Меню
  • USD 73.92 +0.27
  • EUR 83.56 +0.29
  • BRENT 70.79 +1.13%

Напряженность в коалиции и «бездна Осло»: Израиль в фокусе

Глава партии РААМ Мансур Аббас. Иллюстрация: Twitter

Портал newsru.co.il опубликовал обзор политической ситуации в Израиле, за неделю, подготовленный журналистом Габи Вольфсоном.

1 октября премьер-министр Нафтали Беннет должен был посетить центр вакцинации в Умм эль-Фахме. Уровень заболеваемости коронавирусом в арабском секторе остается крайне высоким, темпы вакцинации — низкие. Еще находясь в США, глава правительства объявил арабские населенные пункты приоритетными при подготовке новых шагов по борьбе с эпидемией. Поездка в Умм эль-Фахм выглядела абсолютно логичной, однако поздно вечером 30 сентября выяснилось, что визит отменен, причем отменен по причине, которая еще долго будет обсуждаться. 1 октября в арабском секторе отмечают годовщину событий 2000 года, когда на фоне начавшейся «Интифады Аль Акса» израильские арабы устроили массовые беспорядки в различных населенных пунктах. Беспорядки сопровождались поджогами, актами вандализма и нападениями на полицейских и прохожих. В ходе столкновений тогда были застрелены 13 арабов. В арабском секторе убитые были объявлены шахидами, и именно их памяти будут посвящены мероприятия 1 октября. «Визит отменен по нашей просьбе, из уважения к памяти шахидов», — передали из партии РААМ. Любопытно, что позднее глава партии Мансур Аббас опубликовал свое собственное заявление, в котором утверждал, что отмена визита связана с тем, что Беннет пришел к выводу о неэффективности поездки. «Визит отменен из-за проблем, связанных с охраной», — заявили в окружении Беннета.

Какими бы ни были подлинные причины отмены визита, этот скандал, который может развиться в серьезную «политическую аварию» премьер-министра, является миниатюрным отражением крайне сложной ситуации, в которой находится глава правительства, не имеющий не только электоральной базы и минимального опыта, но и мало-мальски опытных людей в своем окружении, способных проверить даты прежде, чем назначать поездку (ровно как и проверить точно имя раненного солдата прежде, чем организовывать беседу премьер-министра с его родителями). В оппозиции, разумеется, не упустят возможности извлечь политическую выгоду из тактического, но очень болезненного провала главы правительства и его окружения. «Нет той низости, в которую не пойдет Беннет, ведя борьбу за свое политическое выживание, которое полностью зависит от Мансура Аббаса», — уже заявили в «Ликуде».

Отношения руководства коалиции с партией РААМ в последние недели оставляют желать лучшего. Исламисты требуют выполнения параграфа коалиционных соглашений о признании трех незаконных деревень. «Нас воспринимают как само собой разумеющееся, и мы с таким подходом мириться не собираемся», — заявил источник в РААМ. Очень может быть, что заявление руководства партии, сознательно ставящее Беннета в крайне непростую ситуацию — это еще одно проявление напряженности в коалиции.

Одним из основных внешнеполитических событий можно назвать выступление Нафтали Беннета на 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Впрочем, несмотря на тщательную подготовку, и там не обошлось без скандалов. Мне кажется, что выступление Беннета в Нью-Йорке было весьма успешным. Он сдал второй заокеанский экзамен (первый был во время недавней встречи в Белом доме с президентом Джо Байденом) и уже сейчас можно с уверенностью сказать, что оба экзамена сданы им на оценку «удовлетворительно». Из-за еврейских праздников, ограничивших Беннета в выборах даты, он выступал на сессии Генеральной Ассамблеи одним их последних. Трудно сказать, была ли возможность договориться о более рейтинговом времени выступления, но факт остается фактом: 9 утра — не прайм-тайм, большинство глав государств уже разъехались, а для прочих эта речь особого интереса не представляла. Беннет нервничал. Это было заметно и по несвойственной ему замедленности речи, и по паузам, которые были длиннее обычного и по полному отсутствию экспромта. Беннет понимал, что не сможет переиграть своего предшественника Биньямина Нетаньяху в том, что касается ораторского искусства. Главной задачей было: не опозориться, не стать посмешищем. И закрепить в сознании израильтян, что на трибуне стоит новый премьер-министр, который собирается еще долго оставаться на этой должности.

