Меню
  • USD 73.83
  • EUR 83.27 -0.25
  • BRENT 71.39 +1.96%

Русофобия — старая болезнь Запада, или Путь Украины к Третьей руине

Иллюстрация: lenta.ru

Русофобия является формой коллективной психопатии, которая подпитывается за счёт тенденциозной интерпретации фактов и ситуаций таким образом, чтобы в конечном счёте выставить Россию виновной во всех бедах, которые происходят в мире.

Сегодня русофобия «в мировом», а точнее, западном тренде. Россию обвиняют во всех смертных грехах. При этом часто бездоказательно. Для обоснования виновности из глубины глубин вытащили старую средневековую юридическую практику — для наказания достаточно самого обвинения, доказательства не требуются. Выражение «хайли лайкли» стало основным доводом в пользу виновности России.

В дискуссиях о России часто используют вырванное из контекста высказывание канцлера Германии Отто фон Бисмарка, — дескать, русский человек неблагонадёжен, необязателен в своих договорённостях, а поэтому лжив и на договоры с ним не стоит даже тратить бумагу и чернила. На самом деле полная версия фразы звучит так:

«Не надейтесь, что, единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут — не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас оправдывающие. Они не стоят той бумаги, на которой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть».

Получается, что автор фразы сказал совершенно обратное: русский всегда обязателен в исполнении договорённостей, но если он узнает об обмане, то жёстко потребует восстановления справедливости и оплаты всех счетов, и если этого не учитывать, то с русским нет смысла договариваться и тратить на такого рода договорённости гербовую бумагу и услуги нотариуса. По сути, Бисмарк говорил, что в отношениях с Россией важно не злить её — раз, не пытаться её надуть, а вести честную игру — два, ибо русские всё равно вернутся, спросят по полной и своё вернут.

В русофобии нет ничего нового. Лет 300 в Европе складывается композитный имидж России — «страна-загадка, завёрнутая в тайну внутри головоломки», «русские — безликие и бесчисленные племена, запорошенные снегом, безжалостная орда из-за пределов земли, непонятно по каким законам живущая и куда движущаяся». А то, чего не понимаешь, того боишься. Отсюда этот 300-летний европейский страх, периодически принимающий форму фобии, раздуваемый пропагандой, подталкивающий к неадекватным действиям с непрогнозируемыми последствиями. Штампованные образы со времён холодной войны почти не изменились, обезумевшие от страха русофобы с криком «Русские идут!» снова выбрасываются из окон.

Европа всегда будет бороться с Россией, независимо от того, кто там будет у власти. Потому что это другой мир, другая цивилизация. Россию боятся потому, что не понимают. Русское мышление невозможно оцифровать. Они судят по себе, — мол, как можно не нападать! И столетиями нападали. Нападали все: шведы, англичане, французы, немцы. С одним единственным объяснением: нападаем потому, что ждём нападения, упреждаем. Потворствуем всем, кто против России: растим Гитлера, закрываем глаза на военные преступления Порошенко. Это началось давно и продолжается по нынешний день.

Очень боятся русских граждане прибалтийских стран и англичане. Французы и немцы как-то меньше. Может потому, что нападали в основном они… Медленно соображающие прибалты начали бояться Россию только недавно, приведя в боевую готовность все свои четыре танка. Им лет 80 назад надо было бояться, а сейчас чего? Неожиданно русофобией заболели чехи, точнее их руководители. Вспомнили 1968 год, но почему-то забыли 1945-й. Да и 1938-й, когда советское государство, единственное в Европе, выступило в защиту Чехословакии и было готово оказать прямую военную помощь. Кто не позволил? Правильно — Польша и Румыния. А ещё Франция, которую товарищ Сталин неизвестно по какой причине назначил страной-победительницей, хотя, по мнению ряда историков, англичане и американцы были против.

У англичан русофобия перманентная, за исключением короткого промежутка союзничества во время Второй мировой войны. Почему у островитян такой реактивный страх? Во-первых, потому, что Англия — главный враг России на все времена. Остальные недруги — одномоментные, ситуативные. Англия не забыла поддержку Россией независимых штатов Америки, послужившей началом краха великой Британской империи. Россия помнит Крымскую войну, подстрекательство турок и другие английские подлости. Во-вторых, англичане исторически напуганы и этот страх присутствует в их хромосомном наборе. По сути, они — пятикратно завоёванные жители большого острова. Изначально там жили охотники и земледельцы. Потом с континента пришли кельты, потом — римляне. Через 7 веков пришли германские племена (англосаксы), потом викинги, потом нормандцы (Вильгельм Завоеватель). У них тысячелетний страх, что их снова кто-то завоюет. Британская колониальная империя — сублимация английского страха быть кем-то порабощёнными. Им Россия нужна, чтобы пугать самих себя.

Американцы, как бывшие англичане, тоже боятся. Всего: пришельцев, русских, монстров, привидений. У них в магазинах продаётся оружие против зомби. Магазины процветают. В этом весь смысл. Главное — получить прибыль. Американцы всегда умели свои страхи конвертировать в деньги.

Современные американские страхи можно назвать «русочайнофобия», поскольку больше всего американцы боятся союза России и Китая. Китай пугает их экономически, Россия — ценностно. Российская система ценностей, в отличие от американской, формировалась веками. В её основе лежат прежде всего культурные, религиозные, морально-этические ценности, и уж после них — экономические и правовые. В современной России в общую систему ценностей настойчиво встраивается система социальной защиты и жизнеобеспечения граждан. Россия семимильными шагами движется в сторону социального государства. Либеральная догма, навязанная стране в 1990-е годы, теряет своё влияние. Именно это страшно раздражает американцев.

США официально объявили Китай и Россию врагами. Это понятно, поскольку эти страны посягают на их доминанту в мире не только в экономическом и военном аспекте, но и в цивилизационном. Китай демонстрирует успешное развитие в рамках авторитарной формы правления. Россия вместо американской демократии ПРОЦЕДУР для отдельно взятой личности предлагает демократию коллективных ЦЕННОСТЕЙ! Америка понимает: если две вековые цивилизации заключат союз, не дай бог, военный, её молодой, несовершенной цивилизации будет кирдык!

Испанцы, итальянцы, португальцы вообще не заморачиваются на русскую опасность. Поляки боятся больше всех, но держат марку бесстрашной, гоноровой нации, готовой первой вступить в схватку с предполагаемой российской агрессией. Наверное, они забыли историю: Россия не нападала на Польшу, а её присоединение к Российской империи было результатом войн, которые проигрывали западные страны — польские союзники. Россия получала её территорию в качестве трофея согласно международным договорам. Это не Россия, а западные друзья Польши называли её «злобным выкидышем Европы», чуть позже — «гиеной Европы».

Не Россия предавала поляков, а их «верные» союзники, причём делали это постоянно. Может быть, поэтому поляки нашли себе нового патрона. Сегодня Польша — это американский шериф, «смотрящий» в Европе от США. В Южном полушарии эту роль выполняет Австралия. В Южной Америке такого смотрящего нет, и это очень беспокоит американцев. С Венесуэлой у них не получилось, поэтому они, несколько поменяв методы воздействия, нацелились на Бразилию. На Ближнем Востоке у США тоже нет послушного вассала, там шустрит Реджеп Тайипыч Эрдоган, но он себе на уме и поэтому не вполне благонадёжен. На Дальнем Востоке влияние США ограничивает Китай, по этой причине американцы сегодня усиленно окучивают Индию. Впрочем, это тема для отдельного разговора.

Украинские страхи характеризуются сочетанием двух видов русофобии — низовой и элитной. С первого дня независимости украинцам стали навязывать мнение, что основная опасность для их «нэзалэжности» исходит из России, а украинская власть выбрала в отношении северного соседа следующую линию поведения: «Сосед, дай мне поесть, а то нечем тебе под дверь нагадить». Ей давали, она гадила, а потом боялась ответной реакции. Поскольку добрый сосед с «ответкой» не спешил, украинская элита продолжала жрать, гадить и боятся, жрать, гадить и бояться! Пока совсем не рехнулась на своих страхах, объявив Россию вражеским государством.

Если говорить серьёзно, превращению Украины во враждебную для России страну, в так называемую анти-Россию, способствовали несколько факторов.

  1. Различие в ментальности русских и украинцев. У первых доминирует коллективное сознание и стремление к социальной форме государственного устройства. У вторых — мелкобуржуазное сознание и тяга к анархии. В России власть всегда считалась данной от Бога. Там всегда был царь. И неважно, как он назывался — император, генсек или президент. Только такая форма правления могла сохранить огромное многонациональное государство. Любые попытки его демократизации приводили к усилению центробежных сил, к смуте, грозящей распадом государства. На Украине никогда не было жёсткой вертикали власти, а всегда была анархическая Сечь. Природную склонность народа к охлократии использовала олигархическая верхушка для завоевания и удержания власти.
  1. Включение Украины в американский стратегический план геополитического противостояния США и России, имеющий целью создание близ границ Российской Федерации «пояса безопасности» из стран, которых не жалко.
  1. Идеологические инъекции, хорошо оплачиваемые из многочисленных западных фондов, которые начали делать украинцам с первого дня независимости. Отношения между братскими народами стали преподноситься как глобальная историческая неприязнь. Началось с «Украина без России», потом было «Украина — не Россия», закончилось — «Украина — анти-Россия».
  1. Возникновение и становление «оранжевого олигархата», готового за бизнес-преференции и власть превратить страну в инструмент борьбы США против России.
  1. Наличие большого отряда людей, вооружённых националистической идеологией, которую после 2014 года усилили стрелковым оружием. Эти люди готовы ценой собственной жизни выполнить то, для чего их готовили с детства, а именно — начать войну против России лично, а не через грузинских «посредников».
  1. Вмешательство России в ход гражданской войны на Донбассе, когда преступный режим Порошенко, истреблявший мирное население на востоке страны, заставили подписать Минские соглашения. В ходе операции принуждения к миру Россия, в отличие от США, проводивших такую же операцию в Югославии, украинские города не бомбила. И предоставить Донбассу государственность не требовала. Вполне разумные предложения, лежащие в гуманитарном и правовом поле, прописали в положениях МС: прекратить военные действия, интегрировать в Украину отколовшиеся области с безусловным соблюдением всех прав проживающих там людей. Тем не менее значительная часть украинцев, находящаяся под влиянием СМИ, стала воспринимать мирные инициативы России как агрессию.

После Майдана-2014 вялотекущая фобия приобрела острую форму. Русофобия стала основой внешней и внутренней украинской политики. Майданная власть, подконтрольная США, разработала специальные маркеры для своих граждан. Для того чтобы считаться настоящим украинцем, нужно обязательно молиться на Майдан, любить Бандеру, стремиться в ЕС, верить в бескорыстие Европы и США, не сомневаться в правильности пути в НАТО, а главное — ненавидеть Россию.

Приход к власти русскоязычного Владимира Зеленского течение болезни не остановил, напротив, к удивлению за него голосовавших, осложнил. Болезнь приобрела тяжёлую форму, с осложнениями как в верхних, так и в нижних дыхательных путях… Пардон за медицинскую терминологию, имелось в виду — в нижних и верхних социальных слоях. Сегодня русофобией пронизаны все ветви украинской власти, представители которых буквально соревнуются, кто смачнее плюнет в сторону России.

Независимо от уровня интеллекта и общественного статуса, украинские граждане, причём отнюдь не только её западных и центральных областей, заходятся в выражении верноподданности, важнейший критерий которой — нелюбовь к России. Если, допустим, кто-либо выпадает из такого рода многоголосого хора, то немедленно следуют тотальные расфренды с навешиванием ярлыков «зрадник», «агент Кремля», «пятая колонна» и т. п. Термин «пророссийски настроенный» на сегодняшней Украине уже не означает «человек, выступающий за добрососедские культурные и экономически выгодные отношения с соседней страной». Это выражение стало ругательным.

Русофобия присутствует во всех сферах социальной и экономической жизни Украины, в том числе в образовании. Судя по содержанию украинских учебников истории, украинцы только и делали, что боролись с русской агрессией. Большинство украинских СМИ сплошным потоком с утра до вечера транслируют мантры про злобного и коварного агрессора, который мешает Украине двигаться в европейский рай. Бесспорно, что причины катастрофы, постигшей страну после Майдана, конечно же, связаны с Россией. Правда, несколько в ином контексте, нежели озвучивает киевский режим. Украина, как сто, как двести и триста лет назад, решает один принципиальный вопрос: быть с Россией или против России? Как ни печально — уже решила, несмотря на исторический опыт, который говорит о том, что годы украинского процветания приходились на период «с Россией», а во времена, когда «против», украинская территория превращалась в РУИНУ!

Такой вывод можно сделать, прочитав труды Николая Костомарова — классика русской исторической науки, написавшего фундаментальное исследование по истории Западной России. К сожалению, сегодня на Украине правят бал другие «патриоты», которые уверенно ведут страну к «третьей руине». И не только свою страну… Гетман Дорошенко, ориентированный на Османскую империю, принял подданство турецкого султана и заключил военный союз с крымскими татарами. Через некоторое время Османская империя начала распадаться, а Крымское ханство и вовсе перестало существовать. Другие украинские гетманы, не согласившись с Богданом Хмельницким, ушли к полякам, вскоре Речи Посполитой пришёл конец. Украинские националисты были союзниками Гитлера — Третий рейх пал. Сегодня Украина рвётся в главные военные партнёры США — Америке точно конец!

Швейцарский журналист и политолог Ги Меттан увидел аналогию между русофобией и антисемитизмом:

«Как и антисемитизм, русофобия не является явлением переходного периода, связанного с конкретными историческими событиями. Она, как и враждебное отношение к евреям, приобретает разные формы в результате своей трансформации в зависимости от контекста и страны. Она не является результатом заговора, так как формируется и открыто распространяется прессой и, в большей степени, СМИ».

По мне, очень точная аналогия. Положение русских и русскоговорящих граждан на Украине очень напоминает положение евреев в гитлеровской Германии. Государствообразующую нацию лишили права называться коренной, русские поражены в правах, их лишают возможности учиться на родном языке, говорить на нём на работе, их выдавливают из страны, предлагая или ассимилироваться, или уехать в Россию — это позиция президента страны, которую он недавно озвучил. К счастью, массовых погромов ещё нет, но офисы партий и телеканалов, лояльных к России, уже громят и поджигают.

На митинге у Бабьего Яра присутствовал писатель Виктор Некрасов. Он вышел к микрофону, начал говорить об антисемитизме. Раздался выкрик из толпы:

— Здесь похоронены не только евреи!
— Да, верно, — ответил Некрасов, — здесь похоронены не только евреи. Но лишь евреи были убиты за то, что они — евреи…

Люди разных национальностей совершают преступления. Проступки совершают целые государства. Но только Россия в сознании оболваненных украинцев сегодня виновна самим фактом своего существования. В этом сущность «коллективной психопатии» под названием русофобия.

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/09/07/rusofobiya-staraya-bolezn-zapada-ili-put-ukrainy-k-tretey-ruine
Опубликовано 7 сентября 2021 в 17:25
Все новости

05.12.2021

Загрузить ещё
ВКонтакте