Меню
  • USD 74.86
  • EUR 89.88
  • BRENT 68.60

Мирослав Митрофанов: Русское образование в Латвии ещё можно спасти

Мирослав Митрофанов. Иллюстрация: Facebook.

Собеседник EADaily — депутат самоуправления Риги, сопредседатель партии «Русский союз Латвии» (РСЛ) известный в этой стране оппозиционный политик Мирослав Митрофанов. Тема беседы: текущие политические проблемы, волнующие русскую общину Латвии, а также правозащитная деятельность РСЛ и его сторонников. В частности, многих волнует важнейший вопрос: есть ли какие-то шансы на то, что в стране удастся вернуть школьное образование на русском языке, волюнтаристски упразднённое властями Латвии в 2018 году? Мирослав Борисович полагает, что шансы на это есть — и немалые.

— Для начала — о делах муниципальных. Недавно ваш коллега по думе Риги, бывший министр образования Латвии Карлис Шадурскис («Новое единство») выступил с предложением переименовать улицу, ныне носящую имя советского генерал-лейтенанта Детлава Бранткална, командира 130-го Латышского стрелкового корпуса. Как вы оцениваете это предложение?

— Инициативы Шадурскиса по переименованию улиц имеют явный конфронтационный характер — одних достойных людей он противопоставил другим. Похоже на развлечение уголовников в тюремной камере: «Выбирай, кого убить — отца или мать?» Карлис Шадурскис предлагает улицу Детлава Брандкална переименовать в улицу Роберта Рубениса. Нынешнее имя улица получила в честь советского генерал-лейтенанта Бранткална, командовавшего 130-м стрелковым Латышским корпусом Советской армии во время войны. Роберт Рубенис — это бывший лейтенант армии независимой Латвии, призванный в Латышский легион ваффен СС. Он не остался в истории лишь жертвой войны, как большинство прочих мобилизованных в легион граждан Латвии, а в 1944 году развернул оружие против нацистских оккупационных властей и погиб от рук нацистов. Его память должна быть увековечена. Но точно не путём уничтожения памяти советского генерала. Как поступил бы ответственный политик? Например, он бы мог обратиться к министру обороны Артису Пабриксу — с предложением назвать именем Рубениса какою-нибудь военную базу или соединение латвийской армии. В этом случае, кстати, фирмам, расположенным на нынешней улице Бранткална, не пришлось бы менять документы из-за принудительной смены адреса. Но Карлис Шадурскис поступил как безответственный политик — он решил устроить посмертную схватку между советским генералом и латвийским лейтенантом.

— Но это не единственная инициатива Шадурскиса подобного рода…

— Да, Карлис Шадурскис предложил дать улице, ныне названной в честь российского города Старая Русса, имя литературоведа Валентины Ласмане. Здесь тоже искусственно раздувается исторический конфликт. Ласмане в 1944 году организовала побег в Швецию 200 латвийских граждан, спасавшихся от повторного прихода советской власти. А имя Старой Руссы улица получила как раз в связи с борьбой красных латышских стрелков за установление советской власти. У этого города стрелки участвовали в боях, вошедших в историю. Поскольку Валентина Ласмане в ходе последующей своей научной деятельности внесла заметный вклад в развитие латышской культуры, её именем можно было назвать какую-нибудь новую рижскую улицу. Для этого совсем не обязательно ещё раз репрессировать красных латышских стрелков. Но, видимо, у Карлиса Шадурскиса имеется какая-то извращённая мистическая связь с Иосифом Сталиным. В 2003 году, будучи министром образования, Шадурскис призывал покончить с «языком Сталина» в латвийских школах, имея в виду изгнание русского языка из образовательных учреждений. В 2021 году он же фактически продолжил дело сталинской власти, которая в 1937-м уже уничтожала положительную память о латышских стрелках, расстреляв их командиров. Причём Шадурскис и не скрывает, что на этот раз его исторические репрессии обращены против этнических латышей. На это можно сказать: «Пусть латыши сами решают, кого из своих соотечественников почитать, а кого предать забвению». Но у нас общая страна, и я уверен, что нельзя оставаться равнодушными к насилию над общей историей. Наш выбор — не «красные против белых» или «белые против красных». Хватит гражданской войны. Наш выбор — уважение ко всем достойным историческим личностям. Будем отстаивать этот подход в политике Рижской думы.

