Меню
  • USD 73.71
  • EUR 86.98
  • BRENT 73.95

Нетаньяху в огне и подрыв позиций Иордании в регионе: Израиль в фокусе

Король Иордании Абдалла II. Иллюстрация: tass.ru

Портал newsru.co.il опубликовал обзор политической ситуации в Израиле за неделю, подготовленный журналистом Габи Вольфсоном.

Когда первый президент Государства Израиль Хаим Вайцман, крайне раздраженный более чем ограниченными полномочиями, которыми наделил должность главы государства премьер-министр Давид Бен-Гурион, произнес свою бессмертную фразу («Носовой платок — это единственное, куда правительство позволяет мне совать нос»), он не мог себе представить, до какой степени иначе все будет выглядеть семь десятилетий спустя.

На этой неделе президент Реувен Ривлин в пятый и в последний раз проводил консультации с главами фракций по вопросу о том, кому поручить формирование правительства. Совершенно очевидно, что эти консультации, транслировавшиеся к тому же в прямом эфире, ничего общего с реальным политическим процессом не имели. Это был звездный час президента Ривлина, и он наслаждался каждой его минутой. Он произносил длинные витиеватые фразы, предавался воспоминаниям, намекал на несуществующую в реальности возможность возвращения мандата Кнессету. Более всего Ривлин надеялся, что произойдет что-то непредвиденное и ему не придется передавать мандат премьер-министру Биньямину Нетаньяху. Лишь позднее, когда все было кончено, стало ясно, насколько президент был против того, чтобы право формировать правительство получал Нетаньяху. Он не пригласил премьер-министра в канцелярию для традиционной церемонии получения мандата, не принял участия в фотосессии после приведения Кнессета к присяге, а в своей речи прямо сказал, что решение его сопровождалось серьезными морально-этическими тяготами.

Президент государства — человек действительно государственный, и нет сомнений в том, что ему было непросто поручать формирование коалиции политику, обвиняемому в уголовных преступлениях. Но Ривлин еще и человек и вряд ли забыл, сколько усилий приложил Нетаньяху, чтобы не допустить его на пост президента. Очевидцы до сих пор утверждают, что перед последним кругом голосования в 2014 году приближенные Нетаньяху уговаривали депутатов голосовать за Меира Шитрита. Такое не забывается.

В какой-то момент казалось, что мандат уплывает из рук Нетаньяху. Вокруг партии «Тиква Хадаша» начали циркулировать слухи о том, что (Гидеон) Саар взвешивает возможность порекомендовать (Яира) Лапида. В «Ликуде» забили тревогу. Такая рекомендация сводила бы разрыв числа рекомендовавших Нетаньяху и Лапида к минимуму (52:51 в пользу главы «Ликуда»), подтолкнуло бы Объединенный список к тому, что хотя бы несколько депутатов от них поддержали бы Лапида, и вожделенный мандат оказался бы у главы «Еш Атид».

Саар не порекомендовал никого. Почему? Неизвестно. Кто-то считает, что Саар не захотел вмешиваться в переговоры Лапида и (Нафтали) Беннета, кто-то полагает, что глава «Тиква Хадаша» испугался критики со стороны своих правых избирателей. Как бы то ни было, он воздержался и, по сути, вручил мандат Биньямину Нетаньяху. Никто сейчас не знает, съедобен ли этот плод.

«Бойтесь желаний, они сбываются», — гласит известная пословица. В окружении Биньямина Нетаньяху более всего опасались, что Лапид получит мандат первым, договорится с Беннетом и превратит Нетаньяху в бывшего премьер-министра. Но, получив мандат, Нетаньяху и его окружение оказались в почти безвыходной ситуации: коалиции нет, а провал может иметь гораздо худшие последствия, чем если бы мандат был передан Лапиду изначально.

В отличие от обычных коалиционных переговоров, на сей раз Нетаньяху нужно не только искать партнеров, но и блокировать возможный союз Лапида и Беннета. На улице Бальфур опасаются, что пока Нетаньяху убеждает Смотрича согласиться на коалицию при поддержке Мансура Аббаса, лидеры «Ямина» и «Еш Атид» придут к соглашению. По некоторым сведениям, они были очень близки к этому и лишь отказ Лапида предоставить Беннету право вето в спорных вопросах не позволил оформить договоренности.

