Меню
  • USD 75.61
  • EUR 85.50
  • BRENT 71.80

Ричард Лахман: Поражение в Афганистане должно пошатнуть иллюзии об имперской мощи США

Иллюстрация: krqe.com

Один из самых известных американских исторических социологов, профессор Университета штата Нью-Йорк в Олбани Ричард Лахман в своей статье, опубликованной в левом издании Jacobin, продолжает рассуждения о причинах заката глобальной гегемонии США, начатые в его недавно вышедшей книге «Пассажиры первого класса на тонущем корабле». Именно такой образ Лахман использует для описания современных американских элит, которые оказались в состоянии на протяжении долгого времени поддерживать военные расходы США на беспрецедентном в истории уровне, но за последние полвека эти триллионы долларов так и не привели Америку ни к одной значимой победе на поле боя. Из-за унизительного поражения в Афганистане, утверждает Лахман, армия США лишилась своей грандиозной легитимности, и об этом поражении необходимо напоминать американцам всякий раз, когда Пентагон вновь будет пытаться «продать» им очередную войну.

Внезапный крах созданных Соединенными Штатами правительства и армии Афганистана, живо напомнивший о победе коммунистов в Южном Вьетнаме, центристские и правые журналисты и политики поставили в вину неготовности Джо Байдена навсегда оставить в Афганистане несколько тысяч солдат. Скорость развала афганской армии оказалась неожиданностью для администрации Байдена и Пентагона, которые не раз прогнозировали, что после ухода американских войск власти Афганистана смогут продержаться против «Талибана» [организация, запрещенная в РФ] по меньшей мере год.

Осмотрительность требует не сбрасывать со счетов подлинную сущность «Талибана» и реалии американского вторжения в Афганистан и двух десятилетий оккупации этой страны. Успех «Талибана», нанесшего поражение Соединенным Штатам, означает, что в Афганистане вновь установлен жестокий, авторитарный, женоненавистнический режим. Но противостояние Америки «Талибану» и ее открытая поддержка прав женщин и демократических выборов в Афганистане тоже не должны заслонять те разрушения и смерть, которые американские военные принесли афганскому народу. Следует помнить и о том, что сегодняшние участники «Талибана» являются наследниками моджахедов, которых США вооружали и которыми руководили после советского вторжения в Афганистан в 1979 году, а также о том, что до терактов 11 сентября 2001 года администрация Буша-младшего шла к заключению соглашения с тогдашним правительством талибов.

Военные альянсы США и войны, которые ведет Америка, являются результатом империалистских расчетов. А империализм — будь то сегодняшний американский империализм либо империализм в исполнении Британии или других европейских держав в предшествующие столетия — был и остается злом. Этот основополагающий момент не должен уходить на задний план, даже несмотря на то, что порой Америке противостоят ужасающие режимы, а правительство США, усиливая свой контроль над другими странами, время от времени принимает меры, несущие определенную пользу. Наиболее важный вопрос, который необходимо задать в связи с победой «Талибана», это вопрос о последствиях, которые она будет иметь для способности Америки развязывать новые империалистические войны или запугивать другие страны способами, не так уж отличающимися от вторжения.

После поражения во Вьетнаме Соединенные Штаты выработали военную стратегию, которая позволила им господствовать над многими странами мира и подавлять пусть не все, но многие повстанческие движения Глобального Юга. Вместо того, чтобы бросать в бой крупные собственные силы, в значительной части укомплектованные не желающими воевать призывниками, как это было во Вьетнаме, США стали полагаться на своих союзников, действуя посредством прокси-армий, «советниками» — а точнее, командирами — которых выступали американские офицеры. В последнее же время беспилотная авиация позволила Америке уничтожать неприятеля, не ставя под угрозу свои войска.

Социолог Ричард Лахман

Для того, чтобы подобная стратегия функционировала, необходимо завербовать местных союзников. Однако сложно соблазнить достаточное количество людей, по сути, предательством своей страны ради службы интересам США, а не своих сограждан. Наиболее успешным империалистам наподобие британцев удавалось поддерживать лояльность местного населения в колониях в обмен на существенные материальные вознаграждения. Это, в свою очередь, позволяло имперской державе подводить местное население к предположению, что иностранное владычество будет вечным, а следовательно, единственным путем к материальному благосостоянию и карьерному успеху является служба колониальному режиму. В некоторых случаях (наиболее примечательный — Южная Корея) длительное иностранное господство позволяло местным коллаборационистам выстроить такой режим, который не только оказывался устойчивым, но и направлял страну по пути реального экономического развития.

