Меню
  • USD 74.06
  • EUR 83.90
  • BRENT 71.07 +1.86%

В Карачаево-Черкесии заживо хоронят память о Великой Отечественной войне (2)

Карачаево-Черкесия. Вблизи этой свалки когда-то был памятник жертвам нацизма, уничтоженный после развала СССР. Фото Артур Приймак/EADaily.

Националисты в КЧР из года в год требуют, чтобы в России отменили празднование Дня защитника Отечества и Международного женского дня. Дело в том, что 23 февраля 1944 года были депортированы в Казахстан чеченцы и ингуши, 8 марта того же года — балкарцы. Российские правящие лица, весь русский народ в эти дни должны не пить шампанское, а каяться перед депортированными и их потомками, говорят карачаевские националисты. В их негласном календаре припасена масса дат, в которые Россия должна платить и каяться за «геноциды кавказских народов» с царских времен. Показная истеричная скорбь карачаевских националистов — маскировка для русофобских тенденций, желание сделать «героями Кавказа» тех карачаевцев, которые добровольно присягнули Адольфу Гитлеру.

Продолжение. Начало — 12 октября.

Почему гитлеровцы не замерзли в горах Кавказа

Карачаевские пособники подозревались в убийствах эвакуированных детей близ Теберды и пленных красноармейцев в Учкуланском ущелье. Об этом указано в вышедшем в 1999 году в Черкесске документальном сборнике «Наказаны без срока давности», выдержанном в лучших либерал-националистических традициях ельцинского периода. Архивные сведения, которые даны в сборнике, дают читателю имена карачаевских коллаборационистов, задействованных как организаторы в нацистских преступлениях в КЧР. Это секретарь пронацистского «правительства Карачая и Балкарии» Адам Хубиев, управляющий национальным банком Карачая и Балкарии» А. Х. Джанибеков, замначальника сельской полиции Л. М. Каитов. Им в 1943 году особое совещание НКВД СССР вменило организацию по приказанию нацистов отравления армавирских детей мышьяком и расстрела красноармейцев. В осуществлении этих преступлений в качестве рядовых исполнителей в 1946 году были обвинены семеро граждан СССР карачаевской национальности. Все семеро были осуждены — но не за массовые убийства, а за подтвержденное фактами пособничество врагу в качестве вспомогательных полицейских, проводников и других добровольных помощников — «хиви».

Осужденные за пособничество помогали оккупантам «по хозяйству» в местах, где и были совершены убийства детей из Армавира и попавших в плен защитников Родины. Подозреваемые в организации этих преступлений Хубиев, Джанибеков и Каитов получили по 25 лет лагерей — опять же не за преступления против человечности, а за измену Родине в виде службы нацистам на руководящих должностях в оккупационной администрации. На руках у следствия и суда не было стопроцентной доказательной базы, чтобы за убийства детей и красноармейцев приговорить указанных изменников Родины к смертной казни. И это для тех времен нормально. Палач Хатыни Григорий Васюра до 1980-х годов прятался под личиной заслуженного советского хозяйственника, ветерана Великой Отечественной войны.

Предатели из карачаевцев не только содействовали оккупантам в их бытовых нуждах и писали бумажки в нацистских учреждениях Карачаево-Черкесии и Кавказских Минеральных Вод. Они помогали нацистам силой своих вооруженных и подготовленных людских масс. Данный факт — не измышление советского агитпропа. На это указывает в своей монографии «Фронт за линией фронта» либеральный российский историк Борис Соколов, который сочувственно именует кавказских коллаборационистов «партизанами». Чтобы признать вооруженное пособничество многих карачаевцев нацистам, не нужно быть историком Великой Отечественной войны. Достаточно знать характер местности Северного Кавказа.

Не зря в этом регионе России нацисты первое время флиртовали с местным населением на почве национальных чувств, открывали в мусульманских селениях мечети, в русских — церкви. Без помощи местного населения гитлеровцам было крайне сложно не то что строить в КЧР «новый порядок», а просто передвигаться по сложному кавказскому рельефу, где из-под любого камня оккупантов могла настигнуть беда. Попробовали бы нацисты просто прокормиться или найти ночлег без помощи местного населения… В декабре 1942 года, когда гитлеровцы с помощью местных предателей убивали детей-пациентов и медиков из санаториев Теберды, оккупантам было и дня не прожить без материального обеспечения от местного населения. Зимой в КЧР снега почти нет, но климат дождливый и очень влажный, любые мелкие заморозки — как сильный мороз. И это — только на равнине, в горах КЧР зимой еще холоднее.

Нацистский холуй как «жертва сталинских репрессий»

Еще один важный вопрос. Как и в 1990-х годах, в КЧР идет установка на то, что в каждой служившей нацистам карачаевской вооруженной банде было не более 4−6 человек. Серьезной боевой силой эти банды не являлись, поддержкой местного населения не пользовались. Допустим, это так и было. Но как банды Ислама Дудова, Кады Байрамукова и других военных преступников тогда действовали во враждебной им среде вплоть до 1945 года? Почему этих бандитов ловили в горах и до войны, в 1930-х годах, и каждый раз бандформирования появлялись будто ниоткуда? Значит, «враждебная» среда была для них далеко не враждебной. И какие боевые задачи ставили перед этими бандитами нацисты? Уж точно это был не бытовой «гоп-стоп» на горных перевалах. В августе 1942 года, когда нацисты оккупировали Теберду, на санатории Теберды напала вышедшая из леса банда Абдул-Меджида Джанибекова, который в 1930-х годах действовал в окрестных горах как типичный басмач. При нацистах Джанибеков стал крупным чиновником в оккупационной администрации Теберды. Однако же этот человек в 2003 году был реабилитирован прокуратурой КЧР как «преступно осужденная жертва сталинских репрессий». За Джанибекова в прокуратуру походатайствовали его родственники. Исследователь или простой наблюдатель в КЧР может порассуждать, почему так произошло, но не далее пределов своей квартиры. Если реабилитировали нацистского пособника и бандита, значит, так надо. Разговор окончен.

Возможно, что Адам Хубиев и другие предатели не убили осенью 1942 года в местности Кабак Джашаган 63 детей и двух педагогов из Армавира, не расстреляли в августе 1942 года под Учкуланом 65 красноармейцев. Но эти жертвы нацистской агрессии против СССР действительно убиты гитлеровцами точно не без помощи предателей из местного населения. Преступления нацистских пособников, как и злодеяния нацистов, срока давности не имеют. Сохранение исторической памяти требует возвращения к исследованиям страшных событий нацистской оккупации СССР, которые в силу политических или иных причин были отложены в архив. Сделать это в КЧР, увы, сейчас не представляется возможным — как раз по причинам политическим. Как во времена Горбачева и Ельцина, в республике господствует следующая генеральная линия: депортация карачаевцев — преступление сталинского режима, возвращение к теме пособничества карачаевцев нацистам есть попытка оправдания этого преступления.

Как следствие, историку нельзя спокойно работать по этим эпизодам в архиве и публиковать результаты своих исследований в виде монографий или статей. Журналисту нельзя писать не только о карачаевцах-коллаборационистах, но и о том, что какого-нибудь ребенка-беженца в Великую Отечественную войну приняли в семью, например, осетины из села имени Косты Хетагурова в Карачаевском районе. Карачаевские националисты крайне не любят местных осетин за то, что те молятся по православному обряду в аланских храмах КЧР. Подчеркивание роли осетинского народа в борьбе против нацизма в КЧР крайне злит национально озабоченных представителей карачаевского народа. Но если какой-то журналист по заказу «Конгресса карачаевского народа» (ККН) напишет: большинство осетин или русских в КЧР помогали нацистам, а карачаевцы, не в пример русским и осетинам, всем народом спасали жертв нацизма, то такому журналисту будет почет и уважение от ККН.

И не только от «Конгресса карачаевского народа». Либеральные федеральные издания вроде «Новой газеты» или «Кавказского узла» (иностранное СМИ, признано в РФ иноагентом) — большие любители трогательных историй о том, как нацистские пособники с Северного Кавказа в свободное от службы Гитлеру время якобы спасали детей, женщин и стариков. Следовательно, этих предателей при Сталине отправили в лагеря или расстреляли незаконно и преступно, на цивилизованном Западе их давно бы ждали почести и слава. Как всегда, эти истории не подкрепляются реальными фактами.

Как Карачаево-Черкесия пошла по пути Прибалтики

В 1979 году на трассе союзного значения из Теберды в Грузию поставили памятник эвакуированным в КЧР детям, погибшим от рук нацистов. Памятник выполнили по типовому проекту тех лет — четырехугольная железобетонная стела с металлической красной звездой в навершии, табличкой на стеле и металлической оградой. Вокруг памятника — клумбы с цветами. Памятник установили на старом проезжем пути — выше автомобильной трассы, практически у подножия горной цепи. Согласно документам, здесь после освобождения КЧР в братской могиле были захоронены юные пациенты санаториев Теберды, жертвы одной из нацистских акций. Каждый пеший турист или автомобилист останавливался у памятника и чтил память погибших.

Памятник убитым нацистами детям в начале 1990-х… стал жертвой кампании по реабилитации репрессированных карачаевцев. Идея памятника состояла в том, чтобы напомнить не только о зверствах нацистов, но и их пособников из местного населения. На километры вокруг памятника — сплошь карачаевские поселения, значит, в убийстве детей соучаствовали предатели-карачаевцы, незримо указывал памятник. За это он был снесен в девяностых или в начале нулевых годов — как «памятник клевете на карачаевский народ».

«Символом травли карачаевского народа стало установление памятника вблизи села Нижняя Теберда детям, якобы погибшим от рук карачаевцев в 1942 году. Трудно восполнить тот моральный урон, который был нанесен ложью о детоубийстве. Грубо искажалась вся история карачаевского народа. А ведь карачаевцы — один из древнейших коренных народов Кавказа», — говорится в упомянутом выше документальном сборнике 1999 года «Наказаны без срока давности».

Пикантность ситуации состоит в следующем. Во время установки памятника партийным хозяином Ставрополья, куда Карачаево-Черкесия входила как автономная область, был Михаил Горбачев — кумир нынешних карачаевских националистов. Коньком Горбачева всегда была идеология, следовательно, проект по установке крамольного монумента прошел ревизию у будущего генсека, Михаил Сергеевич поставил на проекте свою одобрительную резолюцию. Иначе и быть не могло. Без обкомовского одобрения в Ставрополье нельзя было построить и кафе-стекляшки, не говоря уже о памятнике, такова была архитектурная реальность в этом курортном регионе РСФСР.

Про уничтоженный парадом региональных суверенитетов памятник убитым нацистами детям близ Теберды сейчас в КЧР вспоминают только редкие специалисты. Место, где когда-то стоял памятник, покрылось непроходимыми зарослями бурьяна и крапивы. Часть территории памятника местные животноводы отвели под пастбища для коров и лошадей. По этим местам проезжал специальный корреспондент EADaily в сопровождении военного историка из Ессентуков. Произошедшая за тридцать лет деформация ландшафта местности (обвалы, оползни), бурьян, копыта и навоз выпасаемого скота, следы алкогольных посиделок туристов и местного населения — все это довело действия разрушивших памятник вандалов до ожидаемого трагического финала. Спецкор нашего издания и его спутник-историк едва нашли под зарослями крапивы что-то похожее на мелкий фрагмент бывшего памятника.

Фото Артур Приймак/EADaily

Свидетельство о массовом убийстве гитлеровцами эвакуированных детей стерто с лица земли в буквальном смысле слова — по воле легализованного в КЧР политического карачаевского национализма. То же самое случилось в наше время с памятником советским офицерам и партийным работникам — освободителям КЧР от нацистов в карачаевском поселке Карт-Джурт в Карачаевском районе КЧР. Памятник поставили в 1979 году на территории поселковой школы как свидетельство о героической борьбе защитников нашей Родины с бандитами служившего нацистам Ислама Дудова. У Дудова среди окрестных карачаевцев были пособники. Окрестности Карт-Джурта этот предатель Родины превратил в свой укрепрайон. Видимо, это неприятное напоминание о том, что не все карачаевцы храбро воевали в рядах Красной Армии и помогали Родине в тылу, развязало руки вандалам, уничтожившим памятник. Паспорт на памятник есть в наличии — а как выглядит сам памятник, сейчас в Карт-Джурте только старожилы вспомнят.

Война с памятниками приводит к уничтожению истории народа и государства. Народ, уничтожающий свое прошлое, не будет иметь будущего. Постсоветская карачаевская национальная идея в этом плане повторяет шаги столь ненавидимых карачаевскими националистами большевиков. То, что «Конгресс карачаевского народа» выдает за свое государственное строительство, поразительно напоминает худшие примеры строительства в СССР коммунизма. ККН был бы рад запретить в России все, что ему не нравится, по обкомовскому принципу: «Нельзя, потому что нельзя!». В ККН, как в худшие периоды истории СССР, неистово выискивают «врагов народа» (карачаевского), шельмуют этих «врагов» на своих «партсобраниях», желают этим «врагам» лютой смерти. Идеал ККН — воссоздание «исторического Карачая». Строят его по принципу строчки из «Интернационала» — про «весь мир насилья мы разрушим».

Уничтожая в период с 1918 года историю России, большевики-ленинцы конструировали в России новую геополитическую реальность — на пустом месте. Историю Карачая идеологи ККН не воссоздают по хроникальным фактам, а придумывают из своей головы. Чего стоят обвинения от ККН осетинам-паломникам к аланским храмам в «пропаганде осетинского язычества»? А угрозы ККН насчет того, что если архиепископа Пятигорского и Черкесского Феофилакта (Курьянова) не накажет руководство РПЦ, то Феофилакта и патриарха Московского Кирилла «заслуженно покарает» Константинопольский патриарх Варфоломей? Надо бы знать «богословам» из окружения спонсора карачаевских националистов Алия Тоторкулова, что Варфоломей для РПЦ — создатель раскола, преступник, российскому Кавказу не хозяин и никогда им не был. Национал-строителям из ККН, которые хотят переписать историю кавказского христианства, стоило бы изучить получше карачаевский традиционный ислам… В нем они, мягко говоря, не сильны.

Не обладая знаниями в религии своего народа, многие карачаевские националисты ударяются в тенгрианство. В этой прарелигии тюрков строители Карачая разбираются на уровне популярных у неоязычников псевдонаучных брошюрок. Популярный у карачаевских националистов историк Ахмад Салпагаров на полном серьезе утверждает, что черкесы, кабардинцы и абазины — «потерявшие родной корень тюрки», потомки неких «пракарачаевцев», которые якобы жили на Северном Кавказе со времен проповеди там апостола Андрея Первозванного. Что сказать на это… Большой «привет» младотуркам из Османской империи, которые считали «турками-ренегатами» персов и арабов. Эти измышления — пропаганда аннексии в пользу «исторического Карачая» земель черкесоязычных народов Кавказа. И еще — призыв к переделу российского Кавказа. Такой передел превратит регион в типичную «карту кровавых границ», дудаевско-масхадовская «Ичкерия» покажется на фоне этого безобидной мальчишеской дракой.

Пантюркистские сентенции в духе Салпагарова публикуются в серьезных карачаевских изданиях. Увы, власти КЧР смотрят на это сквозь пальцы, как на детские шалости, которые, видите ли, скоро пройдут. На популярных у карачаевских националистов интернет-ресурсах можно встретить статью «Борьба карачаевцев и балкарцев против Советской власти», где карачаевское пособничество нацистам названо продолжением «героического джихада» карачаевцев и балкарцев против Российской империи. Русофобскому душку этой статьи позавидовал бы запрещенный в России «Кавказ-Центр».