Чтобы избежать «засады», Нетаньяху пошел на беспрецедентный шаг и пригласил Беннета на встречу в свою резиденцию. Не в канцелярию, не в лобби гостиницы, не в дом общего приятеля. В резиденцию. В святая святых семьи Нетаньяху, отношение которой к главе «Ямина» хорошо известно из материалов «дела 4 000». «Мы с Сарой Нетаньяху были вместе на курсе терроризма», — мрачно пошутил когда-то Беннет. Трудно придумать более доказательное свидетельство кризисной ситуации, в которой находится премьер-министр, чем его готовность пригласить Беннета в свою резиденцию. Глава «Ямина» приехал на встречу с Нетаньяху, чтобы сказать ему одну простую вещь: «Сначала договорись со Смотричем». Очевидно, что Беннет не станет давать никаких обязательств Нетаньяху до тех пор, пока не будет убежден в том, что у того есть реальная возможность сформировать коалицию. Если такая возможность появится, начнется торг, в ходе которого Нетаньяху готов будет заплатить почти любую цену за согласие Беннета войти в коалицию. «Почти», потому что на данный момент премьер-министр не готов к ротации с Беннетом. Ни будучи первым, ни тем более вторым. Пока не готов.

Требование Беннета к Нетаньяху договориться со Смотричем столь же логично, сколь на данный момент невыполнимо. Глава «Ционут Датит» не готов на коалицию при поддержке РААМ и в то же время не исключает возможности тех или иных «творческих подходов» к вопросу о создании коалиции. Смотрич понимает, что феноменальный успех его партии на последних выборах вряд ли повторится в обозримом будущем, и будет готов очень на многое, чтобы коалиция была создана. «Я ничем не обязан Нетаньяху. Я обязан только своему мировоззрению и своим избирателям», — сказал он в беседах с приближенными.

Слова об отсутствии каких-либо обязательств по отношению лично к Нетаньяху перекликаются с тем, что говорят в последние дни ультраортодоксальные функционеры, особенно в партии «Яадут а-Тора». Там, во всяком случае в той части, которой руководит Моше Гафни, говорят о том, что не станут сотрудничать с Нетаньяху в его намерении отправить страну на пятые выборы. Вечером 8 апреля была опубликована информация о том, что в «Яадут а-Тора» готовы взвесить участие в одном правительстве даже с Яиром Лапидом и Авигдором Либерманом, если те пообещают сохранение статус-кво в вопросах религии и государства. Вряд ли Либермана можно рассматривать в качестве кандидата для такого рода сделки. Лапид, в свою очередь, именем создания «правительства национального согласия и излечения» такие гарантии может дать.

Еще одна тропинка, которая ведет к созданию правого правительства, — это гипотетическое решение премьер-министра баллотироваться в президенты, освободив пост премьер-министра другому кандидату от «Ликуда» (в кулуарах называют имя спикера Кнессета Ярива Левина). Этот вариант наряду с другими является запасным, а пока Нетаньяху продолжает поиск двух беглецов из любой партии и оказывает давление на Бецалеля Смотрича.

В лагере противников Нетаньяху пытаются делать вид, что переговоры продолжаются, но, судя по всему, до окончательного прояснения отношений между Нетаньяху и Беннетом и политических намерений последнего эффективные переговоры не возобновятся. Контуры правительства, которые представил на этой неделе Лапид, — «Ямина», «Тиква Хадаша», НДИ, «Еш Атид», «Кахоль Лаван», «Авода», МЕРЕЦ — набирает 58 мандатов, и теоретически может быть приведено к присяге. Функционировать однако такая коалиция не сможет, тем более что глава Объединенного списка Айман Удэ уже заявил, что не поддержит коалицию, которую возглавят «Ямина» и Нафтали Беннет.

Партия «Наш дом Израиль» вновь обозначила на этой неделе три главные задачи: смена премьер-министра, создание правительства без ультраортодоксальных партий и получение портфеля министра финансов. Многие в политических кругах обратили внимание на то, что Авигдор Либерман не упомянул арабские партии. В интервью «Кан РЭКА» глава НДИ сказал лишь, что никакого союза с ними у его партии быть не может. Означает ли это, что НДИ отвергает возможность создания коалиции, опирающейся на поддержку или неголосование этих партий, осталось неясным.

Сами арабские партии продолжат борьбу между собой, уже думая о пятых выборах. Демонстративный отказ нескольких депутатов от Объединенного списка принести присягу в соответствии с протоколом стал, как считают многие, еще одним выпадом в сторону партии РААМ, взявшей курс на сотрудничество с израильским мейнстримом.