Большинство поставленных задач Беннет выполнил. Он сказал все, что хотел, и промолчал обо всем, что хотел. Он говорил о новом правительстве (преимущественно обращаясь к израильтянам), говорил о борьбе с коронавирусом, об Иране. Он ожидаемо и многозначительно промолчал о палестинцах. Это молчание напомнило всем, что Нафтали Беннет хоть и отложил, по его собственным словам, в далекий ящик свои идеологические принципы, но полностью от них не отказался. Палестинского государства не будет до тех пор, пока Беннет находится в канцелярии главы правительства. Впрочем никто от него и не ждал прорыва на переговоров с автономией. Даже в американской администрации демократа Джо Байдена хорошо изучили урок настойчивых, но бесплодных попыток Барака Обамы подтолкнуть Израиль и палестинцев к соглашению, и предпочли держаться подальше от этого непроходимого болота.

Президент Байден отказался встречаться с главой автономии Махмудом Аббасом в кулуарах сессии, и тот ограничился отправкой видеообращения, в котором пригрозил Израилю Гаагским судом, если в течение года правительство не примет решения об отступлении из Иудеи и Самарии. Мало кто отнесся всерьез к этому заявлению Аббаса. Лишь лидеры партии МЕРЕЦ продолжают мечтать о переговорах с раисом, и в ближайшие дни встретятся с ним в Рамалле. В канцелярии Беннета до сих пор не пришли к решению о том, является ли эта встреча поводом для конфликта в коалиции за полтора месяца до голосования по утверждению государственного бюджета.

Иранская тематика, которая была чуть более контроверсальной, тем не менее не явила миру какую-то исключительную новизну подхода, во всяком случае во внешних проявлениях. А вот что касается коронавируса, то тут Беннет своими высказываниями поставил слушателей в тупик. Мало кто обратил бы внимание на достаточно банальное высказывание о том, что решения должны принимать политики, а не специалисты, если бы сразу за этим не последовал брифинг, в ходе которого Беннет обрушился с резкой критикой на руководство израильского минздрава. В коллективном сознании два мероприятия слились в одно, и визит Нафтали Беннета оказался целиком и полностью посвящен конфликту с руководством Минздрава. Впечатление от первого визита Беннета в ООН оказалось смазанным.

Зачем Беннету понадобилось превращать визит в Нью-Йорк в еще один эпизод войны с Минздравом, толком не знает никто. По мнению стратегического советника Ронена Цура, Беннет недооценил возможный резонанс своих высказываний. «Стратегия Беннета заключается в стремлении делать как можно меньше ошибок и выходить из сложных, пока незнакомых ему ситуаций с минимальными потерями. Именно поэтому я думаю, что нападки на представителей Минздрава были скорее необдуманными, нежели хорошо спланированными», — сказал Цур в интервью «Кан РЭКА».

Конфликт премьер-министра с руководством Минздрава, о котором неоднократно говорилось, вызвал кризис в отношениях между Беннетом и главой МЕРЕЦ Ницаном Горовицем. Министр здравоохранения естественным образом оказывает поддержку своим подчиненным, а раздражение Беннета растет. В Минздраве предлагают подумать о новых ограничениях, Беннет в свою очередь говорит о необходимости смотреть на картину шире. Немаловажной составляющей этой картины является нежелание Беннета даже отдаленно действовать так, как действовал Нетаньяху. В настоящий момент Беннет получает поддержку от лидеров остальных партий коалиции, в первую очередь со стороны главы «Еш Атид» Яира Лапида. Министр иностранных дел лично заинтересован в том, чтобы эта непростая коалиция просуществовала до смены власти по ротации. Неслучайно на мероприятии, посвященном ста дням работы нынешнего правительства, Лапид призвал своих товарищей по коалиции не погружаться в споры, которые касаются идеологических основ. Когда коалиция настолько разношерстна, идеологические дискуссии могут быть чреваты развалом. А именно этого Лапид всеми силами попытается избежать.

