Меню
  • USD 72.93 +0.10
  • EUR 85.57
  • BRENT 77.49 +0.31%

«Пельмень» Мироненко и украинский сепаратизм: в Киеве обсуждают статью Путина

Виктор Мироненко под «Дождем».

Руководитель Центра украинских исследований Института Европы РАН Виктор Мироненко продолжает своим якобы «научным авторитетом» гвоздить статью президента РФ Владимира Путина «Об историческом единстве русских и украинцев».

Бывший первый секретарь ЦК ВЛКСМ Мироненко идет своими обычными тропами информационной войны. Сперва он побывал на американском «Радио Свобода» (иностранное СМИ, признано в РФ иноагентом), где рекомендовал автору/авторам статьи «Об историческом единстве…» читать одну связанную с ним популярную книжку.

Вторым номером у Мироненко в его программе облета близких ему идейно площадок стал телевизионный канал «Дождь». И теперь на «Дожде» прикрывающийся личиной «историка», да еще из академического Института Европы РАН, украинский националист Мироненко ну хоть что-то сказал по существу по содержанию статьи президента Путина. Вот по этой причине — «хоть что-то» — и имеет смысл дать остаточный комментарий на этот счет.

Во-первых, Мироненко вновь усомнился насчет авторства президента в отношении статьи «Об историческом единстве русских и украинцев». Он «чувствует» — вот именно так: «чувствует» — «за текстом крепкую руку коллег-историков». Но если Мироненко действительно знает своих «коллег-историков», то он должен увидеть хотя бы почерк, который позволил бы хотя бы примерно идентифицировать их. На самом же деле чего-чего, а как раз «крепкой» или там какой-то «слабой» руки историков/историка в тексте «Об историческом единстве русских и украинцев» как раз и не наблюдается. И здесь все-таки нельзя не признать, что личный предшествующий служебный опыт президента Путина в известной организации как раз и предполагает наличие компетенции и навыков писать аналитические тексты, тем более что их приходится ему много читать. В этом плане украинский националист Мироненко действует, как и положено действовать врагу, т. е. вначале вносить «сомнение», подрывая доверие к тексту и отвлекая читателя от существа проблемы.

Теперь о «хоть что-то» и по существу. В предшествующем нашем разборе полетов Мироненко и его компании в лице мадам Таировой мы указали на базовое свойство украинской национальной историографии — сознательную подмену понятий.

Вот что мы уже написали на этот счет.

Украинский национальный исторический нарратив в украинском национальном проекте — это как диспут в известных «Особенностях национальной охоты»:

— Но ведь это же равиоли.

— Ну они же пельмени!

— Да, но ведь они все-таки равиоли!

— Михалыч, сначала они — пель-ме-ни. А потом уже все остальное. Михалыч, ну это пельмени!

— М-да, равиоли…

Так вот в своем выступлении на «Дожде» украинский националист Мироненко и подтвердил это наше наблюдение насчет «пельменей» украинской историографической кухни. Вот что Мироненко говорит на счет них на «Дожде»:

«Украина — это довольно сложная история, это одна из самых больших европейских стран и один украинский народ, как он сейчас называет себя, хотя в истории он по-разному себя называл и назывался».

Т. е. отставив в сторону сомнительный тезис насчет Европы, укажем на то, что, по Мироненко, «украинцы» по времени называли себя по-разному. Т. е. в столетии икс — это были «пельмени», а в столетии игрек — это были «равиоли», но все равно это были «пельмени», утверждает академический как бы «историк» Мироненко.

И вот королева Франции Анна Ярославна была украинкой, не подозревая ничего подобного на этот счет. Это нынешние украинские свидомые историки знают, что она была украинка.

Ее отец — князь Ярослав Мудрый был «буряком», но на самом деле он был «пельменем»!

Если у тогдашних носителей присутствовала идентичность «руський» или «малороссийский», то почему тогда это был «украинский народ»? И тогда до какой-такой исторической глубины методологию пельменя следует применять? Вот и стараются излишне старательные стряпатели-примордиалисты на украинской националистической кухне истории. Одни — самые умеренные — готовы усматривать «этногенез» украинцев при их переходе из «восточных славян» в Киевскую Русь. Другие — более смелые — стряпатели указывают на скифов-пахарей Геродота как уже украинцев. Аналогичная ситуация с припольцами. Ну и уж совсем творители гастрономических изысков на этой кухне указывают на шумеров или даже на тех «укров», которые, как известно, Черное море выкопали.

Все это результат отжившей примордиалистской этнологии с ее концепцией этноса как продолжительного по времени объективно существующего устойчивого сообщества. Те примордиалисты, что указывают на «кровь» как на скрепу подобных сообществ, оказываются в шаге от расизма. Аналогичным образом, после того как узнали о генах, адепты этноса стали указывать на них как этнический цемент.

Мироненко этим своим утверждением о существовании «украинского народа» под разными именами в разные исторические эпохи как раз и демонстрирует под маской своей учености свое крайне дремучее методологическое невежество, ориентированное на примордиализм. Здесь «историк» Мироненко остается на уровне научного знания где-то начала 1970-х годов, т. е. примерно тогда, когда он пошел в провинциальный пединститут. Мироненко не знает и не хочет знать такой категории, как «идентичность», и метода решения проблемы «украинцев», предлагаемого конструктивистской этнологией.

В том-то и проблема, что идентичность «малоросс» имела иное содержание, чем идентичность «украинец». Идентичность «малоросс» была комплементарна концепции «триединой русской нации». А идентичность «украинец», наоборот, была придумана творцами украинского национального проекта специально для того, чтобы от этого единства отречься. Украинская идентичность изначально имела в своей подкладке сепаратизм.

Мироненко констатирует «историческое невежество» в содержании статьи Путина, при этом публично демонстрируя свое собственное крайнее невежество в отношение принципа историзма и современной методологии исторического исследования.

Мироненко констатирует «историческое невежество» в содержании статьи Путина, но при этом рядом признает, что в основании этого содержания лежит одна из историографических концепций. Чтобы принизить ее, он называет историографическую концепцию «существующей версией», «существующим восприятием».

Дальше Мироненко признается: «Это известная довольно, имперская еще, российская концепция этого единого народа и всей последовательности событий».

Так, значит, это все-таки концепция. Значит, это все-таки историография. Тогда при чем здесь невежество? Тем более что в статье президента Путина наблюдается не только «имперская», но еще и советская концепция братских народов. И здесь личной проблемой засевшего в академическом учреждении псевдоисторика и ренегата Мироненко является то, что в свое время он с партийных трибун пел осанну «советскому народу», иначе «советской нации», которая как раз в своей формуле и предполагала «единство» русского и украинского народов.

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/07/25/pelmen-mironenko-i-ukrainskiy-separatizm-v-kieve-obsuzhdayut-statyu-putina
Опубликовано 25 июля 2021 в 08:21
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Одноклассники