Меню
  • USD 75.61
  • EUR 85.50
  • BRENT 71.80

Черногория: предательство Кривокапича санкционировано Западом — интервью

Андрия Мандич. Иллюстрация: «Балканист»

Один из лидеров блока «Демократический фронт» и председатель партии «Новая сербская демократия» Андрия Мандич в интервью порталу «Балканист» рассказал, почему новое правительство Черногории во главе со Здравко Кривокапичем вместо выполнения предвыборной программы продолжает прозападную и антироссийскую линию экс-правящей Демократической партии социалистов Мило Джукановича.

— Как вы оцениваете результаты работы нового правительства за первые 200 дней? Что было реализовано, а что нет?

— Не были реализованы ожидания народа. Люди верили, что [новая власть] распрощается с «глубинным государством» президента Мило Джукановича. Им ничего бы не стоило осуществить перемены в системе правосудия, снять с должностей коррумпированных прокуроров и полицейских, очистить службу государственной безопасности от людей, которые работают на иностранные интересы, сделать возможным для всех граждан реализовывать свои права без протекционизма, без непотизма, без взяточничества. То есть люди верили, что все это будет сделано в первые шесть месяцев, однако, к сожалению, этого не произошло. Думаю, главная причина тому — в желании правительства сохранить курс, установленный режимом Джукановича, что подразумевает сохранение его людей на ключевых позициях в прокуратуре, полиции и органах правосудия. Сегодня те, кто совершал тяжелые уголовные преступления при старой власти, продолжают занимать ключевые должности, просто под «брендом» власти новой. Поэтому народные ожидания были преданы.

Кроме того, под прикрытием «экспертного правительства» (т. е. без профессиональных политиков. — «Балканист») были исключены из политической жизни и не допущены к власти те, кого не контролируют представители стран Запада в Черногории. При этом привлечение самих «экспертов» не дало никакого особого результата. Этих министров и экспертами-то назвать сложно — в основном их можно увидеть обивающими пороги посольств стран Запада, где они, включая самого премьера, ежедневно получают инструкции. А кадровую политику они проводят именно так, как им укажет какой-то секретарь из вышеупомянутых посольств. В целом все это напоминает ситуацию в Сербии после свержения Слободана Милошевича и прихода к власти прозападного правительства. Тогда министры наперегонки бежали в американское посольство: кто первым расскажет, что было на заседании правительства. К сожалению, такое положение дел не сулит ничего хорошего.

— В августе 2020-го Кривокапич одержал победу на парламентских выборах во главе коалиции «За будущее Черногории», костяк которой составлял «Демфронт». Сейчас налицо конфликт между вами, и Кривокапич открыто выступает с критикой в ваш адрес в различных СМИ. В интервью сербскому журналу Nedeljnik премьер заявил, что правительство с участием лидеров «Демократического фронта» «на самом старте имело бы более низкий уровень репутации», а недавно он также указал на то, что у «Демфронта» якобы есть кураторы в Белграде, а он, в отличие от вас, якобы независим.

— Кривокапичу бы стоило поразмыслить о репутации политиков из «Демфронта» ранее, прежде чем он начал стучаться, буквально скрестись в наши двери и умолять впустить. В выборах 30 августа 2020 года участвовали и другие силы. Он мог пойти в их списке, мог основать свою партию. Но он этого не сделал. Его к нам привели, рекомендовали и пообещали, что он будет полностью следовать программе и тем предвыборным обещаниям, которые мы давали гражданам Черногории. Одним из ключевых был разворот во внешней политике: чтобы Подгорица наладила отношения с Сербией, в отличие от времен Джукановича, и исправила то плачевное состояние, в которое пришли отношения с Россией за время его правления. Мы это обещали, за это голосовал народ. Но Кривокапич, после того как пришел к власти и сформировал правительство, в котором нет ни одного представителя «Демфронта», пошел еще дальше: он ввел дополнительные санкции против России, а отношения с Сербией испортил сильнее, чем во время правления Демократической партии социалистов Джукановича. И сейчас из-за того, что мы придерживаемся предвыборных обещаний и заявляем, что необходимо улучшать отношения с Сербией и Россией, он выдумал историю о том, что у нас есть кураторы со стороны. И такие вещи про нас он говорит, наверное, после того, как утром сходил в одно из посольств на консультацию, какую политику ему стоит проводить в ближайшие дни.

