Меню
  • USD 70.17 +0.62
  • EUR 81.53 +0.87
  • BRENT 84.60 -1.03%

К чёрту евроскептиков!

Ярослав Качиньский, лидер партии «Право и справедливость» (в центре) на Киевском Майдане. Декабрь 2013 года. Иллюстрация: «Радио Свобода».

Россия в последние годы сталкивается с агрессивным идеологическим давлением со стороны США и Западной Европы. По мнению евро-атлантических элит, Россия недостаточно толерантна. В России нет такой дикой диктатуры сексуальных и национальных меньшинств, а славянское население пока не хочет по-мазохистски вставать на колени перед неграми, мулатами и метисами, что сильно раздражает евро-атлантистов.

Это идеологическое давление сопровождается атаками на Россию в связи с тем, что она не отдала на убой прозападным властям Молдавии, Украины и Грузии жителей Приднестровья, Крыма, Абхазии и Южной Осетии. На этом фоне у российского общества были определённые иллюзии и надежды в отношении евроскептиков на почве якобы идеологической близости. С этими иллюзиями настало время расстаться, особенно в связи со строительством газопровода «Северный поток — 2».

Главным проявлением евроскептицизма заслуженно считается Brexit — выход Великобритании из ЕС. Несмотря на то, что Британия исторически была врагом России, наши страны сближались в те исторические моменты, когда в континентальной Европе появлялись мощные и агрессивные образования, угрожавшие как Лондону, так и Москве. Поэтому Россия и Великобритания во время Наполеоновских войн и двух мировых войн всё же оказались на какое-то время по одну сторону баррикад, а Железная леди Маргарет Тэтчер в 1990 году пыталась уговорить предателя Михаила Горбачёва как минимум максимально затормозить объединение Германии. Однако реальная жизнь показала, что некогда бывший одним из главных сторонников выхода из ЕС Борис Джонсон, ставший премьер-министром, и его однопартийцы из Консервативной партии оказались ещё хуже, чем их предшественники. Именно после Брексита российско-британские отношения опустились на низкий уровень. Именно британские евроскептики организовали провокацию с отравлением Сергея Скрипаля в 2018 году, именно они на дипломатическом уровне используют агрессивно-хамский стиль в отношении России и создают военные базы на территории Украины.

Наконец, Великобритания, даже не будучи в ЕС, всячески пыталась противодействовать строительству газопровода «Северный поток — 2». Особенно полезно посмотреть на стенограмму обсуждения в Палате общин 17 июля 2018 года «Северного потока — 2» и его влияния на ЕС. В стенограмме видно полное единодушие консерваторов и лейбористов, среди которых был сторонник Брексита Джон Уиттингдейл (тори), в неприятии «Северного потока — 2», который, о ужас, поставит крест на газовом шантаже и паразитировании Украины и позволит России активнее защищать население Донбасса и всей Юго-Восточной Украины. Там же мы можем заметить, что такого же мнения придерживался депутат Палаты общин, пресс-секретарь Шотландской национальной партии Стюарт Малькольм Макдональд, который в мае 2018 года посещал позиции украинских формирований под Авдеевкой (см. Brexit и российско-британские отношения: конфронтация и общие интересы ).

То есть шотландские националисты, выступающие за отделение от Великобритании, вступление в ЕС и еврозону, и евроскептики-консерваторы, сохранившие фунт стерлингов, в равной степени враждебно относятся к России. Ещё одна звезда британского евроскептицизма — Найджел Фарадж, выступавший в 2014 году против раздувания антироссийской истерии и борющийся по мере возможностей с леволиберальным «Новым дивным миром» (см. «Старая Англия, cancel culture и леворадикальное безумие ), давно отказался от этой адекватной риторики. Зато 22 июля 2021 года, после заключения соглашения между канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом США Джо Байденом о «Северном потоке — 2», написал у себя в аккаунте в Twitter следующее:

«Лицемерие американских демократов неимоверно.
Они обвинили Трампа в мягком отношении к Путину, но теперь Байден одобряет российский газопровод.
Госпожа Меркель будет довольна, а Кремль обрадуется».

Вот вам и «пророссийский» Фарадж!

Говоря о том, что якобы евроскептики будут тяготеть к России, неплохо было бы вспомнить, что во время президентства Дональда Трампа даже итальянская партия «Лига Севера» Маттео Сальвини быстренько переориентировалась с Москвы на Вашингтон, то есть Сальвини не будет за нас спасать Донбасс от украинской армии и неонацистов, а Россию — от этнических ОПГ и ЛГБТ-активистов и тем более не будет думать о том, как сократить разрыв в уровне жизни между Москвой и российской глубинкой.

Но наиболее вопиющее противоречие между интересами России и евроскептиками можно наблюдать на примере Польши и других стран Восточной Европы. Особенно характерно участие польских евроскептиков в киевском Майдане 2013−2014 годов, результатом которого стала война на Донбассе. Известно, что тогдашнее польское правительство премьер-министра Дональда Туска активно поддерживало евроассоциацию Украины, а министр иностранных дел Радослав Сикорский (партия «Гражданская платформа») даже был свидетелем при подписании соглашения лидеров Майдана с президентом Украины Виктором Януковичем, после которого тот вынужден был бежать из страны, спасая свою жизнь. Иногда забывают, что на киевском Майдане выступал с речью Ярослав Качиньский, лидер на тот момент оппозиционной партии «Право и справедливость».

Качиньский тогда открыто агитировал Украину вступить в Европейский союз, против чего выступали жители Юго-Восточной Украины, чьё мнение было грубо проигнорировано майданщиками, ставшими властью. То есть строящий из себя «борца с евробюрократией» Ярослав Качиньский звал Украину в объединение, с которым у самой Польши скоро возникнут серьёзные разногласия. Добавим сюда попытку «Права и справедливости» всячески помешать строительству «Северного потока — 2» и поддержку русофобской культурно-исторической политики постмайданных властей Украины, за исключением культа Степана Бандеры и ОУН-УПА (организация запрещена в РФ), а также агрессивную обработку белорусов в змагарско-русофобском духе, чем также занимаются польские еврооптимисты (см. Белоруссия: враг в доме, пора проснуться! ) — и мы увидим одних из самых непримиримых противников России.

И здесь хочется спросить российских «борцов за белую расу»: разве нам не всё равно, кто будет насаждать змагарство и русофобию в Белоруссии, — условный левак, работающий на средства Фонда Джорджа Сороса, или набожный католик, использующий Тридентскую мессу на латыни? Разве нам не всё равно, кто будет пытаться задушить экономику России, — белый американский протестант или социалистическая негритянка-лесбиянка из условного Black Lives Matter? В этом смысле стоит поучиться у тех же самых поляков, а именно у партии радикальных евроскептиков «Конфедерация свободы и независимости».

Они переживают за западнохристианскую цивилизацию, выступают за традиционный католицизм, отвергают миграцию с Ближнего Востока, ЛГБТ, феминизм и зелёную шизофрению. Но тем не менее они тоже были против строительства «Северного потока — 2» и раскритиковали соглашение Меркель с Байденом о газопроводе. Кстати, Венгрия, где правят якобы «пророссийские» евроскептики, наряду с другими странами Вышеградской группы и другими странами Восточной Европы тоже выступала против «Северного потока — 2». Вы ещё не отказались от фантазий? Тогда мы продолжим.

Утопичность идей создания некоего «Белого» или «Правого» интернационала особенно хорошо раскрывается на примере шведского снайпера Микаэля Скилта, участвовавшего в киевском Майдане и сражавшегося на Донбассе в составе украинского неонацистского батальона (ныне полк) «Азов» (организация запрещена в РФ). Вот что он заявил в интервью Би-би-си в июле 2014 года:

«Было бы глупо не признать, что меня волнует выживание белой расы. После Второй мировой войны победители установили свои правила, что можно говорить, а что нельзя. Я не могу сказать, что я — белый человек и горжусь этим».