Министр финансов Авигдор Либерман остается верен своей тактике: минимум участия в коалиционных «разборках». Глава финансового ведомства продолжает подготовку к бюджетным баталиям в Кнессете. По хорошо известной динамике, прежде чем утвердить бюджет (а если ничего экстраординарного не произойдет, он будет утвержден) партии попытаются выторговать как можно больше. РААМ уже требует дополнительных бюджетов. До 14 ноября Либерману придется находить выход из многих сложных ситуаций.

В понедельник, 4 октября, открывается зимняя сессия Кнессета 24-го созыва. Наибольшее внимание привлечет в эту сессию закон, запрещающий политику, обвиняемому в уголовных преступлениях, баллотироваться на пост премьер-министра. Позиция главы правительства Беннета по этому вопросу остается неясной, но если законопроект будет утвержден, то шансы на возвращение в политику Биньямина Нетаньяху становятся призрачными.

И последнее. Израильский фильм «Леа Цемель — адвокат» стал лауреатом Новостной и документальной премии «Эмми» в номинации «Лучший документальный фильм». Вряд ли есть один человек на планете, который всерьез считает, что премирован фильм или его создатели. Премирована Леа Цемель, которая на протяжении десятков лет защищает террористов, совершавших зверские убийства израильских граждан и солдат. Ни один официальный израильский источник, ни одна влиятельная общественная организация (за исключением «Им Тирцу») не сочла нужным высказаться по поводу этого столь же скандального, сколько и ожидаемого решения, в очередной раз поощряющего радикальных антиизраильских деятелей.

12 октября исполнится 21 год со дня линча в Рамалле, некоторых из участников которого, в том числе того, кто фотографировался, демонстрируя руки, обагренные кровью Вадима Нуржича и Йоси Авраами, защищала Леа Цемель. Теперь фильм о ней лауреат премии «Эмми». (newsru.co.il)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью американо-израильского журналиста, заместителя редактора газеты «The Jerusalem Post» Кэролайн Глик, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Назад, в бездну Осло».

Рабин и Перес сумели продвинуть Осло, поскольку средства массовой информации и судейско-прокурорская элита поддержали их в демонизации оппонентов, изображая сионистов «врагами мира».

Фейсал Хусейни, державший в Палестинской администрации «портфолио» по вопросам Иерусалима, незадолго до своей смерти, летом 2001 года, по сути, разоблачил мошенничество, лежавшее в основе процесса Осло. В интервью газете «Аль-Араби» Хусейни откровенно рассказал, что ни Ясир Арафат, ни его заместители и приспешники никогда не рассматривали «мирный процесс» как способ достижения мира с Израилем. Напротив, Осло для них был средством достижения совершенно противоположной цели — уничтожения Израиля «от реки до моря».

Хусейни честно назвал процесс Осло «троянским конем». Арафат и его люди были вражеской армией, проникающей в город «в чреве деревянного коня».

Когда в июле 2000 года Арафат отверг государственность для палестинских арабов и мир на саммите в Кэмп-Дэвиде, а два месяца спустя развязал террористическую войну против Израиля, это было не более, чем началом атаки «отряда, выскочившего на главную городскую площадь из лошадиной статуи».

«Вот теперь началось настоящее дело», — пояснил Хусейни.

ООП плодотворно использовала семь предшествовавших этой войне лет для укрепления собственной мощи. Арафат вел «мирные» переговоры, а Израиль платил бешенную цену за право продолжать переговоры с лживым террористом и его подельниками.

Израиль передал им сектор Газы. Израиль отдал им власть над арабскими городами и деревнями в Иудее и Самарии. Израиль обеспечил их оружием и боеприпасами.

Израиль предоставил им международную легитимацию. Израиль, а с его разрешения и страны мира, стали ежегодно переводить террористам ООП миллиарды долларов. Наконец, Израиль позволил ЕС и ЦРУ вооружать и обучать банды террористов Арафата.

Арафат пообещал, что в обмен на все это, он, якобы будет бороться с террором и создаст институты, необходимые для управления государством.

Вместо этого он и его приспешники превратили города, которые Израиль отдал им в управление, в базы террора. Они использовали полученные средства для финансирования террористических армий. Они воспользовались международной легитимацией, ставшей результатом признания их Израилем для эскалации и расширения своей политической войны против самого права еврейского государства на существование.