На этой неделе начался этап слушания свидетельских показаний на судебном процессе над премьер-министром Биньямином Нетаньяху и другими фигурантами дел «1 000», «2 000» и «4 000». Сам по себе этот процесс не имеет прямого влияния на формирование коалиции, однако, безусловно, сказывается на общественной атмосфере. Ежедневная публикация выдержек из показаний свидетелей защиты может повлиять и на израильтян, до недавнего времени равнодушных к уголовным делам премьера. (newsru.co.il)

Портал 9tv.co.il опубликовал аналитическую статью американо-израильского журналиста, заместителя редактора газеты «The Jerusalem Post», Кэролайн Глик, под заголовком «Совсем неактуальный Абдалла Иорданский».

Мимолетный, но показательный дипломатический кризис, случившийся недавно между Израилем и Иорданией, в полной мере отразил перемену во взаимоотношениях между Иерусалимом и Амманом после подписания «Соглашений Авраама».

По эмоциональным сообщениям израильских и американских СМИ, связи Израиля с Иорданией оказались в тот день буквально на грани разрыва. Правда, затем, по прошествии пяти (максимум десяти) минут, все опять пришло в норму.

Мимолетный, но при этом вполне показательный кризис в отношениях Израиля и Иорданского Хашимитского Королевства испарился, будто его и не было вовсе. Однако, прежде чем мы окончательно забудем о нем, стоит уделить ему чуточку внимания и обсудить, что же там все-таки произошло. Поскольку это, в свою очередь, позволит нам понять характер взаимоотношений между Израилем с Иорданией после подписания «Соглашений Авраама», по сути положивших конец арабо-израильскому конфликту.

Кризис этот был спровоцирован двумя событиями. Во-первых, накануне наследный принц Иордании Хусейн решил посетить Храмовую гору в Иерусалиме. Разумеется, порядок визита, в том числе и все связанное с вопросами охраны Хусейна, было заранее тщательно обсуждено и согласовано между израильскими и иорданскими официальными лицами. Тем не менее, когда Хусейн со свитой подъехал к КПП на мосту Алленби, выяснилось, что иорданцы решили нарушить договоренности. Хусейна сопровождали вооруженные люди в куда более значительном количестве и с совсем другим оружием, нежели было согласовано с Израилем.

Израильские официальные лица на мосту Алленби обоснованно потребовали, чтобы в соответствии с договоренностями принц урезал количество и качество сопровождавшей его охраны. Но, вместо того чтобы с уважением отнестись к позиции Израиля, Хусейн в раздражении отправился домой. А его отец король Абдалла II, как сообщается, пришел в ярость, услыхав, что Израиль не позволил его сыну с презрением отнестись как к собственным чиновникам, так и к согласованным договоренностям.

На следующий день Абдалла использовал заранее запланированный рейс премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Абу-Даби для мести. Нетаньяху должен был вылететь в Амман в четверг утром, а затем пересесть на частный самолет, который лидер ОАЭ наследный принц Мухаммед бин Зайед прислал за ним для доставки в Абу-Даби. Иорданцы отложили утверждение планов полета Нетаньяху на несколько часов, что вынудило премьер-министра отменить поездку.

Полные ненависти к Нетаньяху комментаторы в израильских СМИ вместе с политическим соперником премьера министром обороны Бенни Ганцем поспешили использовать отмену поездки и инцидент на мосту Алленби для того, чтобы заявить, будто бы своим неуважительным отношением к иорданцам глава правительства подорвал и поставил под угрозу мир как с Иорданией, так и с ОАЭ.

Однако, к великому разочарованию болтунов и политических соперников Нетаньяху, днем позже премьер-министр провел пресс-конференцию, на которой объявил, что, хотя он и был действительно вынужден отложить свою поездку из-за иорданского саботажа, он отправится в ОАЭ уже в ближайшем будущем. И добавил, что ОАЭ намерены инвестировать 10 миллиардов долларов в израильскую экономику.

В ответ израильские СМИ обвинили Нетаньяху во лжи. Но в ОАЭ подтвердили создание инвестиционного фонда в 10 миллиардов долларов. А затем издание «Исраэль ха-йом» сообщило о том, что стороны договариваются о новой дате визита еще в преддверии выборов.

Журналисты, по-прежнему утверждая, будто бы Нетаньяху лжет, потребовали от ОАЭ объяснений, почему, мол, те вмешиваются в израильские выборы и серьезно ли они относятся к инвестициям в 10 миллиардов долларов. Ошеломленные официальные лица ОАЭ отвергли претензии о своем вмешательстве в выборы, подтвердив, что, мир, разумеется, установлен между странами и народами, а не только между лидерами и что инвестиционный фонд уже обсуждается, но еще не утвержден окончательно.