А вот что этот «борец за белую расу» говорил в интервью в июле 2017 года о европеоидном населении Донецкой и Луганской областей Украины:

«Насколько я знаю, любой боец „Азова“ оценивался в десять тысяч долларов. Потом кто-то из журналистов мне говорил, что руководство боевиков якобы обещало за мою голову миллион долларов. Но я в это не верю. Скажите, откуда у этих обезьян из „ДНР“ и „ЛНР“ миллион долларов? Я понимаю, что меня могут попытаться убить, но думаю, что исполнителю в лучшем случае дадут три бутылки водки и оловянную медальку».

То есть этот неонацист не считает население Юго-Восточной Украины и России представителями белой расы и готов их убивать. Чем он лучше леворадикальных отморозков из Black Lives Matter? И это не говоря уже о расовой русофобии украинских самостийников — и особенно галичан (см. Украина как инструмент для уничтожения России и Русская вера, украинские бесы и их зарубежные кукловоды). Более того, змагары и украинские самостийники, как правило, считают «москалей» смесью финно-угров и татар, принявших славянский язык, что не мешает им брататься с антироссийскими кругами Турции и Азербайджана (см. Украина под турецким крылом: исторические причины и Мусульмане Белоруссии между польским орлом и турецким волком). Вот и вся цена разговорам о единстве белой расы!

Но и левого интернационала тоже не будет, так как во внешней политике люди руководствуются своими интересами, а не абстрактными идеями. Приведём пример. В марте 2019 года лидер польской левой партии «Весна» Роберт Бедронь дал интервью Deutsche Welle, в котором заявил о германо-польских отношениях:

«Мы партнёры. Мы должны относиться к нашим друзьям с немецкой стороны как к лучшему соседу в мире. Для нас Германия — лучший сосед, альтернативы нет. В наших интересах хорошие дружеские отношения с этим сильным игроком не только в Европе, но и во всём мире. И то, что сейчас происходит в польско-германской политике, совершенно необоснованно. У нас есть много вопросов, которые нужно прояснить с Германией, например „Северный поток — 2“, но Германия может быть для нас партнёром в решении многих проблем».

То есть можно заметить, что даже для толерантнейшего ЛГБТ-активиста Бедроня «Северный поток — 2» является одним из сложнейших моментов в германо-польских отношениях. А теперь посмотрим с другого конца. Министр иностранных дел Германии Хайко Маас, член Социал-демократической партии Германии, руководствуясь интересами Германии и немецкого бизнеса выступал за строительство «Северного потока — 2». То есть во внешней политике правят интересы, а не ценности. Поэтому урезание или лишение Польши дотаций ЕС есть абсолютное благо для России и Белоруссии, так как это уменьшит возможности Польши по финансированию телеканала «Белсат», «Еврорадио», «Радыё Рация» и стипендиальной программы Калиновского, направленных на превращение белорусов в змагаров-русофобов (см. Осторожно, белорусская оппозиция!).

Всё это не означает, что нам нужно строить леволиберальный мир в России. Совсем наоборот, вот только борьба с леволибералами должна вестись под российскими и русскими лозунгами, а не под лозунгами борьбы за «белую расу» и христианский мир (см. ЛГБТ и окончательное решение «русского вопроса» ). Что касается ЕС и евро-атлантизма, то с ними лучше всего бороться с помощью грамотной внешней политики. Грамотная внешняя политика подразумевает не только полноценное функционирование «Северного потока — 2» и сокращение возможностей для газового шантажа со стороны Украины и Польши, но и нахождение альтернативы портам Литвы, Латвии и Эстонии. И конечно же, грамотная внешняя политика подразумевает защиту Белоруссии, ЛДНР, Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии, а также русских и пророссийских граждан стран постсоветского пространства. Всё это возможно достигнуть без Трампов, Джонсонов и Качиньских, стремящихся решить свои национальные интересы за счёт русских и России.

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/09/10/k-chyortu-evroskeptikov
Опубликовано 10 сентября 2021 в 15:53
Все новости
Загрузить ещё
ВКонтакте