Нельзя духовные скрепы ставить на гнилую несущую основу

Руководство «Конгресса карачаевского народа» добивается криминализации по всей территории России любых попыток оправдать сталинские депортации карачаевцев, балкарцев, вайнахов, крымских татар, калмыков, прибалтов… В переводе на нормальный русский это означает, что карачаевские националисты хотят уничтожить в российской исторической науке целый раздел, посвященный национал-коллаборационизму в Великой Отечественной войне.

В ККН предусмотрительно не запрещают изучать и оглашать в медиасфере власовщину. В условиях, когда про нерусских приспешников Гитлера говорить нельзя, а про русских предателей можно, получится, что Гитлеру присягали в огромных количествах только русские. Нетрудно догадаться, что отложится при таком результате в неокрепших головах наших сограждан — особенно восприимчивой к пропаганде молодежи. Претворись желание ККН в жизнь, это еще будет означать открытие шлюзов для волны прославления нацистских пособников нерусской национальности.

Деятели из «Конгресса карачаевского народа», похоже, не задумываются, как бы отреагировали на эти фокусы Осман Касаев, Залихат Эркенова, Харун Богатырев, Борис Казиев и другие настоящие герои карачаевского народа, борцы с нацизмом. Карачаевские антифашисты, как и их русские товарищи по оружию, ненавидели предателей из «своих» еще больше, чем немцев из вермахта и СС, могли расстрелять этих предателей без суда и следствия. Эта благородная ненависть, как и преступления нацистов, срока давности не имеет. Негативное отношение к самим предателям спустя 75 лет после окончания войны переносится на тех, кто их героизирует. Это логично и правильно.

Черкесск. Интересно, как бы посмотрели эти воины-интернационалисты на происходящее сейчас с памятью о Великой Отечественной войне на их родине… Фото Артур Приймак/EADaily

Табуирование в публичном пространстве КЧР темы карачаевского коллаборационизма — неутешительный признак того, как идущая по всей России ковка духовных скреп в Карачаево-Черкесии выродилась в имитацию. Конечно, в Черкесске напротив подворья местного архиепископа расположен красивый военный мемориал, где в граните увековечены герои Великой Отечественной войны, уроженцы республики. Но в условиях насаждаемой в регионе фактической кастрации исторической памяти этот мемориал заставляет вспомнить роман Александра Проханова «Красно-коричневый», про ельцинскую Россию 1993 года. Герой этого романа сравнивает современный ему ренессанс дореволюционных российских традиций — православие, двуглавый орел на гербе России, и так далее — с тем, как Россия превращается в бесправную колонию США под звон церковных колоколов, а девушки в кокошниках и сарафанах подносят хлеб-соль оккупантам из стран НАТО.

Вместо заключения. То, как карачаевские национал-«демократы» переносят критику в свой адрес, спецкор EADaily в КЧР ощутил на себе. Стоило спецкору опубликовать материал про спонсора «Конгресса карачаевского народа» Алия Тоторкулова, как в Facebook спецкора стали поступать угрозы от карачаевских националистов, сопровождаемые грязными ругательствами в адрес автора материала и русского народа. По совету своих хороших знакомых — местных жителей, спецкор на время уехал из КЧР в другой регион Северо-Кавказского федерального округа. Автор этих строк напоминает «радетелям за счастье карачаевского народа»: пропаганда экстремизма и препятствование работе журналиста в России караются Уголовным кодексом.

Артур Приймак, Карачаево-Черкесия

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/10/14/v-karachaevo-cherkesii-zazhivo-horonyat-pamyat-o-velikoy-otechestvennoy-voyne-2
Опубликовано 14 октября 2021 в 08:12
Все новости

30.11.2021

Загрузить ещё
Опрос
Что вы думаете о названии «QR-код»?
Результаты опросов