Израильское общество не нуждалась в интервью Хусейни для осознания того, что Осло — возможно, самая страшная стратегическая ошибка в истории Израиля. Первый арабский террорист-смертник взорвался на переполненной автобусной остановке всего через семь месяцев после того, как 13 сентября 1993 года Рабин и Арафат пожали друг другу руки в Белом доме.

Между их рукопожатием и началом войны Осло в сентябре 2000 года количество израильтян, убитых арабскими террористами, в два раза превысило число израильтян, погибших от террора между 1967 и 1993 годами (т. е. с конца Шестидневной войны и до соглашений Осло).

Сегодня, 28 лет спустя после подписания договора в Осло, несмотря на его неприятие подавляющим большинством общества, мы по-прежнему живем в мире, сформированном этим катастрофическим соглашением. Стратегические и политические реалии процесса Осло по-прежнему доминируют в жизни страны.

Палестинская администрация по-прежнему существует и продолжает финансировать и разжигать террор, не переставая при этом вести политическую войну против Израиля.

Одержимое процессом Осло «международное сообщество» по-прежнему требует, чтобы Израиль «пошел на болезненные уступки ради мира», и вместе с израильскими левыми настаивает на том, что «решение о двух государствах» является единственным возможным способом разрешить бесконечную войну палестинских арабов, цель которой состоит в уничтожении Израиля.

В течение многих лет израильские левые во главе с Шимоном Пересом отвергали общественное сопротивление своей радикальной и провальной политики, издевательским вопросом, мол: «А какова ваша альтернатива?» Будто бы у Израиля нет никаких других вариантов, кроме как сдаться во имя «мира» на милость арабским террористам.

Наконец, год назад мы увидели эту альтернативу: план суверенитета, который был поддержан Америкой. Этот план показал, что есть возможность управлять Иудеей и Самарией, обеспечивая интересы как Израиля, так и палестинских арабов, без всякой связи с необходимостью усиливать арабские террористические группировки.

Что касается мира, то соглашения Авраама ясно показали, что ключом к миру с арабским миром вовсе не было преклонение перед террористами.

Всем вдруг стало ясно, что этим самым ключом к миру является военная, экономическая, дипломатическая и социальная мощь Израиля. Страны, подписавшие Соглашения Авраама заключили мир с Израилем, только потому что мы оказались сильны и были готовы упорно отстаивать свои права и интересы.

Увы, прошлогодний проблеск истинной альтернативы капитуляции, предлагаемой левыми, сегодня уже кажется далекой мечтой.

Правительство Лапида-Ганца-Беннета вдохнуло новую жизнь в дряхлые и вульгарные лозунги Осло, представив их якобы оригинальной идеей. Так, будто мы все родились вчера и уже ничего не помним.

«Безопасность ради процветания», план Лапида по «стабилизации» контролируемого ХАМАСом сектора Газа, является самой откровенной попыткой возродить главное требование Осло, состоящее в том, что Израиль, мол, обязан удовлетворить все требования палестинских арабов, в обмен на неопределенные обещания с их стороны стать более умеренными… когда-нибудь… в неопределённом будущем.

План Лапида ошеломляет своим наглым и бессмысленным безумием.

Так, согласно этому плану, Израиль должен позволить ХАМАСу восстановить свои ракетные склады и террористическую инфраструктуру, предоставляя террористам астрономические количества всевозможной гражданской помощи. ХАМАС же, ответит, временным приостановлением ракетных ударов по Израилю…

При этом «международное сообщество» якобы станет гарантом того, что ХАМАС прекратит использовать гуманитарную помощь в тех целях, в которых он непрерывно использовал её в течение последних 15 лет с тех самых пор, как захватил контроль над сектором Газы. Да-да, то самое «международное сообщество», которое пассивно и активно поддерживало ХАМАС на протяжении всех этих 15 лет.

В свою очередь «жители Газы», мол, свергнут ХАМАС, если тот заблокирует процветание, используя «гуманитарную помощь» для создания своих террористических арсеналов. Да-да, те самые палестинские арабы Газы, Иудеи и Самарии, которые горячо поддерживают ХАМАС и требуют выборов в Иудеи и Самарии, чтобы ХАМАС, использующий всю гуманитарную помощь исключительно для войны с Израилем на протяжении всех последних 15 лет, наконец бы смог оттеснить от власти ФАТХ и ООП.