— Тут нельзя не вспомнить, что Карлис Шадурскис является вашим старым политическим противником. В своё время партия «За права человека в единой Латвии» и наследовавший ей «Русский союз Латвии» объявили яростную борьбу с пресловутой «школьной реформой», которую продвигал Шадурскис, возглавляя Минобразования…

— Да, и эта борьба далеко ещё не закончена. Количество наших исков в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) на десять лет ускорило рассмотрение скандально известной языковой «реформы» школьного образования в Латвии. Тем более тут совсем недавно имела место одна история, очень для латвийских властей некрасивая… Вы знаете, есть такая известная картинка, ставшая интернет-мемом, — на ней изображены три мартышки. Одна закрывает себе глаза, другая — уши, третья — рот. У нас в Латвии этих трёх мартышек заменяет целое Министерство иностранных дел и один премьер-министр — они сообща демонстрируют тупой игнор свежих рекомендаций Совета Европы (СЕ), касающихся прав латвийских нацменьшинств. СЕ ознакомился с тем, как в Латвии выполняют положения Рамочной конвенции по правам нацменьшинств, и пришёл к выводу, что в данной сфере наряду с некоторым прогрессом по-прежнему соседствуют и вопиющие недостатки. Из документа СЕ одна пятая — хвала в адрес латвийских властей, а четыре пятых — их жёсткая критика и призывы к исправлению ситуации. Если перевести это с дипломатического на общечеловеческий язык, то можно сказать, что Совет Европы впрямую настаивает, чтобы Латвия разрешила своим нацменьшинствам учиться на русском и других языках. Поскольку в Латвии присутствует очевидный спрос на такого рода обучение, европейские эксперты пришли к выводу, что нельзя отнимать этой возможности у жителей страны.

— Рекомендации Совета Европы касаются только сферы образования?

— Нет, не только её. СЕ предложил упростить языковые требования в самых разных сферах общественной жизни. В том числе обеспечить право говорить на русском с представителями государственной администрации. Также Совет Европы рекомендует разрешить использование русских имен без искажений, вызванных их латышезацией, и топографических названий на разных языках. И чем ответили наши «мартышки»? МИД оказался той из них, что закрыла лапами рот. Министерство не захотело рассказать обществу о сути полученной критики и о предложениях Совета Европы. Премьер-министр Кришьянис Кариньш закрыл себе, фигурально выражаясь, глаза и уши, продемонстрировав явное нежелание услышать мнение СЕ. А когда ему об этом всё же рассказали журналисты, он сразу же дал понять, что власти Латвии делать для выполнения рекомендаций Совета Европы ничего не будут! И отчего же, спросите вы, такое наглое поведение? Да оттого, что СЕ — это же не Евросоюз и не НАТО! Это правозащитная организация, которая не раздаёт денег и не имеет армии. Слушать же каких-то правозащитников — это, как полагают в Риге, дело всяких недоразвитых стран третьего мира. А Латвия — она же «в домике», в ЕС и в НАТО! Значит, может не обращать внимания на критику!

— И тем не менее — будут ли какие-то положительные для латвийских нацменьшинств последствия от рекомендаций Совета Европы?

— Будут. И здесь я возвращаюсь к теме 160 исков, отправленных при посредничестве Латвийского комитета по правам человека в ЕСПЧ нашими наиболее активными родителями. Иски касаются права детей учиться на родном языке, на русском. И когда дело дойдёт до рассмотрения этих исков, на стол судьям лягут именно данные рекомендации Совета Европы. И уж суд-то этот документ проигнорировать никак не сможет. По той простой причине, что Международный суд — это структура того же СЕ. Всё, круг замкнулся! Более того, 19 марта наш правозащитник Владимир Бузаев сообщил, что Европейский суд по правам человека уже приступил к рассмотрению по существу тех жалоб на «реформу образования», которые подали возмущенные родители. Для начала 5-я секция ЕСПЧ отобрала из обширного меню восемь жалоб, касающихся самого широкого круга проблем — ограничений для государственных и частных основных школ и детских садиков. Суд направил г-ну Кариньшу список из 21 вопроса, на которые правительству предстоит ответить. Вопросы следующего рода: например, гарантируется ли в Латвии право на продолжение уже начатого образования на языке, кроме государственного; ущемляют ли введенные ограничения на использование русского языка саму суть права на образование или его эффективность; затронуто ли право на уважение частной и семейной жизни; являлись ли ограничения предсказуемыми, имели ли легитимную цель и были ли соразмерны цели; сбалансировало ли государство интересы различных групп?

