югоосетинского вопроса. Ясно, что в 1992 году этот вопрос мог быть решен только одним способом — Южная Осетия становилась частью Грузии по типу ЮОАО в составе ГССР.

Кстати, этот отрывок из книги часто публикуют провластные СМИ, видимо, пытаясь убедить читателей в том, что Чочиев и Тезиев занимались «темными делами».

В скором времени на Чочиева и Тезиева были заведены уголовные дела. Их обвиняли в нецелевом расходовании государственных средств при довольно сомнительной доказательной базе, учитывая тот факт, что бюджет Южной Осетии после распада СССР и на момент «состава преступления» равнялся нулю.

Алана Чочиева в своем указе «о положении, создавшемся в Шида Картли», его главный противник Звиад Гамсахурдия («Региональные конфликты в Грузии — Юго-Осетинская автономная область, Абхазская АССР (1989−2005) Сборник политико-правовых актов. Тбилиси, 2005. с. 89−90.) обвинил по-сути в заложении основ государства: «Под руководством А. Чочиева была проведена сессия (имеется ввиду сессия 26 ноября 1991 года) т.н. Верховного совета Юго-Осетинской Республики, на которой были рассмотрены вопросы изменения наименования республики, структуры органов власти, принятия Конституции (принята 13 декабря 1991, готовил юрист высшего ранга в СССР — Хазби Давидович Гаглойты), подтверждения ранее принятого решения о присоединении к России, введения чрезвычайного положения, объявления всеобщей мобилизации, создания гвардии и другие вопросы. Сессия избрала первым заместителем председателя т.н. Верховного совета Юго-Осетинской Республики Знаура Гассиева, возложив на него же и обязанности председателя Верховного совета».

Наверно, единственный из осетинских политиков, экс-президент РЮО Леонид Тибилов, дал оценку деятельности Алана Чочиева, отметив его решающую роль в проведении референдума, а также ответственнейшую роль ученого и политика Юрия Дзиццойты: «Мы обязаны напомнить и о той решающей роли, которую сыграл в те дни заместитель председателя Верховного совета молодой республики Алан Чочиев. По его настоянию 13 декабря 1991 года депутаты Верховного совета I созыва приняли историческое решение, назначив референдум (о независимости) на 19 января 1992 года и утвердив состав Центральной избирательной комиссии во главе с Юрием Дзиццойты».

Прошло уже почти 30 лет с тех пор, как и в прямом, и в переносном смысле прекратило свое существование самое великое государство на континенте -СССР. По оценке президента России Владимира Путина, произошла «крупнейшая геополитическая катастрофа века». В ходе этой катастрофы Южная Осетия и ее народ могли исчезнуть с политической карты Евразии навсегда. Однако благодаря традициям, культуре народа, в самое тяжелое время из его среды вышли люди, способные сплотиться и возглавить борьбу за существование Южной Осетии, и самое главное — победить в ней. Весь свой опыт, знания и силы они положили на алтарь существования Южной Осетии и возможности и дальше называться осетинами, передать осетинскую культуру следующим поколениям. Конечно, историю государства и народа пишут победители, и в силу этой прописной истины объективности от исторической науки ждать не приходится, но то, что лидеры народного движения Южной Осетии конца 80-х и начала 90-х годов XX века и идеологи создания осетинского государства, так же, как и по большей части первые защитники и ополченцы, оказались самой невостребованной частью общества в дальнейшей жизни страны, и более того, старательно предаются забвению, является исторической несправедливостью.

Нельзя закрывать глаза на драматические события тех времен, этот опыт должен быть осмыслен, ему должна быть дана и политическая, и историческая оценка, а в дальнейшем полученные знания — использованы в развитии осетинского народа. Иначе, как гласят слова, приписываемые дагестанскому поэту Абуталибу Гафурову, «если в прошлое выстрелить из пистолета, то будущее может выстрелить в вас из пушки», и осетины уже не раз на собственном опыте смогли убедиться в верности данной мысли.

Анна Чочиева (Цхинвал), специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/10/21/ne-strelyayte-v-proshloe-osnovopolozhniki-yuzhnoy-osetii-vne-svoey-strany
Опубликовано 21 октября 2018 в 17:44
Все новости

14.11.2018

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами