Меню
  • USD 70.85
  • EUR 82.43
  • BRENT 84.88 -0.29%

«Северный поток — 2». Стоит ли беспокоиться Белоруссии?

Иллюстрация: pikabu.ru

События последних месяцев на европейском газовом рынке заставили многие страны континента задуматься о своём будущем. Невероятно высокие цены на голубое топливо, полупустые хранилища газа, политические спекуляции вокруг темы энергетической безопасности, споры относительно использования традиционных видов энергоресурсов и многое другое довели ситуацию до накала. Не последнюю роль в происходящем играет тема газопровода «Северный поток — 2» (СП-2), которая коснулась не только стран — потребителей российского газа, но и транзитёров, одним из которых является Белоруссия.

Россия давно приняла решение обезопасить себя и своих западных партнёров от различных геополитических рисков при поставках энергоресурсов, чему должны были способствовать проекты новых газопроводов. Появление «Турецкого» и «Северного» потоков стало серьёзной проблемой для стран, которые долгие годы зарабатывали на транзите российского голубого топлива, попутно обвиняя Москву в агрессии. В самом же Евросоюзе, где в большинстве случаев заинтересованы в российском газе, в целом положительно оценивали и продолжают оценивать действия «Газпрома». Однако политические вопросы по-прежнему довлеют над принятием большинства решений в Брюсселе или Берлине. Немаловажную роль в этом играют США, которые упорно стремятся посадить ЕС на свой сжиженный природный газ (СПГ), используя для этого не только механизм санкций, но и своих европейских сателлитов. Польша, страны Прибалтики и Украина даже после окончания строительства СП-2 не смогли успокоиться и продолжают обвинять Москву в стремлении закабалить Европу. Порой дело доходит до абсурда, когда «Газпром» обвиняется в том, чего от него ранее требовали в ЕС, а также в сложившейся сегодня ситуации на континенте в сфере энергопотребления.

2021 год стал шоковыми для газового рынка Европы. Основными и объективными причинами нынешних заоблачных цен на газ большинство экспертов называют не действия «Газпрома», как об этом говорят в Киеве и Варшаве, а различные факторы экономического и спекулятивного характера. Среди основных называют ситуацию на азиатском рынке, где не прекращается наращивание потребления газа, что автоматически взвинчивает цены на него по всему миру. Неудивительно, что многие поставщики, в первую очередь СПГ, переориентировали свои потоки именно в этот регион, поставив Европу в крайне затруднительное положение. К тому же европейцы оказались и сами виноваты в происходящем. Можно напомнить, что Брюссель, который в последние полтора десятка лет ведёт политику сдерживания России на своём энергетическом рынке, ранее ввёл в действие так называемый Третий энергетический пакет, который фактически запрещает одной компании продавать и транспортировать газ одновременно. Из-за этого «Газпром» юридически не может существенно нарастить свои поставки в Европу, даже если бы и хотел.

Кроме того, холодная зима 2020−2021 годов и восстановление европейской экономики после введённых ранее ограничений, связанных с пандемией коронавируса, серьёзным образом истощили подземные хранилища в ЕС. На протяжении текущего года европейские компании неохотно их заполняли, надеясь либо на снижение цен, либо спекулируя на уже существующих. Это привело к тому, что ко второй половине сентября в Европе хранилища были заполнены на уровне чуть более 70% и при нынешних темпах наполнения не смогут обеспечить комфортное прохождение зимнего сезона.

Немаловажным является и то, что в ЕС в последние годы упорно продвигается политика перехода на экологические виды топлива. Это и ранее вызывало серьёзные споры внутри объединения, так как эффективность новых направлений пока вызывает серьёзные сомнения. В текущем году к проблемам добавилось и сокращение добычи газа в самой Европе, в первую очередь в Норвегии, на которую многие противники России возлагают серьёзные надежды. Попутно тема с СПГ из США, которую так активно продвигают страны Прибалтики и Польша, в нынешнем году в очередной раз подтвердила свою авантюрность. Цены на данный вид топлива и в былые годы были крайне нестабильными, а его поставщики, которые в массе своей работают на краткосрочных контрактах, всегда ориентировались на получение максимальной и сиюминутной выгоды.