Поражение США в Афганистане и неспособность американцев установить серьезный контроль над правительством Ирака — это еще более значительные удары по образу американского военного превосходства, чем некогда было поражение во Вьетнаме. Для имперских начинаний Афганистан и Ирак никогда не сулили особых успехов. Издержки контроля над этими странами всегда необъятно превосходили фактические или хотя бы потенциальные доходы, которые можно было бы извлечь, эксплуатируя их ресурсы. И в Ираке, и в Афганистане американцы завербовали незначительную прослойку чиновников, чья лояльность Америке была куплена за счет того, что им было разрешено участвовать в масштабной коррупции. Именно поэтому афганская и иракская армии, на бумаге значительно превосходившие численность повстанцев, с которыми они якобы сражались, состояли главным образом из «мертвых душ». Эти люди ставились на американское денежное довольствие, но в реальности их не существовало, а их жалование забирали себе командиры, которые затем передавали значительную часть этих денег вышестоящим чиновникам в правительстве — обо всем этом не раз сообщалось в СМИ.

До тех пор, пока повстанцы не завоевали значительную поддержку местного населения, подобных псевдоармий вместе с американским контингентом из нескольких тысяч солдат и беспилотников было достаточно, чтобы удерживать у власти марионеточные правительства в Багдаде и Кабуле. Однако в мире XXI века мало кто хочет находиться под иностранным правлением, а в ситуации, когда марионеточные правительства неспособны обеспечить какие-либо социальные блага или экономическое развитие, даже самые жестокие оппозиционные группы получат новых приверженцев. По мере развития ситуации в этом направлении менялись и расчеты внутри американской администрации.

Для президентов США политическая цена в виде минимальных американских потерь, обеспеченных использованием союзников и беспилотной авиации, не столь обременительна, как возлагание на них ответственности за поражение в войне. В дальнейшем такой президент воспринимается как фигура, чье решение вывести войска и прекратить войну обессмыслило смерть всех погибших на ней американцев. Дональду Трампу повезло, что во время его президентства американские потери в Афганистане и Ираке оставались на низком уровне — это обстоятельство гарантировало, что большинство избирателей Трампа не будут придавать значения продолжающемуся использованию американских войск в этих и других странах. Можно вспомнить, как в 2017 году четверо американских солдат были убиты в Нигере — для почти всех американцев эта новость была первым и последним напоминанием о том, что армия США задействована в Африке. Двойная удача Трампа заключалась в том, что в течение четырех лет его правления Соединенные Штаты сохраняли возможность не допустить решающую победу повстанцев — это обстоятельство позволяло Трампу избегать необходимости принятия решения об окончании войны в Афганистане или Ираке.

Когда на пост президента заступил Байден, стало ясно, что время Америки в Афганистане истекло, а «Талибан» вскоре сможет полностью разгромить марионеточное правительство в Кабуле и создать угрозу для остающихся в стране американских военных и дипломатов. В этот момент у Байдена не было иного выбора, кроме как объявить о полном выводе войск и осуществить его. К сожалению для Байдена, победа «Талибана» наступила быстрее, чем ожидал он сам и его военные советники, в связи с чем паническая эвакуация американцев и настоящие мучения многих афганцев, не сумевших бежать, произвели столь негативное впечатление — хотя удалось обойтись без массовых расправ с остававшимися в Афганистане американскими военными. Но еще остается Ирак: в этой стране ситуация более стабильна, Байден продолжает войну.

Стремительный и впечатляющий развал афганской армии после того, как Соединенные Штаты на протяжении двадцати лет вкладывали огромные деньги в ее формирование, изменит расчеты как будущих повстанцев, так и тех, кто в дальнейшем станет претендовать на роль марионеточных правителей под управлением США. Это обстоятельство сможет повлиять и на готовность американского правительства вести новые войны — если американцам, выступающим против империализма своей страны, удастся эффективно мобилизоваться. Поскольку армия США оказалась столь неэффективной в борьбе с малочисленным и разрозненным противником, это придаст храбрости людям во всем мире для того, чтобы осмелиться бросить вызов американским военным угрозам или вторжениям.