— Ага! — возопили обрадованные комментаторы. — Значит, Нетаньяху все-таки солгал, а мир под угрозой.

Похоже, ненавистники Нетаньяху сочли своим величайшим достижением перенос поездки премьера на послевыборный период.

Вместе с тем, несмотря на попытки навредить мирному соглашению, то, отправится Нетаньяху в поездку до выборов или после них и будет ли заключена инвестиционная и торговая сделка до или после закрытия избирательных участков, большого значения не имело.

Экономические и стратегические связи между Израилем и его партнерами по «Соглашениям Авраама», равно как и Саудовской Аравией, все равно расширяются быстрее, чем кто-либо мог себе даже представить. И эти развивающиеся экономические и стратегические связи ведут к всеобъемлющей и, вероятно, уже необратимой интеграции Израиля в регионе, полностью меняющей весь Ближний Восток.

Все это возвращает нас к королю Абдалле и его решению предотвратить поездку Нетаньяху в Абу-Даби. Если бешеный успех региональной дипломатии Нетаньяху причиняет ангажированным работникам израильских средств массовой информации невыносимые идеологические и политические страдания, для Иордании, а точнее, правящего там хашимитского режима, он представляет собой реальный стратегический вызов, а потому становится источником экзистенциальной тревоги.

Королевский дом Хашимитов в Иордании — рудимент столетней давности, унаследованный от колониального британского режима. Хашимиты составляют незначительное меньшинство в населении Иордании. Страна, которую они контролируют, бедна и ограничена в ресурсах. Главный же источник долговечности хашимитского режима — Израиль. Иордания расположена между Израилем и Ираком, граничит также с Сирией. Подобное положение уже давно превратило эту страну в своеобразный буфер, поскольку ее относительная умеренность служит сдерживающим фактором для враждебных Израилю сил в Ираке и Сирии. В результате в Израиле, особенно среди военного истеблишмента, распространена позиция, считающая Хашимитское Королевство незаменимым.

Однако на сегодняшний день угроза со стороны Ирака или Сирии (или даже обеих этих стран вместе) для Израиля, пожалуй, низка как никогда прежде. Ирак и Сирия превратились в совершенно несостоятельные государства, глубоко погруженные в разложение. В результате и важность Иордании как буферного государства стала минимальной.

При этом на протяжении многих лет Иордания, которая долгое время была обязана своим финансовым выживанием поддержке и денежным переводам иорданских рабочих из стран Персидского залива, служила мостом между Израилем и этими государствами. Прошло уже почти десять лет с тех пор, как Иорданию попросили занять эту роль.

Решение администрации Обамы перекроить структуру ближневосточного альянса США в пользу Ирана и дистанцироваться от Израиля и традиционных арабских союзников Америки так сильно перепугало эмиратцев, египтян и саудовцев, что они стали налаживать оборонные связи с Израилем. Однако, когда эти контакты сложились, иорданский режим, приближенный к администрации Обамы, стал в большей мере помехой возникшим связям, нежели связующим звеном.

Окончательная утрата Иорданией своей актуальности стала ясна в ходе случившегося инцидента. Заблокировав рейс Нетаньяху в ОАЭ, Абдалла показал, что не только не является больше связующим звеном, но и вовсе превратился в препятствие на пути сближения стран Персидского залива с Израилем. Вместе с тем заявление Нетаньяху, впоследствии подтвержденное лидерами ОАЭ, о том, что Эмираты намерены инвестировать 10 миллиардов долларов в израильскую экономику, показало неспособность Абдаллы серьезно помешать этим новым и стремительно развивающимся отношениям.

По сути дела, никого больше совершенно не интересует, чем занимается Иордания и что думает ее король.

И это, в свою очередь, приводит нас к палестинским арабам. Помимо ООП и контролируемой ею Палестинской администрации, основным арабским поборником вето палестинских арабов на арабо-израильский мир был и остается король Абдалла. В то время как президент Египта Абдель-Фаттах ас-Сиси приветствовал «Соглашения Авраама», Абдалла, напротив, присоединился к Махмуду Аббасу, осудив их. Когда президент США Дональд Трамп представил свой мирный план, включающий распространение израильского суверенитета на часть Иудеи и Самарии, а ОАЭ и Бахрейн направили послов в Белый дом с поддержкой, Абдалла этот план отверг.

Более того, когда Израиль стал продвигать распространение суверенитета в Иудее и Самарии в соответствии с концепцией Трампа, Абдалла дал понять, что подобный шаг со стороны Израиля и США приведет к аннулированию мирного договора Иордании с Израилем.