Думаю, что придет время, когда правительство будет реконструировано и будут избраны те, кто держит слово и кто будет придерживаться предвыборной программы. Придет время, когда Черногория возродится. Ведь Кривокапич и его правительство не использовали свой шанс. Единственное из предвыборных обещаний, которое было исполнено, — это отмена закона о свободе вероисповедания, принятого [с подачи] Джукановича. Фактически речь шла об ограблении Сербской православной церкви, изъятии ее имущества на территории Черногории. Однако премьер так и не подписал базовый договор с Сербской православной церковью, который наконец урегулировал бы правовое положение Церкви в стране. Более того, правительство начало шантажировать наш Патриарший двор и патриарха Сербского Порфирия. Такого не позволял себе даже Мило Джуканович.

— Неисполнение обещания улучшить отношения с Россией Кривокапич объясняет тем, что новое правительство унаследовало некие обязательства и вынуждено продолжать политику прошлого режима. Также он ссылается на коалиционный договор, согласно которому внешняя политика останется прозападной и которому он вынужден следовать. Как вы это прокомментируете?

— Договор, о котором говорит Кривокапич, был подписан им втайне от «Демократического фронта» в посольстве одной из стран Запада. Он ни с кем не консультировался и сделал это вопреки воле избирателей, которые голосовали за нашу коалицию «За будущее Черногории». Таким образом, это решение одного человека, которое полностью противоречит программе, за которую голосовали граждане. И ссылаться на то, что определяющее значение имеет не воля 135 тыс. избирателей Черногории, а то, что бумагу подписал он [как премьер], довольно странно. Это выглядит очень безответственно, а по сути является большим предательством народа, который стремился к наилучшим из возможных отношениям с Сербией и Россией.

— Госдепартамент США заявил, что «русское агрессивное влияние» якобы препятствует установлению верховенства права в Черногории. Прошлой осенью американское посольство разыскивало специалиста на должность старшего советника, чтобы «помочь Черногории стать правовым государством». Был ли эффект от подобной работы? Не связана ли она с тем, что принятие законов о прокуратуре так долго саботировали?

— Мой коллега по «Демфронту» Милан Кнежевич, я, Михаил Чадженович — член главного комитета нашей партии, а также несколько граждан Сербии — самые большие жертвы этой системы правосудия, которая злоупотребила нашей политической позицией. Против нас было открыто уголовное дело о «попытке госпереворота», которое стало частью более крупной политической борьбы против президента Трампа в США, победу которого также пытались представить как результат российского влияния. Вся эта отвратительная история, выдуманная от начала и до конца, ложь о вмешательстве русских и сербов в политические дела Черногории дала возможность Джукановичу сохранить власть еще на четыре года (с 2016-го) и реализовать все, что было запланировано, при поддержке представителей стран Запада. Каждый раз, когда я слышу, что кто-то из какого-то посольства собирается нам помочь в реформировании системы правосудия, я размышляю, что за этим стоит, и беспокоюсь о том, кто станет жертвой этой «реформы». Не думаю, что эта реформа пойдет нам на пользу и будет удовлетворять потребности Черногории. Скорее она вновь будет направлена против людей, которые неподконтрольны Западу и не являются проводниками его политики.

— Как развивается политическая ситуация в стране после того, как правительство проголосовало за отставку министра юстиции Владимира Лепосавича, который в начале апреля этого года публично поставил под сомнение факт «геноцида» в Сребренице?

— Изгнание министра Лепосавича из правительства из-за одной формулировки, соответствующей предвыборной программе коалиции, которую возглавил премьер Кривокапич, — это неслыханный скандал. Ситуация [в стране] уже не будет такой, какой была до отставки Лепосавича. Помимо нее, так и не был подписан базовый договор с Сербской православной церковью и была принята резолюция об осуждении «геноцида» в Сребренице, согласно которой сербский народ, в сущности, признается «геноцидным».