Поражение США в Афганистане и неспособность американцев установить существенный контроль над правительством Ирака (которое отказалось приватизировать нефтяную промышленность и запретило США использовать американские базы в Ираке для нападения на соседние страны, а также сохраняет плотные отношения с Ираном) наносит еще более существенный удар по образу военного превосходства Америки, чем поражение во Вьетнаме. В конечном итоге, коммунистов Южного Вьетнама поддерживало признанное правительство в северной части страны, тогда как иракским и афганским повстанцам было не на кого опираться, кроме как на самих себя, при весьма ограниченной поддержке со стороны, соответственно, Ирана и Пакистана. Вьетнамские коммунисты получали помощь от Советского Союза — сверхдержавы-соперника США, а у иракских и афганских повстанцев не было помощи со стороны какой-либо крупной страны.

Возможно, еще более губительным для имперской стратегии США окажется тот урок, который их поражение в Афганистане преподносит возможным коллаборационистам в других странах. Афганистан демонстрирует, что обогащаться в условиях американской оккупации способна лишь мизерная часть местной верхушки. Большинству же военнослужащих, переводчиков и других людей, которые служили американским оккупантам, достались лишь в лучшем случае пустые обещания, а затем, когда война окончилась, они были брошены на милость победителей. Любые рационально мыслящие люди, рассматривающие сотрудничество с Соединенными Штатами, теперь не будут строить планы, исходя из того, что им будет обеспечена длительная защита или они смогут сделать карьеру в марионеточном правительстве. Наоборот, они будут стремиться как можно быстрее ухватить как можно больше денег.

Последствия подобных расчетов мы видели и в Афганистане, и в Ираке. Высокопоставленные чиновники присваивали деньги, которые предназначались на жалование рядовым военнослужащим и строительство инфраструктуры электро- и водоснабжения, здравоохранения и образования для людей, у которых появилась бы лояльность правительству, если бы оно обеспечивало им подобные блага. Но поскольку развития их стран почти не происходило, неудивительно, что иракцы и афганцы отдали свои предпочтения повстанцам, и то же самое произойдет, причем еще быстрее, в ходе новых войн.

Любые армии теряют свою легитимность, когда терпят поражение, и американцам нужно будет вспоминать об этом очередном поражении США всякий раз, когда Пентагон будет представлять планы по использованию своей невероятной смертоносной мощи, чтобы подвести другие страны под американскую империю или удержать их в ее пределах. В Ираке и Афганистане Соединенные Штаты смогли причинить гигантский ущерб, несмотря на то, что им не удалось получить в этих странах значительную массовую поддержку — а отчасти и в силу этого обстоятельства. Теперь задача для нас, американцев, заключается в том, чтобы направить наши усилия на недопущение любых дальнейших войн.

Благодаря американскому поражению во Вьетнаме на протяжении десятилетий стало невозможным отправлять на войну крупные подразделения американских солдат — это же поражение заставило Пентагон принимать стратегические документы, которые допускали лишь ограниченное ведение военных действий. Точно так же поражение США в Афганистане приведет к тому, что американское общественное мнение станет еще более скептически относиться к заявлениям военных, будто они способны добиваться стратегических или гуманитарных целей с помощью войны, какую бы форму она ни принимала.

Небывало вопиющая коррупция в подконтрольных США марионеточных правительствах не позволит убедить американское общество в том, что еще одно вторжение принесет демократию или развитие стране, ставшей его целью. Нужно бросить вызов регулярным утверждениям американских властей, что войны против повстанцев представляют собой сражение между добропорядочными правительствами, которые США пытаются привести к власти или поддерживать, и жестокими и реакционными мятежниками. Нам нужно продемонстрировать — как это уже удалось антивоенным активистам в период Вьетнамской войны, — что для обычных людей жизнь под властью марионеточного режима США в условиях оккупации может оказаться столь же жестокой и невыносимой, как и под властью противостоящих ему сил. На примере Афганистана сделать это будет проще.

Многие американцы открыты для нравственных доводов против войны, поэтому нужно попробовать взращивать это ощущение. Напоминая обществу о том печальном факте, что тысячи американских солдат и сотни тысяч мирных афганцев и иракцев погибли ни за что, мы сможем пошатнуть те будущие фантастические доводы для оправдания новых войн, которые еще попытается раздуть администрация США.

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/08/25/richard-lahman-porazhenie-v-afganistane-dolzhno-poshatnut-illyuzii-ob-imperskoy-moshchi-ssha
Опубликовано 25 августа 2021 в 09:26
Все новости

27.11.2021

Загрузить ещё