Меню
  • USD 72.30
  • EUR 86.31
  • BRENT 75.67

Под прицелом ВСУ: как восстанавливали памятник на братской могиле

Восстановленный после обстрела памятник на братской могиле советским воинам // Фото: личный архив Александра Гриценко

Победа в Великой Отечественной войне, очередную годовщину которой совсем недавно отмечала вся страна, для окопов и фронтовых окраин на Донбассе остается не просто значимым праздником и памятной датой. Если оперировать метафизическими категориями, это символ веры, который не дает сдаться в минуты отчаяния и позволяет сохранять уверенность в праведности ведущейся борьбы и оправданности принимаемых мук будущей победой и возрождением.

История реконструкции пятиметрового памятника на братской могиле советских воинов в прифронтовой Саханке больше похожа на притчу, чем на реальное событие. Монумент с изображением матери, держащей на руках умирающего сына, был разрушен во время обстрела в 2015 году, причем обстрел велся ровно до того момента, пока памятник не рассыпался в прах. Приехавшие в Саханку волонтеры как-то раз спросили местных жителей, чем им можно помочь, и к своему удивлению услышали просьбу попытаться восстановить скульптуру. И это в селе, которое находится на самом напряженном южном фронтовом направлении. Просьба жителей Саханки воодушевила донецкого журналиста Александра Гриценко, который начал после этого искать возможности провести реконструкцию.

Довоенная фотография памятника. Фото из личного архива Александра Гриценко
 — В теперь уже далеком 2019 году я был с волонтерами в Саханке, мы привозили пищевые наборы, одежду, обувь, всякие сладости детям. Уже после того, как мы передали всю помощь, я задал вопрос жителям Саханки: в чем они нуждаются, что им требуется? Прозвучавший ответ оказался неожиданным для меня: «Нам бы памятник восстановить». И тогда мы все пошли к братской могиле, где стоял памятник солдатам Красной армии. От него на тот момент оставался всего лишь разрушенный фундамент и звезда с надписью: «Враги разрушили памятник, но память не убили». Возле нее лежали свежие венки, а люди говорили, что это центр жизни всего поселка. До войны в Саханке жило примерно 3,5 тысячи жителей, а на сегодняшний момент осталось около 320 человек. Возле памятника праздновались выпускные, приезжали молодожены, многие значимые события в жизни людей были связаны с этим монументом. Мне рассказали, что памятник пострадал тогда, когда нехорошие люди с той стороны в 2015 году нанесли массированный удар по поселку, — рассказал Гриценко.
Звезда — сохранившаяся часть разбитого памятника. Фото: Андрей Дворецкий

В тот день, помимо памятника, пострадали школа, церковь, административное здание, клуб и несколько жилых домов:

— По словам местных, обстрел прекратился только тогда, когда памятник рассыпался. Он находится в прямой видимости Вооруженных сил Украины. С того момента, когда ко мне обратились с этой просьбой, я начал искать возможность каким-то образом восстановить монумент. Мы не думали, что сможем сделать точную копию памятника. Это казалось безумством. Кроме десятка довоенных фотографий, у нас ничего не было. Мы знали, что на этом месте стоял пятиметровый обелиск, полая железобетонная конструкция. Мы думали там поставить классический памятник Воину-освободителю — из тех, что ставят на могилах неизвестных солдат. Но такой памятник достать сложно. Хоть он и типовой, но типовой в Российской Федерации, его не купить и не вывезти. Так что эту затею нам тоже пришлось отбросить, — говорит журналист.
Памятник на братской могиле советским воинам, разрушенный обстрелом ВСУ. Фото: личный архив Александра Гриценко

Однако, как известно, дорогу осилит идущий, и вскоре идея начала принимать все более четкие очертания:

— В конце 2019 года в ДНР приехал общественный деятель из Москвы Вадим Хомич. Он развозил по прифронтовым школам всевозможные подарки, оргтехнику, сладости. На юг мы поехали с ним вместе, я выступил в роли оператора, фиксировал его проезд по прифронтовым поселкам. Наша поездка закончилась в Саханке, и я ему рассказал о своей мечте реконструировать памятник. Он увидел фундамент, оставшуюся звезду и сказал: «Давай попробуем, может быть получится сделать точную копию». Я взял на себя задачу рассчитать возможности его восстановления в первозданном виде, а он взялся за поиск финансовых средств. Когда я все подсчитал, сумма вышла космическая. Я озвучил ему цифру, и он сказал, что таких денег на текущий момент нет, но начинать работу нужно. И тогда нами была изучена технология установки новых типов памятников, когда внешняя оболочка делается на 3D-принтере, печатается, устанавливается, а дальше начинает заполняться бетоном. Конструкция может оставаться полой, но мы приняли решение, что в таком месте, как Саханка, нужно реконструировать единым массивом, чтобы памятник мог в случае чего выдержать.
Процесс установки памятника. Фото: личный архив Александра Гриценко

