Евросоюз будет готовить госпереворот в Азербайджане: интервью

Иллюстрация: enw-fond.ru
полная версия на сайте

Итоги войны в Нагорном Карабахе словно подогрели вопрос присоединения Азербайджана к Евразийскому экономическому союзу, тема мелькает на полях азербайджанских и российских ресурсов. Однако высказывание депутата Милли Меджлиса (парламента) Азербайджана: «У Евразийского экономического союза нет парламентского измерения», отражает иной вектор интеграционной тематики, и означает, что вопрос в парламенте не рассматривался. По словам депутата, Азербайджанская республика вступит в ЕАЭС не иначе как по приглашению, и, вообще, Азербайджану выгоднее сотрудничество с ЕС, а не с ЕАЭС.

Политолог Гюльнара Мамедзаде дала пояснения EADaily:

«Официальная позиция публично не объявлена, никто из аналитиков пока ничего конкретно не скажет по теме. Можно лишь предположить, что, учитывая развитие ситуации в мире и регионе, Россия, Азербайджан и Турция заинтересованы в более тесной экономической интеграции. Поэтому возможно расширение евразийской экономической платформы и совместные проекты ЕАЭС с участием Турции и Азербайджана».

Тему возможной интеграции Азербайджана с Евразийским союзом развил в интервью EADaily московский политолог, писатель, директор Института нового общества Василий Колташов.

Василий Колташов. Иллюстрация: eg.ru

Стратегия ЕС

— Нужно ли Азербайджану после итогов войны в Нагорном Карабахе сближение с странами Евразийского союза? Или нефтедобывающей стране есть смысл подстраиваться под корпоративные правила ЕС, продвигаться в Старый Свет?

— Никто не может запретить Азербайджану сотрудничать с Европейским союзом, это логично, экономически целесообразно, поскольку рынок ЕС достаточно велик. Необходимо только помнить, что Европейский союз осуществляет политику восточного похода, то есть стремится не просто сотрудничать с наиболее сильными постсоветскими экономиками, а взламывать и черпать оттуда политические ресурсы, в чём в значительной мере состоял план по Белоруссии, который реализовывался в 2020 году, поэтому с ЕС торговать можно, сотрудничать сложно, строить отношения — трудно и в принципе всегда нужно быть настороже.

Что касается Евразийского экономического союза, то вопрос о том, нужно ли Азербайджану входить в него, работать с ним в плане обычном, ответ прост: Азербайджан расположен на мировой карте там, где он расположен, не находится в районе Голландии или севернее Дании, а находится между Россией, Ираном и Турцией — на линии необычайно важных мировых коммуникаций, и в этом смысле он может использовать своё положение, развивать сотрудничество с Россией, войти в ЕАЭС вместе с Ираном, кстати говоря, или в одиночку. Словом, Азербайджану выгоднее входить в ЕАЭС постепенно, присоединяться к этому блоку в силу того, что он находится на линии международной торговли, коммуникаций, которые являются евразийскими, глубинно континентальными. А с ЕС таких коммуникационных смычек — исторических, торговых у Азербайджана нет, поэтому ни в коем мере нельзя противопоставлять ЕС и ЕАЭС.

— Вестернизация характерна для всех маленьких и сравнительно маленьких экономик. При этом Азербайджан в важных для него вопросах придерживается нейтральной позиции, не замечен в стремлении в НАТО.

— Первоначально, вступая на путь сотрудничества с Европейским союзом, Азербайджан может получить некоторые дипломатические реверансы, за этим последует активная работа еврократии по подтачиванию существующей в Азербайджане политической системы, потому что она неприемлема для политики расширения Европейского союза. На мой взгляд, ЕС будет готовить государственный переворот в Азербайджане. Это так же естественно, как готовился переворот на Украине в 2011—2013, или в Белоруссии в 2019—2020 годах. Для ЕС это логично, потому что Азербайджан обладает ценными ресурсами, и его самостоятельная администрация является для Европейского союза не важным участником процесса, с кем можно договариваться, как для России и Турции, а всего лишь помехой, которую нужно убрать на пути к ресурсам страны, поскольку именно ресурсы являются искомыми для ЕС, всё остальное будет просто декорацией.

— Ранее тема евразийской интеграции в риторике официальных лиц Азербайджана связывалась с двумя факторами, акцент делали на необходимости возвращения Нагорного Карабаха в состав Азербайджана; и часто упоминается членство Азербайджана в СНГ, в котором состоит и Армения, мол этого достаточно. Получается, что Азербайджан игнорировал перспективный экономический союз из-за Армении? Как вы прокомментировали бы данный вопрос? Эмоции в политике Азербайджана имеют место?

— Эмоции, конечно, имеют место в политике Азербайджана, и вполне естественно эмоциональное отрицание идеи пребывания в одной организации с Арменией, тем более, с Арменией не удалось договориться, и дело дошло до военного конфликта. Поэтому вопрос об Армении — это очень непростой вопрос для азербайджанского общества, прежде всего. Но дело в том, что политика экономического прагматизма должна быть в приоритете, необходимо рассматривать базовые выгоды и помнить о том, что Армения в ЕАЭС не очень плотно и не очень «по-настоящему».