При этом главарь ПА и ООП Махмуд Аббас, не пользующийся практически никакой поддержкой своего общества, якобы является «законным партнером» Израиля в достижении мира. Более того, он, мол, наш партнер в борьбе с террором, хотя именно он подстрекает и финансирует этот самый террор. Тем не менее правительство Лапида-Ганца-Беннета прилагает усилия по расширению полномочий Аббаса, стремясь укрепить власть якобы «умеренных».

Армия обороны Израиля, — продолжает развивать свою вздорную химеру Лапид, — не может вести бесконечные войны с ХАМАСом. При этом, однако, наша армия по утверждениям Лапида достаточна сильна, а потому Израиль может позволить ХАМАСу восстановить свой арсенал и военную инфраструктуру.

И если все это вас ещё не убедило, Лапид бросает на стол свой главный козырь — «международную легитимность». Израиль не сможет жить без «международной легитимности», а её у него, якобы, не станет, если он не даст палестинским террористам всего того, что они требуют. Так или иначе, — завершает Лапид, — все это имеет смысл, поскольку единственной альтернативой, мол, было и остаётся — «решение о двух государствах».

Как вообще всё это возможно повторять после всего, через что мы уже прошли. После всего, что мы уже узнали и увидели? Как и почему мы все еще живем в реальности Осло?

Ответ начинается буквально с названия самого этого фальшивого мирного процесса: «Осло». Оно изначально было норвежского, а не израильского производства.

В 1993 году антиизраильское правительство Норвегии предложило двум израильским «борцам за мир», работавшим в аналитическом центре, связанном с тогдашним заместителем министра иностранных дел Йоси Бейлином, приехать в Осло для встречи с высокопоставленными террористами ООП. Те согласились несмотря на то, что в то время израильский закон запрещал любые контакты между гражданами Израиля и членами террористической группировки ООП.

И хотя они не представляли никого кроме самих себя, Яир Хиршфельд и Рон Пундак радостно согласились и принялись вести переговоры, так, будто бы они были реальными представителями Израиля. Когда переговоры дошли до определенной точки, о них рассказали Бейлину, а тот сообщил Пересу.

Наконец, после того как Арафат (по подсказке израильских левых) сорвал шедшие тогда официальные мирные переговоры, которые представители Рабина вели в Вашингтоне, Перес рассказал обо всём этом и Рабину тоже.

То ли не желая вступать в открытое противостояние с Пересом, которое потенциально могла привести к падению правительства, то ли, действительно надеясь, что в результате этих вопиюще антидемократических действий может произойти что-то позитивное, Рабин согласился сделать сделку Осло официальной политикой своего правительства.

Общество в своей массе с самого начала выступило против Осло. Чтобы добиться одобрения Кнессетом соглашений Осло, Рабину потребовалась поддержка антисионистских арабских партий.

После того, как ультраортодоксальная партия ШАС покинула правительство Рабина, тому, чтобы сохранить власть пришлось соблазнить и переманить к себе двух депутатов из крайне правой партии «Цомет». Те покинули свою партию и отказались от своей идеологии, предав собственных избирателей.

Рабин купил их с помощью портфелей министра и замминистра, проведя, таким образом, вторую часть сделки Осло через Кнессет большинством в один голос. Характерно, что, несколько лет спустя, после этих событий, перебежчик из партии «Цомет», ставший министром, был разоблачён, сначала, как наркоторговец, а затем и вовсе как иранский шпион.

Рабин и Перес сумели продвинуть Осло, поскольку средства массовой информации и судейско-прокурорская элита поддержали их в демонизации оппонентов. Сионисты были объявлены «врагами мира» — пособниками террористов.

Рабин даже ввел специальный термин — «убийцы мира». Лидеры оппозиции, которые произносили аргументированные и потому душераздирающие речи против катастрофического соглашения Осло, оказались обвинены в «подстрекательстве». Жертв арабского террора окрестили «жертвами мира».

