Меню
  • USD 73.80
  • EUR 89.67
  • BRENT 69.62

Как ледокол «Анастас Микоян» отправился в Арктику

Ледокол «Анастас Микоян». Иллюстрация: Vostock Photo Archive

В первый год Великой Отечественной войны советский ледокол «Анастас Микоян» (до 1938 года — «Отто Юльевич Шмидт») совершил уникальный кругосветный переход — из Батуми в Молотовск (ныне — Северодвинск). О том, как это было, рассказывает в журнале «Профиль» Александр Митрофанов.

22 июня 1941 года застало «Анастаса Микояна» у достроечной стенки Николаевского судостроительного завода. В мирное время ввод в строй судна занял бы не менее 7−8 месяцев. Война смешала все планы, в авральном порядке был выполнен необходимый объем работ. 28 июля ледокол был мобилизован, а 5 августа без ходовых испытаний ушел в Севастополь.

Первым командиром «Анастаса Микояна» стал опытный военный моряк, участник гражданской войны в Испании, капитан 2-го ранга С.М. Сергеев. Ценным приобретением экипажа судна оказались высококвалифицированные специалисты — рабочие сдаточных команд судостроительного завода, пожелавшие добровольно сражаться в рядах ВМФ.

В Севастополе «Анастас Микоян» получил вооружение — пять 130-миллиметровых орудий, четыре 76-миллиметровые зенитки и четыре пулемета. После этого судно официально включили в боевой состав Черноморского флота (ЧФ) в качестве вспомогательного крейсера.

В сентябре 1941-го ледокол действовал в составе отряда кораблей северо-западного района Черного моря (крейсер «Коминтерн», эсминцы «Незаможник» и «Шаумян», дивизион канонерских лодок и другие корабли). Задача отряда — артиллерийская поддержка войск Одесского оборонительного района. «Анастас Микоян» вел огонь по позициям румынских и немецких войск на подступах к Одессе, 22 сентября участвовал в высадке морского десанта под Григорьевкой. На боевом счету — несколько сбитых самолетов, подавление двух батарей противника. За шесть суток вспомогательный крейсер выпустил по врагу 600 снарядов.

Впервые на Черноморском флоте комендоры «Микояна» начали отражать налеты авиации огнем орудий главного калибра. Решение подсказал командир БЧ-5 (электромеханическая боевая часть) старший инженер-лейтенант Юзеф Злотник. Для увеличения угла возвышения орудий электросваркой вырезали верх амбразур в броневых щитах. Здесь как раз пригодились опыт и навыки бывших рабочих-судостроителей.

После эвакуации защитников Одессы «Микоян» участвовал в обороне Севастополя. Доставлял на главную базу ЧФ военные грузы, обратными рейсами вывозил раненых и гражданское население. На нем была отправлена часть знаменитой панорамы «Севастопольская оборона». Однако держать современный ледокол водоизмещением 11 тыс. тонн на незамерзающем море, даже используя его в качестве вспомогательного крейсера, в Москве сочли нецелесообразным. Он нужен был в Арктике, куда его и решили отправить.

В начале ноября боевой корабль снова стал гражданским судном — в порту Поти все вооружение демонтировали, военно-морской флаг сменили на государственный. После этого «Анастас Микоян» отправился в Батуми. Здесь формировался конвой для перехода в Стамбул. К ледоколу присоединились танкеры «Сахалин», «Туапсе» и «Варлаам Аванесов». Ранним утром 25 ноября суда под охраной лидера «Ташкент», эсминцев «Способный» и «Сообразительный» вышли в море и взяли курс на Босфор. Пять дней спустя боевые корабли повернули назад, а ледокол и танкеры спокойно вошли в Босфор, где встали на якорь.

На борт «Анастаса Микояна» поднялись советский военно-морской атташе в Турции капитан 1-го ранга К.К. Родионов и офицер британского флота Роджерс. Родионов сообщил капитану, что, согласно решению Государственного комитета обороны, ледоколу и танкерам поставлена задача прорваться в подконтрольный англичанам порт Фамагуста на острове Кипр. Далее следовать через три океана во Владивосток.

Задание было не из легких — Эгейское море контролировалось итальянскими и немецкими кораблями и авиацией, базировавшимися на многочисленных островах. Капитан Сергеев принял решение уходить с рейда как можно скорее, не уведомив турецкие власти. В ночь с 30 ноября на 1 декабря 1941 года «Анастас Микоян» тайком вышел на фарватер и дал полный ход. На ледоколе соблюдалось полное затемнение, а дым из труб в темноте не был заметен.

К утру судно уже прошло Дарданеллы и двинулось на юг, прижимаясь к турецкому берегу. Переходы совершались ночами, а в светлое время суток ледокол скрывался среди бухточек и островков. На третьи сутки плавания, когда «Анастас Микоян» проходил между турецким мысом Карабурун и занятым противником островом Лесбос, удача, казалось, изменила советским морякам.

