Меню
  • USD 71.03
  • EUR 82.39
  • BRENT 84.92

Оппозиция его «зеленого» величества: обзор новых оппозиционных проектов на Украине

Слева направо: Мураев (сверху), Ахметов (снизу), Колесников,
Корбан и Медведчук. Коллаж: EADaily

«Укрепление вертикали власти», страх и трепет перед санкциями Зеленского & Co. Несмотря на видимые победы, у президента Владимира Зеленского и партии власти «Слуга народа» есть серьезная проблема — миллионы избирателей уходят от них. Случись завтра выборы — и у президента Зеленского больше нет большинства в Верховной раде. А выборы рано или поздно будут. Что делать в этой ситуации?

Сообщающиеся сосуды

Евгений Мураев развесил борды в регионах с рекламой партии «Наши» и начал ездить в «туры выходного дня» по городам Украины. Михаил Добкин баллотируется в мэры Харькова. Борис Колесников громогласно заявил о походе в политику во главе собственной политической партии, после чего… резко пропал с радаров. Ходят слухи о запуске новой партии «русскоязычных патриотов Украины».

Сегодня главные политические тенденции — это продукт прошлых президентских выборов. Как мы помним, Зеленский пришел на обещаниях мира на Донбассе и необходимости пересмотреть языковой закон, критике коммунальных тарифов, народном отмщении для Порошенко и его окружения за коррупцию.

Именно поэтому сейчас избиратели, разочаровавшиеся в Зеленском, уходят к оппозиции, в первую очередь к «Оппозиционной платформе — за Жизнь» и Партии Шария, которые по ключевым маркерам считаются идеологически близкими. Идеологически близкими не сегодняшнему Зеленскому, а Зеленскому образца 2019 года, который обещал закончить войну на Донбассе («Нужно просто перестать стрелять») и воздать по заслугам Порошенко и его окружению («Я — ваш приговор»).

Сегодня оппозиционный электорат — это 18−25%, в зависимости от явки. Например, если отталкиваться от результатов выборов в Верховную раду в июле 2019 года, то за вычетом избирателей «Слуги народа» численность оппозиционного электората составила около 18% (при официально зафиксированной явке 49,84%). Это 13,05% за «Оппозиционную платформу — За жизнь» Медведчука Бойко, 3,03% за «Оппозиционный блок» Ахметова Коломойского Авакова и 2,23% за Партию Шария блогера Анатолия Шария. При этом единственная партия, которая прошла в Верховную раду, — это «Оппозиционная платформа — За жизнь», у которой есть фракция из 44 депутатов.

Но здесь нужно учитывать, что многие оппозиционные избиратели на выборы просто не пришли — отсюда и такая аномально низкая явка. А за минувшие два года оппозиционных избирателей стало еще больше за счет оттока голосов от Зеленского и партии власти «Слуга народа». Причина? Если коротко, то это курс в стиле Порошенко № 2. Если более детально, то это продолжение конфликта на Донбассе, повышение коммунальных тарифов, экономический кризис и связанные с ним рост безработицы и повышение цен на продукты, запрет русских школ и т. д. То есть все то же самое, что и при Порошенко, только засилье иностранцев в наблюдательных советах государственных компаний, разрешение продавать сельскохозяйственные земли и выполнение любых пожеланий коллективного Запада.

Миллионы избирателей уходят — и это серьезная проблема. Что делать? В этой ситуации офис президента рассматривает вариант запустить несколько «дружественных» политических проектов на оппозиционное поле, потому что иначе там и дальше будет доминировать «Оппозиционная платформа — За жизнь» Виктора Медведчука.

Без бумажки таракашка

Сегодня украинские реалии таковы, что, для того чтобы политический проект «взлетел», нужны три составляющие — медиаресурсы, финансирование и «крыша» офиса президента. Причем идеальный сценарий для офиса Зеленского — чтобы «дружественная» или «ручная» оппозиция не прошла в Верховную раду, а только лишь раздробила миллионный электорат, который против Майдана, против войны, против ущемления русского языка, против сворачивания социальных программ.

Грубо говоря, чтобы «оппозиционеры» набрали каждый по 2−3%, не прошли в Верховную раду и просто погасили оппозиционные голоса.

