Меню
  • USD 70.07 -0.26
  • EUR 81.45 -0.41
  • BRENT 85.99 +0.33%

Гудбай, Doing Business: болгарский тандем похоронил рейтинг Всемирного банка

Глава МВФ Кристалина Георгиева и создатель рейтинга Doing Business Симеон Дянков в период совместной работы во Всемирном банке. Иллюстрация: dunavmost.com

Руководство Всемирного банка приняло беспрецедентное решение закрыть свой самый известный рейтинг Doing Business — ежегодное исследование, в котором практически все страны мира ранжировались по качеству делового климата. Повод для сворачивания этого во всех отношениях успешного проекта, на который еще недавно ориентировались многие правительства, включая российское, оказался совершенно невообразимым: как показало независимое расследование, авторы рейтинга регулярно «накручивали» или, наоборот, занижали баллы для отдельных стран. Уже фактически установлено, что столь творческому подходу напрямую способствовал создатель рейтинга болгарский экономист Симеон Дянков, а также в скандале замешана его соотечественница — нынешний директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристалина Георгиева, ранее работавшая во Всемирном банке.

В конце августа прошлого года, когда Всемирный банк впервые официально сообщил о нарушениях, выявленных в рейтингах Doing Business 2018 и 2020 (опубликованы они были в октябре соответственно 2017 и 2019 годов), говорилось о решении провести внутренний аудит, до завершения которого публикация очередной версии исследования была поставлена на паузу. Но спустя год группа Всемирного банка объявила, что прекращает выпуск Doing Business, сославшись на принципиальную значимость доверия к своим исследованиям. Для того чтобы это утверждение не было простой декларацией, в открытый доступ был выложен отчет о расследовании, проведенном уже не силами самого Всемирного банка, а одной из крупнейших американских юридических компаний WilmerHale, которую привлекли к работе еще в январе. Ранее эта организация с оборотом более $ 1 млрд участвовала в расследовании ряда громких корпоративных скандалов в США наподобие нашумевших дел энергетического холдинга Enron и телеком-компании WorldCom.

Но, прежде чем перейти к основным деталям скандала вокруг Doing Business, стоит напомнить о том, какое влияние имел этот рейтинг в совсем недавнем прошлом. Начиная с 2003 года, когда это исследование впервые увидело свет, оно фактически стало главным справочником крупного международного бизнеса, к которому обращались при принятии решений об инвестировании в ту или иную страну. Именно с легкой руки составителей Doing Business во главе с придумавшим рейтинг экономистом Симеоном Дянковым формировались международные репутации многих стран с переходной экономикой, таких как Грузия, которая в последние годы регулярно входила в топ-10 рейтинга (любопытно, что в этой стране Дянков работал от Всемирного банка еще в 1990-х годах). Авторы рейтинга как будто хотели показать, что в мире борьбы за внимание транснационального капитала нет ничего невозможного, — например, в последней версии Doing Business поднявшаяся на десятую строчку Северная Македония с Великобританией и США.

В России рейтинг Всемирного банка в определенный момент приобрел без преувеличения культовый статус. Особенно к Doing Business любил обращаться бывший президент и премьер-министр Дмитрий Медведев, для которого продвижение России в рейтинге определенно свидетельствовало об успехах отечественной экономики. В самом деле, в 2008 году, когда Медведев был избран президентом, Россия занимала в Doing Business лишь 106-е место, а спустя десять лет переместилась на 35-ю строчку. В марте 2018 года, выступая с отчетом о деятельности своего правительства в Госдуме, Дмитрий Медведев с удовлетворением отметил, что ни одна страна в мире не добивалась таких результатов за столь короткий срок: если на старте соседями России по рейтингу были Кабо-Верде и Коста-Рика, то затем она поднялась до уровня Японии.

При этом, правда, экс-премьер не упомянул, что за те же десять лет темпы роста российской экономики упали почти до нулевых, но методология Doing Business в самом деле не принимала во внимание такие мелочи — главное, как регулярно подчеркивали составители рейтинга, качество институтов и проводимые в той или иной стране реформы. В том, что за годы борьбы за место на вершине Doing Business некоторая работа в этих направлениях велась, сомневаться и впрямь не приходится. Скажем, в 2019 году Россия заняла 7-е место в рейтинге по показателю «Подключение к системе электроснабжения» — тем самым составители признали эффективность реформ в отечественной энергетике. Однако здесь нужно помнить о нюансах методологии Doing Business: при подготовке рейтинга использовались данные столичных городов, которые затем экстраполировались на всю страну. Иными словами, значительное повышение статуса России в рейтинге при более детальном рассмотрении оказывается результатом улучшения качества делового климата преимущественно в Москве и отчасти в Санкт-Петербурге — остальная же страна, по логике авторов рейтинга, должна была усваивать у столиц «лучшие практики».

Сомнения в объективности Doing Business звучали и раньше. Например, в начале 2018 года пост главного экономиста Всемирного банка спустя всего 15 месяцев работы покинул будущий нобелевский лауреат Пол Ромер, публично выразивший обеспокоенность, что Всемирный банк внес произвольные изменения в методологию рейтинга, из-за чего резко изменились позиции некоторых стран. Уже тогда неофициальные источники утверждали, что истинной причиной ухода Ромера было именно несогласие с подтасовками при составлении Doing Business. Расследование WilmerHale, раскрывшее внутреннюю кухню этого рейтинга, подтвердило справедливость этой гипотезы.

Несомненно, проанализированные в документе WilmerHale примеры подтасовки результатов можно воспринимать и как некие частные случаи: в общей сложности таких эпизодов выявлено всего четыре — с участием Китая, Саудовской Аравии, ОАЭ и Азербайджана. Первым трем из этих стран рейтинги завышались, а вот итоговая позиция Азербайджана в исследовании 2020 года была занижена — страна опустилась с 35-го места на 25-е. Как удалось выяснить в ходе расследования, произошло это потому, что Симеон Дянков отказался признавать реформы, проводимые в Азербайджане, и навязал свое мнение коллективу составителей рейтинга, хотя обычно подобные решения принимались коллегиально.

В случае же с Китаем обнаружилось, что в преддверии публикации Doing Business — 2018 некие официальные лица КНР на встрече с тогдашним президентом Всемирного банка Джим Ён Кимом и исполнительным директором ВБ Кристалиной Георгиевой выразили пожелание, чтобы проводимые в стране реформы были «должным образом оценены». После чего позиции Китая в Doing Business стали стремительно повышаться — с 78-го места в 2018 году до нынешней 31-й строчки. Утверждается также, что после публикации рейтинга 2018 года Георгиева побывала дома у одного из участников команды Doing Business и поблагодарила его «за решение проблемы» с Китаем.

В принципе, устранить эти нарушения можно было и не вынося сор из избы. В прошлогоднем релизе Всемирного банка, где впервые публично говорилось о проблемах Doing Business, утверждалось, что по итогам аудита в исследования предыдущих лет будут внесены изменения задним числом — нормальная, в общем, практика при формировании рейтингов, поскольку их составители тоже люди, имеющие право на ошибку, а главное, не требующая полностью закрывать проект. Но, как можно судить по отчету WilmerHale, суть дела не только в том, что по отдельным странам принимались сомнительные решения, — похоже, что нынешнее руководство Всемирного банка во главе с бывшим замминистра финансов США Дэвидом Малпассом решило полностью искоренить наследие одиозного болгарского тандема.

Вот лишь одна характерная выдержка из раздела документа с подзаголовком «Токсичная культура и страх мести в команде Doing Business»:

«Как утверждали участники команды Doing Business, они понимали, что во Всемирном банке они не найдут чью-либо поддержку. При составлении рейтинга 2018 года рядовым сотрудникам было сказано, что инструкции изменить данные по Китаю исходят с самого верха руководства банка. Сотрудники осознавали, что не могут оспорить приказы президента или исполнительного директора, не рискуя своим рабочим местом. А при составлении рейтинга 2020 года г-н Дянков на собрании коллектива публично пригрозил, что у него есть связи с комиссией банка по этике и деловому поведению и что он найдет любого, кто на него пожалуется. Таким образом, сотрудники понимали, что они не в силах перечить требованиям старших руководителей банка».

«Почти все сотрудники Doing Business, с которыми мы общались, описывали среду в команде под руководством г-на Дянкова в лучшем случае как очень проблематичную, в худшем — как ужасающую в эмоциональном плане. Сотрудники утверждали, что г-н Дянков был „тираном“, который внушал страх команде, что он управлял коллективом „с помощью ужаса и запугивания“, что его менеджерский стиль представлял собой „психологический терроризм“, создававший „токсичную среду“, что для каждого участника команды он был „колоссальным фактором страха“, что его манера руководства была помпезной и недипломатичной… Примечательно, что подобная критика менеджерского стиля г-на Дянкова прозвучала почти от всех, кто работал с ним в банке. Неудивительно, что большинство сотрудников Doing Business, с которыми мы общались, боялись мести со стороны г-на Дянкова».

Учитывая специфику атмосферы в коллективе рейтинга, легко предположить, что запротоколированные нарушения в Doing Business — это всего лишь верхушка айсберга. На такую же мысль наводит упоминаемый в докладе «узбекистанский протокол» — некое неформализованное правило, которым руководствовался Дянков, давая оценку реформам в той или иной стране. Именно этот критерий, о содержании которого сотрудники ничего не знали, позволил Дянкову потребовать снижения рейтинга Азербайджана, а сколько еще подобных случаев имело место, можно только догадываться.

Так или иначе, этот первостатейный скандал демонстрирует глубину внутренних проблем в столь авторитетном финансовом институте, как Всемирный банк, а заодно заставляет отдать должное смелости его президента Дэвида Малпасса, который до назначения на этот пост резко критиковал действия своих предшественников. Топ-менеджеры Всемирного банка — это «люди, которые летают первым классом, чтобы раздавать советы правительствам», — заявлял, например, Малпасс в 2017 году. А в интервью Financial Times он прямым текстом говорил, что «многие структуры Всемирного банка тратят кучу денег, они неэффективны, зачастую коррумпированы при проведении кредитной политики и не действуют во благо людей тех стран, которым выдают кредиты».

Иными словами, предав максимальной огласке скандал с Doing Business, Всемирный банк дал понять, что готов вести работу над прежними ошибками. Кроме того, Дэвиду Малпассу, похоже, удалось преодолеть внутрикорпоративную солидарность в руководстве Всемирного банка, которая раньше блокировала любые изменения. Достаточно вспомнить, что, после того как бывший президент Всемирного банка Джим Ён Ким решил провести аудит расходов организации и существенно сократить ее штат, Ассоциация персонала ВБ впервые в истории выступила против его переизбрания на второй срок. Несмотря на то, что Киму удалось продлить свои полномочия, он покинул свой пост досрочно в начале 2019 года на фоне разгорающейся торговой войны между Китаем и США, в которой Всемирный банк, создававшийся некогда как один из самых влиятельных игроков в мировой экономике, оказался простым статистом. Новый глава организации Дэвид Малпасс априори считался человеком из команды Дональда Трампа, но теперь, когда эпоха Трампа кончилась, продемонстрировал готовность к решительным самостоятельным действиям.

Впрочем, остается открытым вопрос о том, какие последствия публикация расследования WilmerHale повлечет для его главных героев — Симеона Дянкова и Кристалины Георгиевой. Дянков с апреля прошлого года занимает высокий пост в Лондонской школе экономики, и, даже если представить, что после скандала с Doing Business его оттуда попросят, без продолжения академической карьеры вряд ли останется. Совсем недавно, например, Дянков получил титул почетного доктора в Свободном университете Тбилиси, основанном бизнесменом Кахой Бендукидзе, одной из знаковых фигур в тех экономических реформах, которые вознесли Грузию на вершину Doing Business.

Но все же главный вопрос заключается в том, чем аукнется скандал с рейтингом для Кристалины Георгиевой, на которую, по логике, и должна быть возложена вся ответственность за нарушения, ведь она с января 2017 года по сентябрь 2019 года занимала пост исполнительного директора Всемирного банка, а Симеон Дянков был ее подчиненным. Георгиева уже заявила, что она «принципиально не согласна с выводами и интерпретациями» отчета, однако новые подтверждения их соответствия действительности не заставили себя ждать.

В частности, уже упоминавшийся выше экономист Пол Ромер в интервью France Press подробно рассказал о причинах своего ухода из Всемирного банка, заявив, что запугивание сотрудников со стороны Дянкова действительно имело место. «Когда я поднимал вопросы по поводу рейтинга, Кристалина придумывала всякие прикрытия, отмазки, — добавил Ромер. — Я сообщал об этом людям, у которых не было принципиальности. Это было невыносимо. В конце концов, вы знаете, мне было неудобно и дальше докладывать обо всем Кристалине. Поэтому я публично высказал свои подозрения, чтобы меня просто уволили».

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/09/21/gudbay-doing-business-bolgarskiy-tandem-pohoronil-reyting-vsemirnogo-banka
Опубликовано 21 сентября 2021 в 18:54
Все новости
Загрузить ещё