Армения управляется, во многом, соросовской марионеткой, и по этой логике она в Евразийском экономическом союзе сегодня скорее не для того, чтобы помогать развитию собственной экономики или развитию самой идеи евразийской экономической интеграции, а чтобы получать какие-то ресурсы, а то и для того, чтобы мешать процессу интеграции. Это не потому, что в Армении плохой народ. Армяне такой же хороший народ, как азербайджанцы, проблема в том, что у Армении нет самостоятельной администрации. Естественно, страна с таким руководством, с таким вектором, где отсутствуют понимание и принятие собственных экономических интересов, не может нормально работать.

— В случае вступления Азербайджана в ЕАЭС, это отразится на балансе игроков углеводородного рынка. Насколько для России критично присутствие Азербайджана в ЕАЭС?

— В Москве, конечно, могут по-разному оценивать возможное присоединение Азербайджана к Евразийскому экономическому союзу, могут немножко ревновать по поводу азербайджанской нефти. Но в Москве понимают самое главное, что объективно мир больше не является миром вашингтонского консенсуса, что мир находится в состоянии турбулентности, и есть силы, прежде всего, США, Европейский союз в лице еврократии, которые стремятся дестабилизировать мировые процессы, нанести по максиму вред другим странам, взламывать их рынки, не только России, но и других — Китая, Азербайджана, Ирана, Турции. Континентальные страны с большой историей находятся сейчас под ударом, необходимо научиться сотрудничать в экономическом и политическом поле, научиться друг друга выручать и хорошо отличать все интеграционные проекты.

— Не кажется ли вам, что Евразийский союз в качестве чисто экономического проекта остался в теории, а в реальности всё связанное с ЕАЭС — априори политизировано? Не усилится ли тенденция к политизации в ЕАЭС в силу неопределенности в отношениях двух политических субъектов — Еревана и Баку?

— Экономические проекты всегда были политизированы, поэтому Евразийский экономический союз неизбежно тоже будет политизироваться, хотя бы я не оценивал пока высоко степень политизации, просто хотя бы потому, что Армения по сути с соросовской администрацией умудряется пребывать в Евразийском союзе и все делают вид, что имеют дело с какой-то самостоятельной администрацией, к которой необходимо относиться именно как к администрации Армении, хотя очевидно — это просто управляемый извне менеджмент на уровне страны.

Что касаемо политики, да неизбежно, экономическая интеграция ведёт к политической интеграции, но мы находимся на той стадии, когда необходимо создать и запустить серьезный фундамент для этой самой экономической интеграции, создав единый рынок, единый рынок не в формате дотирования одних экономик другими, а в формате сотрудничества и общего протекционизма. Последнее очень важно для Азербайджана, потому что его внутренний рынок, как бы он ни развивался в последнее время, всё равно остаётся небольшим.

— Какой вам видится политическая конфигурация Евразийского союза, если он расширится?

— На мой взгляд, политическую конструкцию ЕАЭС, политическую надстройку экономического блока ещё предстоит создавать, и это будет занимать немало времени. И в этом процессе, конечно, азербайджанское руководство не сможет не поучаствовать, наоборот, поучаствует непременно, если только Баку начнет процесс вступления в Евразийский экономический союз. И таким образом, мы будем постепенно обеспечивать серьёзный правовой и политический фундамент под те экономические и исторические связи, которые у нас есть, которые необходимо, конечно, укрепить и защитить, проблема безопасности — она неожиданно выходит на первый план. Мы не можем полагать, что Евразийский экономический союз будет находиться в режиме мирного сосуществования с ЕС, что у нас с ним будет единое пространство. У ЕС свои цели, свои интересы. Еще неизвестно в каком состоянии экономика Европейского союза выйдет из всей короновирусной истории. Но одно определённо: Евразийский экономический союз является объединением стран, которые объективно несколько позже встали на путь индустриального развития.

ЕС как раз-таки ориентирован на то, чтобы Азербайджан являлся не более, чем периферией, или очередной «антироссией», как например, «антироссию» удалось сделать из Украины, из Грузии, ценой колоссальных потерь для их экономик.

Мир не останется раздробленным, он будет объединяться, но механизмы объединения можно определить сейчас, определить в формате евразийского сотрудничества, оно — наше будущее, которое пишется в настоящее время. Поэтому не участвовать в процессе было бы неправильно. Наоборот, Азербайджану гораздо выгоднее принять участие в нём, помня о том, что на самом деле представляет собой Европейский союз.

Светлана Мамий (Москва), специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/05/03/evrosoyuz-budet-gotovit-gosperevorot-v-azerbaydzhane-intervyu
Опубликовано 3 мая 2021 в 10:07