— Недавно «Русский союз Латвии» провёл в Риге пикет в защиту арестованного в Эстонии правозащитника Сергея Середенко. Расскажите, пожалуйста, об этом мероприятии…

— Да, мы с группой неравнодушных общественников собрались у здания посольства Эстонской Республики в Риге. Мы туда пришли для того, чтобы потребовать свободу для Сергея Середенко. Сергей Николаевич — это наш коллега по правозащитной работе, автор книг по конституционному праву. Он занимался правовой защитой русского населения Эстонии, и сейчас ему вменяют в вину участие в варшавских конференциях Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Также его обвиняют в том, что он сотрудничал с российскими средствами массовой информации. На наш взгляд, подобное не может служить законной основой для преследований на государственном уровне. Такого в цивилизованном государстве быть не должно! В настоящее время Середенко держат в тюрьме и готовят против него судебное дело. Мы требуем, чтобы его как можно быстрее выпустили на свободу!

— В прошлом и нынешнем годах в Латвии запретили большое количество российских телеканалов. В чём причина таких действий? Насколько известно, эти каналы уличили в распространении «кремлёвской пропаганды»…

— «Пропаганда» в каком-то виде присутствует лишь на трети запрещённых каналов, остальные транслируют сугубо развлекательный контент. Однако в Латвии власти считают «вредной пропагандой» в том числе и некоторые художественные фильмы — особенно те, в которых советский период истории и особенно Советская армия изображаются в положительном ключе. Но, даже если рассматривать именно с точки зрения борьбы с пресловутой «пропагандой», практический смысл запрета телеканалов не очень ясен. Ведь эта самая «пропаганда» больше нацелена на внутреннюю российскую аудиторию. Содержание российского новостного контента формируется под восприятие жителей России даже в тех случаях, когда телесюжеты напрямую касаются нас — русских, живущих за пределами РФ. Обычный россиянин, никогда не бывавший в современной Латвии, посмотрев новости на телеканалах своей страны, действительно может поверить в то, что в Прибалтике каждый день по улицам ходят маршем легионеры СС, что регион вот-вот вымрет, что народ отсюда уже весь уехал и никакой жизни вообще нет. Стремление изображать жизнь соседей именно таким образом понятно — чтобы сподвигнуть россиянина искать позитивные стороны в своей жизни на родине. Но тот же пропагандистский сигнал в сознании русских жителей Латвии значительно слабеет, преломляясь через личный опыт, — и, главное, он не может на что-либо мотивировать. Нас не надо убеждать «не валить в Европу», мы и так уже в ней находимся и знаем все плюсы и минусы своего положения. То есть особого антизападного воздействия российские каналы на русских Латвии не оказывают.

— Так зачем вообще потребовалось запрещать эти каналы?

— Летом прошлого года Сейм Латвии принял закон о том, что на кабельном ТВ пропорция каналов на русском должна быть сокращена до уровня не более 20 процентов. На момент принятия этой нормы в кабельных сетях доминировали именно русскоязычные каналы — что понятно, учитывая тот факт, что и многие латыши предпочитают развлекательный контент на русском. Второй удар по русскому языку в телеэфире был нанесён решением властей убрать остатки русских передач с государственного канала ЛТВ-7. То есть мы наблюдаем последовательные действия по выдавливанию русского языка из информационного пространства Латвии. Тут ничего нового — это продолжение стратегии по искусственному ослаблению позиций русского языка во всех областях жизни, которую латвийские власти проводят с конца 80-х годов прошлого века. Тут есть несколько мотивов. С одной стороны, латышские националисты, исповедующие принцип коллективной вины, просто мстят своим русским соседям по стране за реальные и надуманные страдания своего народа. Русским стараются создать психологически невыносимые условия, для того чтобы заставить их уехать. Даже не из ненависти — просто часть латышей хочет жить в этнически однородной среде, а мы своим наличием нарушаем гармонию. Тех русских, которые уехать не захотят, принуждают к ассимиляции. Для этого их родной язык изгоняют из школ, телеэфиров, из системы госуправления… Ситуация сложная, но у нас есть время и воля для её преодоления. Сейчас готовимся к местным выборам и к встрече 9 мая. Этот день особо важен, ибо наша история вдохновляет нас на борьбу и победу.

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/04/21/miroslav-mitrofanov-russkoe-obrazovanie-v-latvii-eshchyo-mozhno-spasti
Опубликовано 21 апреля 2021 в 15:33
Все новости

05.05.2021

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Одноклассники