Рассчитывать пропорции было сложно, поскольку в качестве образца можно было использовать лишь несколько довоенных фотографий не самого лучшего качества:

— Мы с ребятами по старым фото максимально просчитали размеры и пропорции — все, что можно было по этим фото просчитать, и начали печать всей композиции. На разработку модели в трехмерной графике ушло почти три месяца. Мы ее ежедневно исправляли, дополняли и переделывали. На протяжении этих трех месяцев смогли сделать электронную версию трехмерного объекта, и затем в течение почти двух месяцев мы печатали конструкцию, которая должны была стать внешним контуром монумента. Когда мы все сделали, а это был март 2020 года, рискнули наметить установку к 75-й годовщине Победы — к великой дате. Мы вывезли в Саханку всю конструкцию и материалы. Там уже к тому времени был фундамент, который я восстанавливал, когда мы заканчивали печать, — вспоминает Гриценко.

В первый же день работ по возведению конструкции по Саханке был нанесен артиллерийский удар — мины и ПТУР. Было ранено несколько строителей, проводивших работы по восстановлению крыши Дома культуры. Пострадало двое детей — двоюродные брат и сестра Настя и Дима, игравшие неподалеку. Контузию получила мама девочки.

Саханка находится на линии соприкосновения и просматривается с украинских позиций. Фото: личный архив Александра Гриценко
— Сразу скажу, что стреляли не в памятник, а в район ДК и школы. Но после этой истории с обстрелом те ребята, с которыми я договаривался устанавливать памятник, покрутили пальцем у виска и сказали, что заниматься этим не будут, так как нет никаких гарантий безопасности. Памятник находится в прямой видимости ВСУ, и он как на ладони для их огневых позиций. Тогда я решил, что буду заниматься восстановлением один. Но ко мне подошел Игорь Георгиевич Подгорный, глава Саханки, и сказал, что одному работать не дело, обещал помощь. В итоге ко мне присоединились несколько жителей Саханки, с которыми мы начали поднимать конструкцию. Конструкция поднималась достаточно сложно. Приходилось заниматься этим в свободное от основной работы время, в выходные. Брали отгулы, если можно было их взять. Да и саму работу выполнять было опасно. На моменте одной трети или четверти памятник получил пулевое ранение. Автомат или винтовка, пуля калибром 7,62. Но мы заделали эту часть и продолжили подниматься. Для этого приходилось ставить строительные леса, залезать наверх. Надо признаться: работать наверху было страшно, иногда безумно страшно, поэтому я работал в основном спиной к позициям или находился за конструкцией, чтобы меня не было видно. Но все это отслеживалось: прячься, не прячься — ты там виден как на ладони.
Работать приходилось в прямой видимости украинских военных. Фото: личный архив Александра Гриценко

К 9 мая тогда не удалось закончить работы, открытие памятника вначале хотели приурочить ко Дню освобождения Донбасса, но позже приняли решение открыть его к следующей годовщине Победы.

— Моим постоянным напарником был один из наших коллег, журналист одного из российских информагентств, который просил его не называть. В сентябре 2020 года мы закончили работу, пожали руки мужикам из Саханки и, так как все даты основные закончились, а обычно торжественное открытие привязывают к памятным датам, приняли решение отложить его до весны. 6 мая в Саханке был престольный праздник, а 7 мая состоялось официальное открытие монумента на братской могиле воинов Красной армии, которые погибли в сентябре 1943 года при освобождении Мариуполя и Донбасса в целом.
Фамилии погребенных в братской могиле советских воинов. Фото: личный архив Александра Гриценко

Александр Гриценко ответил на вопрос о том, ради чего он и его товарищи занимались этим проектом — восстановлением памятника с риском для жизни и с неочевидностью его дальнейшей судьбы. Ведь обстрелы никуда не делись, новый памятник в любой момент может быть поврежден, и с рациональной точки зрения его реконструкция до окончания войны выглядит нелогичной. Ведь в этих поселках некоторые даже не вставляют стекла в окна, поскольку они в любой момент могут быть снова разбиты:

— Мы делали это ради того, чтобы у людей вновь появилась надежда, они хотели, чтобы вновь в поселке появился центр, который всех объединял столько лет, чтобы растущие дети помнили о том, что делали их прадеды и что делают сейчас их отцы. Разрушат памятник или не разрушат, случится что-то с ним или нет, но надо думать о будущем. Разрушать не строить, людям нужна вера в будущее, и люди готовы идти на подвиги и жертвы ради этого будущего. Я считаю, что восстанавливать нужно, всегда нужно ставить новые мемориалы, чтить память тех, кто сражался и сейчас сражается за наши жизни, не откладывая ничего на завтра. Завтра призрачно, есть только сегодня, — ответил он.
Фото: личный архив Александра Гриценко

Впрочем, если бы люди не думали о будущем и не верили в то, что оно принесет им победу, мир и возрождение, то вряд ли они могли бы нести крест этой войны семь долгих лет. О том, что риск был оправданным, говорит реакция местных жителей и военных на восстановление монумента:

— Помню, как еще во время возведения памятника, на этапе оштукатуривания и обработки швов, была жаркая погода и мы спрятались в тени разлапистых елей, пили водичку, отдыхали. Нас за этими елями не было видно. Мимо памятника шла группа бойцов, наших ребят. Они шли по своим делам, но вдруг остановились, развернулись и подошли к памятнику, хоть он был еще неприглядный — просто серая конструкция… Они сняли головные уборы, постояли, помолчали и пошли дальше. И я понял, что мы все делаем правильно. А когда мы закончили работу, к нам подходили сельские жители, благодарили, вспоминали о важных событиях из своей жизни, связанных с этим памятником. У кого-то рядом с ним был первый поцелуй, кто-то помнил выпускной вечер, когда они танцевали возле монумента вальс. А еще было два момента, которые стали для меня откровением. Когда мы устанавливали таблички с фамилиями захороненных, один из ребят, занимавшихся этими работами, вдруг замер как вкопанный и говорит: «Это же мой прадед». Он только тогда узнал, что в этой могиле покоится его родственник. И это был не единственный момент, поразивший меня. На табличке я обнаружил фамилию Хомич, позвонил Вадиму, он поднял документы и узнал, что у него был родственник родом из Николаева, который принимал участие в Великой Отечественной войне и погиб. Он это или нет, мы не знаем, но все же это совпадение удивило меня, — говорит журналист.

Он отдельно упомянул о том, как восстанавливалась плита с именами погибших воинов, доставленная издалека — с севера России.

— В какой-то момент было замечено, что плита с фамилиями начала рассыпаться. Я объявил сборы на новую плиту с перенесением фамилий, и мне на почту отозвался человек, живущий то ли в Мурманске, то ли в Ленинграде. Я так и не понял, откуда он. Он попросил фотографию и размеры плиты, и за свои средства приобрел плиту из архангельского гранита, на которой высекли фамилии бойцов. Плита доехала до границы, а от границы до Саханки нам помогли ее доставить ребята из Народной милиции, — вспоминает Гриценко.
Доставить плиту с именами погибших помогли военнослужащие НМ ДНР. Фото: личный архив Александра Гриценко

Восстановление монумента в прифронтовой Саханке — это полностью народный проект, который состоялся благодаря усилиям нескольких энтузиастов и неравнодушию тех, кто помогал им. Основным финансовым помощником, как рассказал Гриценко, был Вадим Хомич. Кроме него, помогали киностудия «Русский час» и ее руководитель Александр Коробко, музыкант Вадим Самойлов из группы «Агата Кристи», военкор RT Роман Косарев, а также депутаты Народного совета ДНР, помогавшие расходными материалами. Ну и, конечно, ничего этого не было бы, если бы в свое время жители Саханки не попросили бы восстановить значимый для них символ и не поддерживали бы восстанавливающих монумент людей во время этой опасной работы во имя мира, победы и памяти.

Фото: личный архив Александра Гриценко
Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/05/14/pod-pricelom-vsu-kak-vosstanavlivali-pamyatnik-na-bratskoy-mogile
Опубликовано 14 мая 2021 в 21:42
Все новости

24.06.2021

Загрузить ещё
Опрос
Изменилось ли Ваше мнение о вакцинации на фоне роста заболеваемости Covid-19 в России?
Результаты опросов
Facebook