Мы находимся в тяжелом политическом кризисе: правительство поддерживает только 14 депутатов — столько же, сколько поддерживает спикера парламента Алексу Бечича, который солидаризировался с премьером. Таким образом, у них равный уровень поддержки, но этого мало, чтобы исполнять столь важные государственные функции. На базе существующего парламентского большинства, объединившегося в борьбе против президента Мило Джукановича и его ДПС, — а это 41 депутат — мы выразили готовность сформировать новое правительство и расширить его с помощью депутатов, представляющих бошняцкое и албанское меньшинства. Полагаю, в этом контексте в ближайшее время стоило бы пересмотреть, кто должен возглавить парламент Черногории. Это должен быть единый пакет соглашений по выборам правительства и руководства парламента. Документ должен основываться на новом коалиционном договоре, в котором были бы перечислены все обязательства, взятые правительством на себя. Речь идет о переписи населения, которая должна пройти в этом году, актуализации избирательного списка, принятии нового закона о выборах, исправлении экономической ситуации, прекращении дискриминации сербского народа в Черногории и заключении базового договора между правительством и Церковью. Итак, мы открыты к реконструкции правительства. А если мы не можем договориться, то необходимо узнать волю народа, как происходит во всех демократических странах.

— Как вы объясняете отказ премьера подписать базовый договор с Церковью? Связано ли это с давлением со стороны посольств стран Запада?

— У меня нет сомнений, что отказ от подписания договора, как и текст резолюции по Сребренице, — результат давления со стороны Запада. Резолюцию, аналогичную принятой парламентом Черногории, Великобритания предлагала в Совете Безопасности ООН в 2015 году. Тогда Россия блокировала эту инициативу. Кривокапич предал тех, кто голосовал за него, и сблизился с Мило Джукановичем и его спонсорами, которые определяли политику Черногории. Она сделали ее не только антисербской и антирусской, но и направленной против интересов большинства граждан Черногории. К слову, в 2020 году Кривокапич стал кандидатом в премьеры благодаря СПЦ. Именно по просьбе Церкви мы согласились уступить ему первое место в списке коалиции. Некоторые люди в Церкви верили, что он будет полностью предан матери-Церкви и сделает все, что ожидает от него СПЦ. К сожалению, Кривокапич отказался от этого. Думаю, ему сейчас важнее то, что ему говорят в некоторых западных посольствах, чем мнение иерархов его православной церкви.

— Как вы оцениваете перспективы сотрудничества с Россией? Мы видим, что вице-премьер Дритан Абазович, с одной стороны, шлет в Москву письма с просьбой восстановить авиасообщение, а с другой — продолжает политику антироссийских санкций.

— Это самое удивительное. Подобную безобразную политику первым сформулировал и «запатентовал» президент Джуканович. Признавая квазигосударство «Республика Косово» — южный край Сербии, — он объяснял, что делает это якобы в интересах Сербии. Когда он вводил антироссийские санкции, то говорил, что это очень хорошо для России. Сейчас Кривокапич и его правительство продолжают двигаться в том же направлении, расширяя антироссийские санкции и одновременно выставляя себя большими друзьями России. Это недопустимо, бесчестно и безответственно! Это неправда, что они хотят хороших отношений с Россией. Ведь отношения с давними историческими союзниками можно быстро восстановить, если на то есть добрая воля обеих сторон.

— Что необходимо сделать Черногории, чтобы обновить отношения, а что, возможно, нужно сделать России?

— Думаю, в России хорошо знают, что большая часть народа Черногории не разделяет позицию ни предыдущей власти, ни правительства Здравко Кривокапича. Народ считает иначе, но он не принимает решений: их принимает правительство, которому важнее мнение представителей некоторых посольств, чем исполнение воли граждан. Мы бы хотели обратить внимание наших друзей в Москве на дружеское расположение черногорского народа. А также объяснить, что наша власть — ограничена (имеются в виду полномочия «Демфронта». — «Балканист»). Хотя мы и являемся частью парламентского большинства, у нас нет никакой власти, в этом кабмине у нас нет ни одного министра. Правительство проводит против нас серьезную кампанию, чтобы не допустить нас к управлению страной, объясняя это тем, что «важнее всего, чтобы ушел Мило Джуканович», а нам в правительстве быть не нужно. И сейчас мы видим, почему было так важно не допустить, чтобы мы стали частью правительства: чтобы новые власти могли продолжить антисербскую и антироссийскую политику президента. Будь мы во власти, мы бы этого не допустили.

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/08/06/chernogoriya-predatelstvo-krivokapicha-sankcionirovano-zapadom-intervyu
Опубликовано 6 августа 2021 в 21:10
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты