Меню
  • USD 74.13 -0.10
  • EUR 83.96
  • BRENT 69.81 +1.85%

Смерть десятков или сотен основанием для локдауна не будет: Израиль в фокусе

Айелет Шакед. Иллюстрация: israelinside.info

Портал newsru.co.il опубликовал обзор политической ситуации в Израиле за неделю, подготовленный журналистом Габи Вольфсоном.

На этой неделе было опубликовано сообщение, согласно которому премьер-министр Нафтали Беннет намерен в ближайшее время назначить специального опытного презентатора, в обязанности которого будет входить разъяснение обществу политики правительства по борьбе с эпидемией коронавируса. Необходимость такого назначения очевидна. Израильтяне плохо понимают, в каком направлении движется правительство, а утечки информации с заседаний кабинета министров не свидетельствуют об атмосфере единства.

Несмотря на противоречивые заявления некоторых министров, общий вектор политики правительства Беннета постепенно проясняется. Неумело, но недвусмысленно его озвучила на этой неделе министр внутренних дел Айелет Шакед. «Мы приняли стратегическое решение — продолжать жить, насколько это возможно, обычной жизнью в условиях коронавируса, понимая при этом, что будут тяжелобольные и будут умершие. Это нужно принять и воспринять как данность». Это заявление Шакед вызвало такой шквал критики как в оппозиции, так и в коалиции, что министр внутренних дел была вынуждена объяснять смысл своих слов и почти извиняться за них. Хотя смысл их понятен и доступен: локдаун — это последний шаг, к которому прибегнет правительство лишь в случае крайней необходимости. Смерть десятков или даже сотен израильтян основанием для локдауна не будет.

Еще яснее «красную черту» правительства обозначил в интервью NEWSru.co.il министр юстиции Гидеон Саар. По его словам, критерием является способность больниц нормально функционировать. Где проходит эта грань? Не знает сегодня никто. Комментатор газеты «Исраэль а-Йом» по вопросам здравоохранения Ран Резник говорил в эфире «Кан РЭКА» о «границе» в 800 тяжелобольных. Пока мы находимся на отметке чуть более 400. Как бы то ни было, ни число диагностированных, ни число умерших на решение о локдауне не влияют или почти не влияют.

Эту позицию в правительстве разделяют далеко не все. Министр внутренней безопасности Омер Бар-Лев и некоторые другие министры вслух говорят о том, что пора начать готовить общество к возможности карантина в праздники или сразу после них. Однако доминантной является позиция, наиболее радикальным представителем которой является министр просвещения Ифат Шаша-Битон. «Нужно просто удалить из лексикона слово „карантин“», — заявила она на последнем заседании правительства. Пока эту позицию в правительстве поддерживает большинство.

Но презентатор нужен Беннету не только для того, чтобы профессионально разъяснить обществу позицию правительства. В окружении премьер-министра все сильнее ощущение, что ведущие коллеги по правительству рады дистанцироваться от темы коронавируса, которая явно не приносит политических дивидендов. Министр иностранных дел Яир Лапид хоть и подключился через Zoom к последнему заседанию кабинета министров по коронавирусу, но явно предпочитает церемонии открытия израильских представительств в более или менее экзотических странах, например таких, как Марокко.

Министр финансов Авигдор Либерман выступил с заявлением о категорической неприемлемости локдауна, но в целом и он предпочитает фокусироваться на подготовке к утверждению бюджета. Решение министра финансов воздержаться от участия в заседаниях кабинета министров по коронавирусу также говорит само за себя. Глава НДИ понимает, насколько эта тема важна, и тем не менее решает направить на совещания кабинета министра в Министерстве финансов Хамеда Амара. «Совершенно непонятно столь надменное отношение к нему, он такой же министр, как и я», — сказал Либерман на этой неделе в эфире «Кан РЭКА». Никто не спорит с тем, что Хамед Амар — такой же министр, как все остальные. И тем не менее трудно представить, что министр обороны посылает на заседания кабинета министра в своем министерстве.

Коронавирус и борьба с ним — главный вопрос повестки дня правительства, и решение не появляться на заседаниях свидетельствует не о пренебрежении, а скорее о нежелании быть частью этого форума. В свое время, кстати, Авигдор Либерман воздерживался от посещения заседаний глав коалиционных фракций.

Министр обороны Бени Ганц и вовсе исчез с экрана общественного локатора. Кто-то может вспомнить то или иное его заявление последних недель? Ганц чувствует себя не в своей тарелке, вернее не в своем правительстве, и ведет себя соответственно.

Ведущие министры предпочитают не оказываться в первых рядах защитников линии правительства в борьбе с коронавирусом. Если эта линия окажется успешной, они всегда успеют к раздаче лавровых венков. Если она окажется провальной, то они с интересом понаблюдают за тем, как придется расплачиваться Нафтали Беннету.

В оппозиции также почувствовали запах политической крови премьер-министра и перешли в атаку. Все чаще депутаты и экс-министры от «Ликуда» появляются у микрофонов и телекамер. Смысл их высказываний прост и понятен: «знал, как бороться с эпидемией, а это шарлатаны». В «Ликуде» не рассчитывают на немедленный результат. «Мы отлично понимаем, что правительство не рухнет в ближайшее время», — сказал мне на этой неделе депутат Кнессета Мики Зоар («Ликуд»). И тем не менее в главной оппозиционной партии рассчитывают на накопительный эффект. Рано или поздно выборы состоятся. Пока что в «Ликуде» намерены блокировать дорогу обратно тем, кто покинул партию в последнее время. Секретариат партии принял решение, что «дезертир» не сможет вернуться в «Ликуд» в течение восьми лет.

Не только коронавирус занимает в эти дни коалицию, но и неосторожные высказывания некоторых депутатов. На этой неделе в центре внимания оказалась Ринауи Зуаби, занимающая четвертое место в партии МЕРЕЦ. «Беннет отлично знает, что в случае какой-либо военной операции эта коалиция тут же развалится, так как МЕРЕЦ и РААМ выйдут», — сказала она. На протяжении нескольких дней представителям коалиции пришлось объяснять слова депутата Зуаби. Даже в МЕРЕЦ эти высказывания предпочли не защищать. «Решения о военных операциях в Израиле принимает военно-политический кабинет», — сказал депутат Кнессета Моси Раз. Этот незначительный инцидент является наглядной иллюстрацией того, что ждет коалицию Беннета — Лапида, когда дело коснется не только коронавируса.

Подводные течения самоуправства все чаще дают о себе знать в недавно монолитном «Ликуде». Четыре депутата подали иск в БАГАЦ против дискриминационных, как их называют в «Ликуде», шагов коалиции в вопросе распределения постов в комиссиях Кнессета. Большинство фракции категорически возражало против подачи иска, так как он сам по себе означал «приглашение» судебной системе вмешиваться в дела системы законодательной. Несмотря на возражения, четыре депутата подали иск. Ранее такое в «Ликуде» было почти немыслимо.

Еще одним симптомом нестабильности стало интервью недавнего министра Мири Ригев газете «Едиот Ахронот». В этом интервью Регев заявила, что «Ликуд» слишком долго управлялся ашкеназами и «после завершения эпохи будет необходимость пересмотреть эти нормы». Как тут не вспомнить бессмертное выступление Менахема Бегина на предвыборной манифестации 1981 года? «Ашкеназ? Иракец? Еврей! Брат! Боец!» — кричал Бегин. В сегодняшнем «Ликуде» неашкеназская этническая самоидентификация вновь стала иметь значение. Интересно будет понаблюдать, как в этой атмосфере поборется за пост главы «Ликуда» уже заявивший в кругу приближенных о своих намерениях Юлий Эдельштейн.

И последнее. Депутаты от «Объединенного арабского списка» заявили, что не поддержат проект государственного бюджета. Означает ли это, что они проголосуют против и тем самым приблизят крах нынешнего правительства? Отнюдь. В израильской политике «не поддерживать» означает не более чем «не голосовать за». От этой точки и до голосования против — большая дистанция. Удэ, Тиби и их товарищи никогда не проголосуют таким образом, чтобы хоть на миллиметр сократить дорогу Биньямину обратно в канцелярию главы правительства. (newsru.co.il)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью писателя, публициста Бориса Гулько (США, Израиль) под заголовком «Неомарксистский интернационал против Израиля».

Всё забывается. Величайшие трагедии стираются из памяти. Приходят в забвение грандиозные природные катастрофы. Кто помнит о цунами, последовавшем за землетрясением в Индийском океане 26 декабря 2004 года, единовременно унесшем до 300 тысяч жизней? Катастрофа немыслимая, но уже позабытая.

Есть исключение. Чем больше времени проходит со времени окончания МВ2 (Второй мировой войны), тем больше её трагедия волнует писателей и киношников, историков и политиков. Нечто недопонятое тревожит их.

Два года назад в Польше был принят закон, запрещающий выражение «польские концлагеря». Как следует называть немецкие концлагеря, расположенные в Польше, — немецкими или польскими? Вопрос вроде семантический.

Но не для Польши. Отношения поляков к евреям периода Холокоста тяжело болезнен для их национального самосознания. Это видно, например, по фильмам от покаяния в «Стерне» (Pokłosie) режиссёра Пасиковского до оскароносного «Ида» Павликовского, уравнивающего взаимную вину.

Чрезвычайно болезненна тема МВ2 для России. Вся история страны 20-го века — история самоуничтожения народа. Особенно интенсивным был этот процесс с 1941 по 1945 год, — по крайне неточной статистике, называется от 27 до 42 млн погибших. Нельзя ли придать этому чудовищному провалу государства героический характер? А если какие-то факты не вмещаются в этот характер?

По закону России, вступившему в силу 12 июля, эти факты отменяются, а книги, в которых действия СССР приравниваются к действиям нацистской Германии, отрицается «решающая роль советского народа» в победе над фашизмом, велено изъять и уничтожить.

Этот конфликт — фактов и их интерпретации — отразился недавно в заочной дискуссии президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера и историка МВ2 российского еврея Марка Солонина. Президент в речи, посвящённой 80-летию нападения Германии на СССР, назвал действия своей страны «варварством убийц» и «безумием тотального уничтожения». Историк возразил, что процент погибших среди немецких военнопленных был заметно выше, чем среди советских, да и к оккупированному населению, как показывает статистика, отношение советских оккупантов было бесчеловечнее, чем немецких. Конечно, агрессорами были немцы, но исследования Виктора Суворова и самого Солонина показали — эту агрессию можно квалифицировать как превентивную войну. Оба злодея — Гитлер и Сталин — готовились напасть на союзника, Гитлер опередил. Солонин в своём спиче опустил два слова: «Бабий Яр», а без них злодейства уравнялись.

Различие во взглядах двух достойных людей объясняется различием их положения: один — рефлексирующий западный либерал, ощущающий вину своего народа, другой — рефлексирующий россиянин, переживающий преступность режима, ввергшего его страну в беду. Взаимные самообвинения теряют смысл без анализа исторического развития трагедии.

Грядущая беда МВ2 зародилась в ночь 25 октября 1917 года в Петрограде при захвате большевиками власти в Российской империи. Этот захват послужил началом мировой революции, в соответствии с теорией Маркса и Энгельса, изложенной ими в «Манифесте коммунистической партии».

Следующим этапом этой революции стало установление Советской республики в Венгрии. Ядро её компартии под руководством Белы Куна было создано в Москве из бывших венгерских военнопленных и эмигрантов 4 ноября 1918 года. 23 марта 1919 года Ленин повелел Куну изгнать из коалиционного правительства Венгрии социал-демократов и трансформировать страну в коммунистическое государство, управляемое «диктатурой пролетариата». Это было осуществлено. Под патронажем советской Венгрии с 16 июня по 7 июля 1919 года просуществовала Словацкая Советская Республика. 6 августа 1919 года республика коммунистов Венгрии пала.

В сумбурных перипетиях весны 1919 года коммунисты с 6 апреля по 3 мая владели властью и в Баварии. Их неудачу связывают с массовой экспроприацией, проводимой ими под дистанционным руководством Ленина.

Большевики пытались разносить идеи марксистского интернационала — Коминтерна — и непосредственно на концах штыков. Командующий Западным фронтом РККА Тухачевский 2 июля 1920 года отдал приказ:

«Бойцы рабочей революции… На западе решаются судьбы мировой революции. Через труп белой Польши лежит путь к мировому пожару… На Вильну, Минск, Варшаву — марш!»

Пленум ЦК РКП (б) 16 июля 1920 года принял решение о продолжении «Красного марша» и установлении советской власти сначала в Польше, затем — в Германии. Увы, это наступление завершилось тяжелейшим поражением под Варшавой («Чудом на Висле» называют его в Польше).

В сентябре 1923 г. Исполком Коминтерна принял решение о восстании в Германии. Планировалось вооружить от 50 до 60 тысяч рабочих в Саксонии и Тюрингии. Была назначена ориентировочная дата восстания — 9 ноября 1923 г. 20 октября военной комиссией ЦК РКП (б) был принят план мобилизации РККА на случай вооружённой помощи германскому пролетариату и создания для этой цели 20 новых дивизий.

Но, несмотря на некоторые попытки вооружённых мятежей — в Гамбурге, в Саксонии, массового восстания пролетариата коммунистам поднять не удалось.

Эти неудачи не остановили, а лишь задержали мировую революцию, которую компартии — члены Коминтерна готовили по всей Европе.

В январе 1919 года в Мюнхене возникла ещё одна рабочая партия — DAP (Deutsche Arbeiterpartei). Председателем её стал Карл Харрер. Гитлер, вступив в неё, добавил в название «национал-социалистическая», и она стала NSDAP. Харрер выступил против антисемитизма Гитлера и покинул партию. Гитлер победил, и популярность его партии стала быстро расти.

Сталин встал перед выбором: поддержка какой из двух немецких массовых социалистических партий коммунистами полезней для мировой революции: социал-демократов или NSDAP? Первые утратили революционность, их в Москве стали называть социал-предателями и даже социал-фашистами, и в 1933 году сталинские марионетки-коммунисты фактически привели к власти национал-социалистов.

Следующие попытки Коминтерна установить свою власть в западной стране сорвались в ходе войны в Испании 1936−1939 годов, в большой степени из-за участия немецкой и итальянской авиации на противной стороне, а также неудач Народного фронта во Франции в 1936−1937 годах.

В ставшей известной сейчас речи 19 августа 1939 года на секретном объединённом заседании Политбюро ЦК ВКП (б) и руководства Коминтерна Сталин объяснил свой дальнейший план: заключить договор с Гитлером и поделить с ним Польшу (пакт Молотова — Риббентропа был заключён через 4 дня после речи). Это приведёт к войне Германии с Англией и Францией, связанных с Польшей договором. Стороны истощат друг друга, в войну вступит Красная армия и, победив, установит коммунистическую власть по всей Европе.

Когда вспыхнула война нацистской Германии с Англией и Францией, французская компартия, следуя приказу из Москвы, заняла позицию «солидарности с немецким пролетариатом» и даже, как сообщил в своей лекции Солонин, проводила саботаж на французских военных заводах.

Несмотря на упреждающий удар Гитлера, план Сталина частично сработал. После победы он создал блок коммунистических стран. К ним он надеялся присоединить, первым признав его, и ведомый социалистами Израиль. Но вскоре, после горячего приёма московскими евреями первого посла Израиля в СССР Голды Меир на Йом Кипур 1948 года, понял: Израиль в первую очередь национальное государство — и развернул курс. Это подчеркнуло альтернативу: государство национальное или марксистское интернационалистское.

Формально Коминтерн был распущен 15 мая 1943 года как выполнение условий союзников СССР для открытия Второго фронта. Но его политику СССР продолжал проводить по всему миру и после войны — в Корее, Вьетнаме, на Кубе, в Чили, Никарагуа и т. д. Надорвался он с Афганистаном. На том СССР закончился и распался. Это освободило и страны советского блока. Национализм победил марксистский интернационал.

В Западной Европе под влиянием катастрофы немецкого народа происходило обратное. Там отказались от национализма и постепенно приняли идею неомарксистского интернационала, с размыванием границ, наций, с исчезновением национальных государств. Эту политику целеустремлённо проводит Германия, в последние годы сознательно запуская к себе миллионы эмигрантов из третьего мира.

Идеологию неомарксистского интернационала принял и левый истеблишмент США, который доминирует в политической жизни страны начиная с 2008 года, с президентства Обамы, несмотря на откат в контрреволюцию Трампа. Сейчас неомарксисты Америки руководят армией, ФБР, ЦРУ, Госдепом, Минюстом. Неомарксизм определяет программу школьного и высшего образования США. Активно проводится смена населения. За полгода нынешней администрации в Америку въехало около миллиона нелегальных мигрантов, которых военные самолёты США по-тихому развозят по стране.

Своим противником неомарксистский интернационал признал народ — главную жертву сговора Гитлера со Сталиным — евреев. Национальное государство евреев не приняло политику смешения наций и всеобщего обезличивания, обозванную в объединённой Европе «либеральной демократией» — принятое там название неомарксистского интернационала. Самая влиятельная и весьма богатая общественная организация США, расистская BLM, называет Израиль государством апартеида. И четверть тамошних евреев разделяют это мнение.

Президент Германии Штайнмайер, с которого мы начали, отправился недавно в Израиль попрощаться с президентом Ривлиным. Этому «пустому костюму» (ни власти, ни влияния у Ривлина никогда не было) оказывают в последние месяцы повышенное почтение, чтобы подчеркнуть презрение к выдающемуся многолетнему национальному лидеру Израиля Нетаньяху. Байден, заняв Овальный офис Белого дома, тоже пригласил в Вашингтон не Биби, а Ривлина. Штайнмайер прихватил с собой в Израиль, чтобы просветить евреев, живущего в Америке и Европе популярного в Германии израильского философа Омри Бёма. Позиция того — цитата из немецкой Die Zeit:

«Дебаты ведутся не о существовании Израиля, а о его праве быть еврейским государством. Вопрос об этом праве — не антисемитский».

Еврейское самоубийство — не антисемитизм.

Марксистский интернационал, торжествовавший в МВ2 и изнасиловавший страны советского блока, вскоре после возникновения еврейского национального государства стал его смертельным врагом. Недаром выученики Сталина в Политбюро столь страстно стремились уничтожить Израиль. Сейчас наследник Коминтерна неомарксистский интернационал торжествует в западном мире. И вновь — он враг Израиля.

Пользуется известной популярностью идеология этого интернационала и в Израиле. Больше половины нынешней правящей коалиции там — постсионисты или просто враги еврейского государства. Лидер крупнейшей из правящих партий Израиля министр иностранных дел Яир Лапид недавно заявил, выступая в Европе перед Global Forum on Antisemitism, что антисемитизм — это не то, что мы думаем, а любая неприязнь.

Из этого следует, что Израиль, в секулярной версии основанный как убежище от антисемитизма, должен давать пристанище всем преследуемым — по сексуальным, расовым, религиозным и каким-либо иным причинам, и не заботиться о своём еврейском характере. Другими словами — исчезнуть. Неомарксистский интернационал — смертельная опасность еврейскому государству. (Автор: Борис Гулько)

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/08/13/smert-desyatkov-ili-soten-osnovaniem-dlya-lokdauna-ne-budet-izrail-v-fokuse
Опубликовано 13 августа 2021 в 12:53
Все новости

01.12.2021

Загрузить ещё
Опрос
Что вы думаете о названии «QR-код»?
Результаты опросов
Одноклассники