Ариэль Шарон, ставший премьер-министром в самый разгар террористической войны Арафата против Израиля, решил положить конец своей демонизации в СМИ, присоединившись к мафии Осло. Утверждая, что, мол, из канцелярии премьер-министра все выглядит иначе,

Шарон продолжил политику левых и осуществил варварское массовое изгнание законопослушных израильских граждан из их домов в секторе Газы. При этом в 2003 году Шарон был переизбран с огромным перевесом, именно потому, что выступил против левой платформы, подразумевавшей изгнание евреев («Судьба Тель-Авива повторит судьбу Нецарим»).

Но теперь ему было все равно. Он изгнал 10 000 израильтян из своих домов в 2005 году, а 18 месяцев спустя, как он сам и предупреждал ранее, ХАМАС захватил контроль над сектором Газы. СМИ прикинулись изумлёнными. Впрочем, кто знает, возможно, они и вправду не понимали, что именно этим всё и закончится.

Биньямин Нетаньяху предпочитал игнорировать Осло в надежде, что оно увянет само собой и исчезнет на фоне успеха дипломатической альтернативы, которую он сумел построить, опираясь на свой подход создания сильного Израиля.

Однако, несмотря на ошеломительный успех его усилий, Осло пережило план суверенитета и договоренности Авраама, а также, пребывание Нетаньяху у власти. И вот теперь, оно подобно полуистлевшему зомби из фильмов ужасов вновь восстаёт из праха и небытия, намереваясь обрушиться на нас с новой силой.

В интервью накануне праздника Йом Кипур премьер-министр Нафтали Беннет повторил слова Шарона, сказав, что, мол, оставил свою идеологию и политические позиции, войдя в кабинет премьер-министра. Во вторник вечером помощница Беннета, министр внутренних дел Айелет Шакед предупредила о растущем «подстрекательстве и экстремизме», в правых, надо полагать, кругах.

Правительство Лапида-Ганца-Беннета — это в своём роде правительство Рабина-Переса, только на стероидах.

Рабин купил своих правых перебежчиков с помощью одного министерского и одного зам министерского портфелей. Беннет же смог добиться для себя двухлетнего премьерства, а Гидеон Саар стал министром юстиции.

Правительство Рабина-Переса нуждалось в антисионистских арабских партиях, чтобы провести соглашения Осло. Правительство Лапида-Ганца-Беннета нуждается в антисионистских арабских партиях буквально в каждом своём шаге. И, подобно правительству Рабина-Переса, нынешнее правительство обязано своим выживанием могучей защитной стене, созданной для них средствами массовой информации и судейско-прокурорской кликой.

В этом вся суть дела. Осло, несмотря на то что оно стало настоящей катастрофой для Израиля, буквально на всех уровнях, сумело выжить в течение 28 лет, исключительно потому что его поддержал и продолжает поддерживать правящие Израилем элиты.

В первые годы Осло я сама была свидетелем процесса, заставлявшего израильских дипломатических и военных руководителей, равно как и высших государственных служащих вопреки ясно осознаваемой ими угрожающей реальности, поддерживать иллюзию мира Осло.

В период расцвета Осло, с 1994 по 1996 год, в качестве капитана Армии обороны Израиля в министерстве обороны я входила в ключевую группу израильской переговорной команды. Я присутствовала на переговорах в Каире, Табе и Эйлате.

Уже тогда мошенничество палестинских арабов было совершенно очевидным. Каждые две недели я писала и распространяла подробные отчеты о том, как палестинские официальные лица каждую неделю выходя с переговоров, приказывали своим людям нарушать все обещания, которые они только что дали израильтянам.

Я подробно документировала эти мошенничества, всю эту ложь Осло. И я видела, как один за другим командиры и старшие должностные лица, прекрасно понимавшие опасность и знавшие правду, предпочитали поддержать «новую версию», в большинстве случаев просто игнорируя при этом факты.

Именно поэтому мы не можем похоронить Осло на избирательных участках, хотя победа на выборах является предварительным условием для вбивания осинового кола в этого монстра. Осло будет окончательно похоронено лишь тогда, когда мы заставим правящую элиту Израиля отказаться от него в пользу сионизма и правды. (Автор: Кэролайн Глик. Источник на английском: Israel Hayom)

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/10/01/napryazhennost-v-koalicii-i-bezdna-oslo-izrail-v-fokuse
Опубликовано 1 октября 2021 в 10:52
Все новости
Загрузить ещё
Facebook