Одно из региональных событий, из-за которого Абдалла, вероятно, не спит теперь ночами, — это все еще неофициальный, но уже вполне сложившийся альянс между Израилем и Саудовской Аравией. Абдалла живет в страхе, что в обмен на официальную нормализацию отношений с Саудовской Аравией Израиль предоставит саудовцам право на управление мечетями на Храмовой горе за счет Иордании. Заметим, что сегодня, будучи хранительницей мечетей на Храмовой горе, Иордания последовательно торпедирует все усилия Израиля по стабилизации ситуации в этом святом месте.

Запланированный визит наследного принца Хусейна должен был стать в первую очередь эдакой демонстрацией контроля Иордании над мечетями Храмовой горы. Очевидная надежда Абдаллы заключалась в том, что, представившись «владельцем» святого места, Хусейн навредит израильско-саудовским отношениям.

К слову, Марокко также оказалось под подозрением у правителя Иордании, ведь именно Рабату принадлежит иерусалимский портфель в Лиге арабских государств. Теперь, примкнув к «Соглашениям Авраама», Марокко фактически становится соучастником подрыва позиций Иордании в мечети Аль-Акса.

Неуместность Иордании в новой ближневосточной реальности, складывающейся на руинах арабо-израильского конфликта, в которой участники и сторонники «Соглашений Авраама» явно доминируют в экономическом и стратегическом ландшафте, оставляет Хашимитское Королевство на развилке между двумя дорогами.

Оно может продолжать политику прежних десятилетий, отказываясь от нормализации отношений с Израилем и настаивая на том, что любой шаг в подобном направлении должен сопровождаться отступлением Израиля не только из Иудеи и Самарии, но и из северных, восточных и южных кварталов Иерусалима, включая Храмовую гору.

Выбрав этот путь, Иордания останется стоять в стороне, все больше погрязая в нищете, пока Израиль и другие арабские государства продолжат свой рывок к беспрецедентному процветанию и совместному развитию.

Чтобы проиллюстрировать потери, связанные с подобной позицией, заметим, что, в то время как ОАЭ намерены инвестировать 10 миллиардов долларов в Израиле, весь годовой бюджет Иордании составляет 11 миллиардов долларов. Учитывая, что отношение долга этой страны к ВВП превышает 100 процентов, а число иорданцев, живущих в бедности, за последний год увеличилось на 38 процентов, экономические аспекты подобного выбора для иорданцев выглядят, мягко говоря, печально. Зато приверженность непримиримым и обструкционистским позициям сохранит репутацию королевства как любимца Европы, американских левых и израильских СМИ.

Второй вариант Абдаллы состоит в том, чтобы последовать примеру президента Египта Ас-Сиси и присоединиться к «Соглашениям Авраама». В числе прочего Иордания могла бы согласиться на значительное расширение промышленных парков по обе стороны реки Иордан в соответствии с концепцией Трампа об экономическом мире. Такой шаг в короткие сроки создал бы сотни тысяч рабочих мест как для иорданцев, так и для палестинских арабов и израильтян, привлекая миллиарды долларов иностранных инвестиций для всех сторон.

В отношении палестинских арабов у Абдаллы также есть несколько вариантов поведения на выбор. Он может продолжить слепо поддерживать ООП и следовать за ней по дороге в никуда. Может сократить свою поддержку ООП до ничего не значащих слов, как это сделал Ас-Сиси, или же может пойти по стопам прадеда — первого короля Абдаллы, объявив, что именно Иордания, где подавляющим большинством были и остаются палестинские арабы, является Палестиной, а он сам — их суверен.

Выбрав первый вариант, Абдалла обеспечит Иордании экономический крах и стратегическую бесполезность. Выбор второго варианта спасет экономику королевства. Если же Абдалла выберет третий вариант, он не просто укрепит экономику Иордании, но восстановит ее стратегическое значение и национальную жизнеспособность.

К сожалению, учитывая недавнее враждебное и раздражающее поведение Абдаллы, нет причин для оптимизма и надежд на то, что король воспользуется возможностью уберечь от краха экономику своей страны, став важным и продуктивным стратегическим партнером.

Вместе с тем, в свете его неспособности нанести сколь-нибудь значительный вред Израилю, у еврейского государства вряд ли должны оставаться причины для беспокойства по поводу пути, который выберет этот утративший актуальность монарх.

(Автор: Кэролайн Глик)

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/04/09/netanyahu-v-ogne-i-podryv-poziciy-iordanii-v-regione-izrail-v-fokuse
Опубликовано 9 апреля 2021 в 15:50
Израиль
Все новости

26.07.2021

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
ВКонтакте