Есть несколько потенциальных оппозиционных проектов, но по каждому из них возникают свои подводные камни и вылазят свои скелеты из шкафов.

Скажем, один из кандидатов на роль «новой надежды оппозиции» — это партия «Наши» Евгения Мураева. Евгений Мураев — народный депутат прошлых созывов, сначала от Партии регионов (2012— 2014), а затем как самовыдвиженец (2014—2019). Мураев был кандидатом на президентских выборах 2019 года, где запомнился тем, что атаковал не Порошенко, а оппозиционного Юрия Бойко (кандидат от «Оппозиционной платформы — За жизнь»), но затем снял свою кандидатуру еще до первого тура и заявил о поддержке Александра Вилкула (кандидат от «Оппозиционного блока» Ахметова — Коломойского — Авакова).

У Мураева есть свое преимущество — это свой телеканал, который серьезно приподнялся после того, как Зеленский запретил «112 Украина», NewsOne и ZIK, поскольку значительная часть протестной аудитории этих каналов перешла именно на «Наш».

Есть телеканал, но есть и проблема с финансированием. Предварительно Мураев вел переговоры о финансировании с Вадимом Новинским, который традиционно отвечает за политические проекты самого богатого украинского предпринимателя Рината Ахметова. Вот почему Новинский засветил информацию, публично заявив, что ведет переговоры о покупке телеканала «Наш». Концепция людей Ахметова заключается в том, чтобы скрестить проект «Наши» с ахметовской «партией мэров», включив в презентационную часть популярных у себя градоначальников — мэра Мариуполя Вадима Бойченко, мэра Покровска Руслана Требушкина, возможно мэра Одессы Геннадия Труханова и других. Концепция достаточно спорная. Например, проект Ахметова — Коломойского «Оппозиционный блок» с Мураевым в качестве № 1 списка в 2019 году тоже строился на привлечении популярных мэров — Труханова, покойного Геннадия Кернеса, Бойченко. И, несмотря на громадный бюджет и мощные медиаресурсы, «Оппоблок», где Мураев был лидером списка, в июле 2019 года в Верховную раду не прошел, набрав только 3,03%.

А в реалиях 2021 года на пути оказались минимум два подводных камня. Во-первых, ахметовские потребовали передать своим людям руководство всей вертикалью предвыборных штабов. А во-вторых, продать канал «Наш», о чем прямо сказал Новинский.

Но Мураев опасается, что без медиаресурса и контроля над партией «Наши» ахметовские его быстро превратят в зиц-председателя Фунта и спишут с корабля. Поэтому, посоветовавшись с инвесторами, Мураев принял решение «Наш» не продавать, а его партнеры передали свои доли в телеканале в управление политику. В общем, в силу описанных причин проект Евгения Мураева «Наши» пока буксует.

Что касается «туров выходного дня», когда Евгений Мураев на брендированном автобусе ездит в разные города Украины и проводит «в поле» встречи с людьми, то это его собственная инициатива с целью повысить узнаваемость и привлечь финансирование для своего политического проекта.

Крепкие хозяйственники и краеведы

Еще один кандидат на то, чтобы делить оппозиционный пирог, — это партия «Наш край». «Наш край» не участвовала в выборах в Верховную раду в 2019 году, хотя затем в партию вступили несколько мажоритарщиков (Антон Киссе, Сергей Шахов и др.).

«Наш край» делает акцент на привлечении профессионалов и «хозяйственников», отодвигая политические маркеры на второй план (собственно, слоган партии так и звучит — «Сила хозяйственников и профессионалов»). Среди узнаваемых лиц — народные депутаты Сергей Шахов (депутатская группа «Доверие», которая засветилась в деле решения задач аграрных магнатов) и Андрей Деркач (внефракционный). Концепция отцов «Нашего края» заключается в том, чтобы привлечь в свои ряды популярных местных политиков. Но у «Нашего края» другая преграда. Точнее, две преграды: кроме Деркача, нет раскрученных имен всеукраинского уровня и нет своего медиаресурса. Вместе с тем концепция привлечь местных депутатов, которые завоевали популярность благодаря «тактике добрых дел», может оказаться перспективным вариантом. Если удастся решить две проблемы, описанные выше.