В то же время «Газпром» в основном поставляет в ЕС трубопроводный газ по долгосрочным контрактам, поэтому и цена его менее волатильна, а поставки более надёжны и не зависят от краткосрочной конъюнктуры на рынке. Это не означает, что стоимость российского газа не меняется, — по предварительным расчётам, при сохранении нынешних цен на спотовых рынках его стоимость к концу года составит около $ 400 за тыс. кубометров. В прошлом году она была около $ 120. Однако договороспособность и надёжность «Газпрома» выглядят куда более реальными, чем у поставщиков СПГ, которых абсолютно не заботят проблемы конечных потребителей. Различные заявления и обеспокоенности относительно «энергетического голода» Европы, о котором недавно заявил советник Госдепа США по энергетической безопасности Амос Хохштейн, являются не более чем ширмой для обвинений России и для очередной попытки продвижения американского СПГ на рынки ЕС. По его словам, Москва «пытается использовать энергетический кризис» в пользу газопровода «Северный поток — 2», а нынешние объёмы поставок российского газа «необъяснимо меньше по сравнению с предыдущими годами и с тем, на что они способны». При этом Вашингтон умалчивает, что российская компания ранее пошла на уступки западным партнёрам, подписав все необходимые договоры, которые ей навязывали, и сегодня не отступает ни на букву от их исполнения, в том числе и в отношении Украины.

В частности, по информации российской компании, за восемь с половиной месяцев она экспортировала в страны ЕС 138,6 млрд кубометров газа. На середину сентября ежедневные поставки составляли более 400 млн кубометров. При таких темпах «Газпром» до конца года выйдет на заявленные ранее 183 млрд кубометров, и для этого ему не нужны дополнительные объёмы транзита, а у компании нет обязательств наращивать свои поставки сверх тех, которые оговорены с ЕС. Нет сегодня и юридических вопросов по использованию украинской газотранспортной системы (ГТС). «Газпром», согласно подписанным в 2019 году соглашениям, в любом случае оплачивает транзитные мощности Киеву, вне зависимости от их использования. Однако всё это нисколько не смущает критиков России, по мнению которых, СП-2 и действия Москвы сегодня являются главными виновниками сложившейся ситуации на газовом рынке ЕС.

Европейские и американские политики продолжают винить Россию в искусственном создании ситуации на рынке газа Евросоюза. Утверждается, что «Газпром» проводит некую операцию в попытке принудить Брюссель к выполнению своих требований по снятию ограничений Третьего энергопакета в отношении СП-2 и его скорейшего ввода в эксплуатацию. Например, утверждается, что дефицит голубого топлива на европейском рынке связан с выкачиванием компаниями, связанными с «Газпромом», газа из хранилищ и намеренным отказом от их полного заполнения. Обвиняют российскую компанию и в нежелании закупать дополнительные объёмы на транзит у Польши и Украины, хотя Киев и сам предложил на октябрь бронирование на треть меньше от обычного объёма дополнительных мощностей. Дополнительно к этому известные своей преданностью Белому дому европарламентарии из Польши и стран Прибалтики стали инициаторами петиции, где обвинили российскую компанию в высоких ценах на газ и преднамеренной организации аварии в начале августа на заводе по подготовке конденсата под Новым Уренгоем.

Масла в огонь продолжает подливать и Украина. В Киеве не могут смириться с проигрышем в войне против СП-2 и дошли до того, что не просто стали требовать действий от своих западных партнёров, но и шантажировать их. Например, в начале сентября вице-премьер по вопросам европейской и евро-атлантической интеграции Украины Ольга Стефанишина заявила, что Киев хочет получить компенсации в рамках соглашения об ассоциации с Евросоюзом, если СП-2 начнёт свою работу. 11 сентября глава офиса Владимира Зеленского Андрей Ермак сообщил, что Украина ждёт от Германии и США гарантий транзита газа, «закреплённых на бумаге». Параллельно министр энергетики страны Герман Галущенко недвусмысленно намекнул, что украинская ГТС будет переориентирована на внутренние нужды, что полностью перекроет «надёжный, гибкий и независимый маршрут» газа в Европу. Впрочем, никакой серьёзной реакции со стороны Запада на заявления из Киева так и не последовало, так как интересы Украины сегодня не входят в зону внимания Брюсселя и Вашингтона.

На фоне происходящего ситуация с Белоруссией выглядит, на первый взгляд, понятной. Если до событий 2020 года, связанных с президентскими выборами, Минск неоднократно и порой в резкой форме критиковал Россию за цены на газ для республики, то в настоящее время стороны нашли определённый консенсус по данному вопросу в рамках работы по дальнейшей интеграции в Союзном государстве (СГ). В частности, в 2022 году Минск будет получать газ по цене в $ 128,5 за тыс. кубометров, после чего стороны планируют закончить создание единого газового рынка СГ.

В то же время за последний год опасения Белоруссии относительно своего будущего, в том числе как страны — транзитёра российского газа, никуда не ушли. Некоторые СМИ продолжают нагнетать обстановку, напоминая всем о введении в строй СП-2. Объявляется, что данный проект несёт в себе потенциальную угрозу республике как в экономическом, так и политическом плане. Связывается это с тем, что после запуска СП-2 Белоруссия может перестать получать прибыль от транзита газа по идущему по её территории газопроводу Ямал — Европа мощностью около 33 млрд кубометров в год, который принадлежит «Газпрому» и используется для поставок в Калининградскую область, Литву, на Украину, в Польшу и далее в Германию.

В последние годы общий транзит российского газа через Белоруссию колеблется около 40 млрд кубометров в год, что приносит стране немалую прибыль. Конкретные суммы белорусская сторона не афиширует, но в недавнем документе «Газпрома» отмечалось, что расчётная стоимость услуг по транспортировке через республику в 2021 году составит около $ 285 млн. По мнению ряда аналитиков, после запуска СП-2 с его мощностью в 55 млрд кубометров в год Белоруссия может недосчитаться всей этой суммы, если того захотят в Москве.

Заставляют многих нервничать и последние действия «Газпрома», который запланировал на четвёртый квартал текущего года резкое снижение транзита через Белоруссию. Так, согласно контракту компании с его дочерней организацией «Газпром трансгаз Белоруссия» (контролирует белорусскую ГТС) на транзит газа в Европу в 2021 году, объём поставок через республику должен был составить в I квартале 9,626 млрд кубометров, во II — 9,183 млрд, в III — 8,842 млрд, в IV — 1,923 млрд. Это позволяет многим говорить, что «Газпром» в любом случае начнёт сокращать свой транзит через Белоруссию и использовать этот вопрос в политических играх с Минском.

Вместе с тем подобные измышления натыкаются на ряд противоречий. В частности, сокращение транзита газа через Белоруссию может негативно сказаться на самом «Газпроме», так как он является собственником белорусского участка газопровода Ямал — Европа, а значит, напрямую заинтересован в его работе. Кроме того, польско-белорусское направление по-прежнему остаётся самым коротким и выгодным: средняя цена транзита — $ 7 за тыс. кубометров (например, через Украину — около $ 35). Нельзя забывать о ситуации в Европе и ограничениях Третьего энергопакета, что требует от «Газпрома» сохранять как можно больше альтернативных путей транспортировки газа.

Кроме того, сохраняются вопросы геополитики, особенно в ситуации с Польшей, которая является ярым противником СП-2 и напрямую зависит от работы газопровода Ямал — Европа. Варшава много лет противодействует российскому проекту не столько из-за страха усиления влияния Москвы в регионе, сколько из-за нежелания проиграть Германии роль основного европейского газового хаба. Поэтому Польша и пытается реализовать проект газопровода Baltic Pipe, который должен соединить её с норвежским шельфом, а также отстаивает необходимость расширения поставок американского СПГ на континент. В случае если Ямал — Европа передаст часть газового транзита в СП-2, который зациклен на Германии, Варшава не только потеряет деньги, но и геополитически проиграет Берлину. Это означает, что проблеме продления транзита именно через данный газопровод в ближайшее время будет уделяться значительное внимание — как в России, так и в ЕС. Ожидать, что на этом фоне поставки по газопроводу Ямал — Европа резко сократятся, а сам вопрос станет инструментом некоего давления Москвы на Минск, пока не приходится.

Таким образом, нынешняя ситуация на газовом рынке ЕС и окончание строительства СП-2 выглядят для Белоруссии неоднозначно. С одной стороны, в отличие от Киева, Минск пока может спокойно наблюдать за происходящим, так как договорённости на поставки голубого топлива в республику на ближайший год достигнуты, а вопрос транзита не обсуждается. С другой — после того как СП-2 начнёт своё функционирование и будет использован на максимально возможную мощность, белорусская сторона вполне может оказаться втянутой в извечный спор России с потребителями её газа в Европе. Если, конечно, до того времени Минск и Москва не закончат начатый более 20 лет назад процесс интеграции в Союзном государстве.

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/09/25/severnyy-potok-2-stoit-li-bespokoitsya-belorussii
Опубликовано 25 сентября 2021 в 10:45
Все новости

19.10.2021

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
ВКонтакте