Светила полная луна, итальянцы обнаружили и атаковали беззащитный ледокол. В распоряжении экипажа были несколько пистолетов и одна охотничья винтовка. Этот инцидент оброс легендами и почти фантастическими подробностями. Якобы в течение 23 часов «Анастас Микоян» подвергался атакам вражеских торпедных катеров, бомбардировщиков и торпедоносцев, его преследовали подводные лодки.

Однако благодаря умелому маневрированию судно, способное развить ход всего 12 узлов (у торпедных катеров скорость раза в четыре больше), уклонилось от торпед. Повреждения были ограничены многочисленными пулевыми и осколочными пробоинами. Как бы то ни было, ледокол благополучно дошел до английской военно-морской базы Фамагуста.

Танкеры тоже прорывались на Кипр поодиночке, замаскированные под сухогрузы. «Сахалин» и «Туапсе» проскочили, а вот «Варлааму Аванесову» не повезло — он был потоплен подводной лодкой U-635 в районе острова Лесбос. Позднее, уже в Атлантике, погиб и танкер «Туапсе», торпедированный 4 июля 1942 года в Юкатанском заливе подлодкой U-129. Только «Сахалин» дошел до Владивостока.

Из Фамагусты «Анастас Микоян» направился в Хайфу и далее — через Суэцкий канал, Красное море, Индийский океан, вокруг мыса Доброй Надежды в Атлантику. Обогнув мыс Горн, ледокол последовал в Сан-Франциско.

Следующая точка маршрута — Сиэтл. Здесь судно отремонтировали и вооружили четырьмя 76,2-миллиметровыми орудиями, десятью 20-миллиметровыми зенитными автоматами, восемью пулеметами. Наконец 9 августа 1942 года, после девятимесячного перехода длиною в 25000 миль, ледокол добрался до родных берегов, бросив якорь в Анадырском заливе на Чукотке.

В это время формировалась экспедиция особого назначения (ЭОН-18) в составе шести транспортов, трех ледоколов, лидера «Баку», эсминцев «Разумный» и «Разъяренный» и вспомогательного судна «Волга». Этот караван должен был пройти на запад Северным морским путем, доставить военные грузы и пополнить Северный флот боевыми кораблями.

14 августа 1942-го ЭОН-18 под командованием капитана Ю.В. Хлебникова отправилась в трудный поход. Ледовая обстановка в тот год в Арктике была очень сложной, только через месяц караван прибыл в бухту Тикси. Здесь к нему присоединился четвертый ледокол — «Красин».

Враг был информирован об ЭОН-18. В Карском море немцы проводили операцию «Вундерланд» — тяжелый крейсер «Адмирал Шеер» и подводные лодки пытались обнаружить и уничтожить на переходе советские корабли. Впрочем, охота рейдера и засады субмарин оказались безрезультатными. Караван преодолел льды и пришел в порт назначения.

«Анастас Микоян» вернулся на восток, до середины ноября работал в Карском море, а затем направился в Молотовск (сейчас Северодвинск). Когда ледокол обогнул мыс Канин нос и подошел к 42-му меридиану, он фактически завершил свое кругосветное плавание — ведь как раз на этой долготе находится Батуми.

26 ноября «Анастас Микоян», следовавший вместе с ледоколом «Ленин» в сопровождении британских тральщиков TJ-71 и TJ-83, подорвался на вражеской мине. Корма была искорежена, вышла из строя рулевая машина, в некоторые внутренние помещения начала поступать забортная вода. К счастью, повреждения оказались не столь критичными, пробоин не было, только трещины. Течь остановили, воду откачали. Уцелели гребные валы и винты, поэтому судно сохранило способность маневрировать.

В составе конвоя ледокол направился в Белое море. 30 ноября прибыл в Молотовск. На заводе № 402 ремонт удалось выполнить только частично. Для устранения повреждений подводной части корпуса требовался большой сухой док. Поэтому с открытием навигации в Арктике «Анастас Микоян» направили в Сиэтл. Примечательно, что для нуждающегося в серьезном ремонте ледокола это был практически обычный рабочий рейс — по дороге он провел на восток караван судов.

После ремонта в США «Анастас Микоян» вернулся в Арктику, где и после войны продолжал работать на Северном морском пути. В 1957 году ледокол перевели во Владивосток. В общей сложности судно-воин и труженик оставалось в строю более четверти века. Только в конце 1960-х годов ледокол сдал вахту.

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/04/04/kak-ledokol-anastas-mikoyan-otpravilsya-v-arktiku
Опубликовано 4 апреля 2021 в 19:07
Все новости

17.05.2021

Загрузить ещё
Facebook