Кроме того, в конце мая многие СМИ сообщили о съезде партии «Украина — наш дом», которую возглавил известный бизнесмен Борис Колесников. Колесников — в прошлом глава Донецкого областного совета, неоднократный депутат от Партии регионов и вице-премьер в правительстве Николая Азарова — этот пост он занимал с 2010 по 2012 год. Начиная с 2014 года Борис Колесников несколько выпал из активной политики, потому что остался за бортом Верховной рады, хотя СМИ какое-то время именовали его премьер-министром оппозиционного правительства. На выборах 2019 года Колесников баллотировался по округу № 49 на Донбассе от «Оппозиционного блока», но занял только второе место с результатом 32,32% и в нынешнюю Раду не попал.

В России Колесников известен как владелец фабрики «Конти-Рус» в Курске. А в мае 2020 года имя Колесникова прозвучало в СМИ в связи с тем, что его компания ЧАО «Производственное объединение „Конти“» приобрела кондитерскую фабрику «Красная заря» в Иваново.

И хотя по факту Колесникова на политической карте пока нет, его бенефис породил сразу несколько точек напряжения в политической сфере. В частности, Евгений Мураев воспринял Колесникова с его «Домом» как конкурента на роль «новой надежды оппозиции». Есть и личные причины, ведь именно Мураев давал Колесникову эфирное время на телеканале «Наш», а тот вместо благодарности начал играть в свои игры. С другой стороны, возникли трения с Ринатом Ахметовым. У Колесникова имидж близкого соратника Ахметова. Например, в 2019 году накануне президентских выборов именно Колесников представлял интересы Ахметова на переговорах с «Оппозиционной платформой — За жизнь».

Что касается Михаила Добкина (в прошлом — глава Харьковской областной государственной администрации и мэр Харькова, который прославился благодаря легендарному видео и крылатым фразам Геннадия Кернеса в стиле «У тебя скучное лицо — тебе денег никто не даст»), то для него участие в выборах мэра Харькова — это просто шанс напомнить о себе. Штаб Добкина создает разве что пиар-активность, серьезной «полевой» работы никто не ведет, соответственно и шансов на победу не имеет.

А в данном случае проблема оказалась в том, что сам Ахметов в комментарии американскому государственному «Радио Свобода» (иностранное СМИ, признано в РФ иноагентом) в начале мая заявил: «Политика меня вообще не интересует». А о своем походе в Верховную раду самый богатый бизнесмен Украины сказал, что это была ошибка («Признаю — это была моя ошибка. И повторять одну и ту же самую ошибку дважды я не собираюсь»). Но вдруг, не успел Ахметов сказать, что «политикой не интересуется», как на трибуне во время съезда «Украина — наш дом» появился Борис Колесников, заявивший, что идет в политику во главе своего собственного политического проекта. То есть Ахметов, который с таким трудом наладил отношения с офисом президента, говорит, что не играет в свою политическую игру, а его соратник тут же опровергает его слова.

Наконец, есть еще гипотетический проект «русскоязычных патриотов Украины». По слухам, одним из бенефициаров может быть представитель днепропетровского клана Геннадий Корбан, в прошлом — экс-глава партии «Укроп» и соратник олигарха Игоря Коломойского в его бытность губернатором Днепропетровской области. Но пока нет никакой конкретики по поводу того, какой может быть эта партия, кто станет ее лицами и какие месседжи они понесут в народ. Да и будет ли она вообще.

В общем, вот так выглядят последние телодвижения на украинском оппозиционном фронте. С одной стороны, амбиции «новых надежд оппозиции». С другой стороны, офис президента Зеленского, для которого идеальный вариант — со старта «построить» и поставить под контроль «новые надежды», а на самом деле раздробить оппозиционный электорат так, чтобы оппозиционеры передрались между собой, а в итоге никто из них не прошел в Верховную раду.

Николай Васильковский (Киев, Украина)

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/09/19/oppoziciya-ego-zelenogo-velichestva-obzor-novyh-oppozicionnyh-proektov-na-ukraine
Опубликовано 19 сентября 2021 в 10:42
Все новости

15.10.2021

Загрузить ещё
ВКонтакте