Меню
  • USD 72.85
  • EUR 86.38
  • BRENT 73.22

Провал революции, или Как белорусская оппозиция впадает в депрессию

Иллюстрация: vbloknot.com

За прошедшее с момента президентских выборов в Белоруссии время противники Александра Лукашенко так и не смогли убедить простых белорусов массово перейти на их сторону. Отказ большинства от открытого сопротивления режиму, усиление репрессий, невнятная позиция стран Запада, а также бесперспективность ожидания кардинальной политической реформы в стране — все это привело местную оппозицию к идеологическому ступору и депрессии.

Оппоненты белорусского лидера не только оказались не готовы к серьезному отпору со стороны властей, но и не смогли разработать ответные шаги, которые могли бы изменить ситуацию в их сторону.

Объявленное на 25 марта возобновление массовых протестов, по всей видимости, так и останется на бумаге. Так называемый День воли, когда оппозиция празднует дату объявления независимости Белорусской народной республики (создана в 1918 году на территории, оккупированной кайзеровскими войсками), оказался, как и в прошлые годы, неинтересен большинству простых белорусов. Даже названная национальным лидером экс-кандидат в президенты Белоруссии Светлана Тихановская, которая бежала из страны после выборов и сейчас находится в Литве, крайне неуверенно заявила о том, что с этого времени начнётся новая волна протестов, способная свергнуть режим Лукашенко. Ее слова о том, что оппозиция потеряла улицы, но, несмотря на это, надо «мобилизовать протестный дух, выстраивать безопасные сообщества, планировать возвращение на улицы собственных городов», прекрасно характеризуют царящие сегодня в среде оппозиции настроения.

Многие белорусские оппозиционные деятели за последний месяц практически открыто заявляли о том, что революция в Белоруссии не только не состоялась, но и рискует не возобновиться в обозримом будущем. Главными причинами этого называются как репрессивная политика государства, так и общее настроение в белорусском обществе, в центре которого поселились полнейшее разочарование и усталость от однообразных и ни к чему не ведущих мирных протестов. Именно поэтому с осени протестные акции в республике становились все малочисленнее, а их формы — менее публичными и открытыми. В конечном счете это привело к протестам в виде небольших и разрозненных флешмобов, на которых участники тщательно стараются скрыть свои лица, чтобы не быть опознанными и привлеченными к ответственности. Стало очевидно, что белорусское общество не настолько устало от Александра Лукашенко, чтобы рисковать свободой и будущим своих детей.

В свою очередь, власти республики прекрасно уловили настроения протестующих и стали использовать их страх в своих интересах, дозированно нагнетая обстановку. Не случайно значительное большинство возбуждаемых в последние месяцы дел начали связываться не с попытками организации массовых беспорядков, а с экстремизмом и терроризмом. Это привело к тому, что в стране было возбуждено беспрецедентное количество дел, связанных с экстремистской деятельностью — более 2 400. При этом в экстремисты стали записывать практически всех, кто так или иначе выражает свое недовольство существующим в стране политическим режимом. Более того, заявленные 18 марта планы по ужесточению законодательства и вовсе сделают невозможным публичное высказывание критического отношения к существующей в стране власти и ее действиям. И если еще осенью прошлого года подобные решения властей могли вызвать всплеск негодования и новую волну протестов, то сегодня стало очевидно, что белорусы постепенно стали привыкать к существующему давлению со стороны государства, а развернутое властями преследование оппонентов уже не вызывает в обществе никакой острой реакции, кроме опасения за свою свободу.

По всей видимости, происходящее в Белоруссии стало доходить и до понимания противников Лукашенко. Особенно тех, кто еще в прошлом году реально надеялся на то, что нынешний режим в республике не устоит перед толпами белорусов, с ленточками, шариками и оскорбительными плакатами прогуливающимися после работы или по выходным дням по центральным улицам Минска. Тогда по необъяснимой причине многим действительно казалось, что этого будет достаточно, чтобы Лукашенко испугался, отказался от власти и передал ее Светлане Тихановской для проведения новых выборов. Никто не хотел задумываться над тем, что нынешний президент Белоруссии, как он неоднократно сам заявлял, не собирается отдавать руководство республики никому и будет стоять насмерть. Уже позже, когда стало понятно, что революция в стране провалилась, Александр Лукашенко напомнил всем своим противникам, что они забыли, во что ввязываются, а власть имеет полное право защищать себя любыми доступными способами.

С февраля в Белоруссии суды над «политическими» активистами проходят почти каждый рабочий день. Приговоры варьируются от домашней «химии» (ограничение свободы без направления в исправительное учреждение) до 10 лет тюрьмы. По информации местных правозащитников, на середину марта в стране насчитывалось 288 политзаключенных и это список в обозримом будущем будет только расти. Как сообщили в Генпрокуратуре Белоруссии, к настоящему времени прокуроры направили в суды 468 уголовных дел в отношении 631 лица, которые «связаны с участием в незаконных массовых мероприятиях и действиях, грубо нарушающих общественный порядок, насилием и угрозой его применения к представителям правоохранительного блока, их публичным оскорблением, осквернением надписями чужого имущества, хулиганством, надругательством над государственной символикой, связанных с протестами». При этом осуждено было уже более 400 человек.

Развернутый процесс преследования, о котором власти говорили еще в августе 2020 года, обещая найти всех, кто участвовал в протестах, сегодня не вызывает в белорусском обществе серьезной реакции, за исключением социальных сетей и заявлений диссидентских кругов из числа команды Тихановской. Это, в свою очередь, ведет к нарастанию депрессивных настроений среди тех, кто отчаянно верил в победу «революции» и даже был готов ради этого отправиться в тюрьму. В прошлом году на волне эйфории и своей уверенности в победе это рассматривалось как геройский поступок — недолго отсидеть в СИЗО, после чего стать национальным героем с возможностью дальнейшей политической карьеры в «новой» Белоруссии без Лукашенко. Однако все пошло не по плану, и те, кто ранее призывал белорусов бороться и говорил о скорой победе, начали впадать в отчаяние. Белорусские политзаключенные стали вскрывать себе вены, объявлять голодовку и писать крайне пессимистичные письма на волю.

В частности, за последний месяц голодовку объявляли трое политзаключенных: гродненский музыкант Игорь Банцер, активист Дмитрий Фурманов и гражданка Швейцарии Наталья Херше, которая получила два с половиной года колонии за сорванную с омоновца балаклаву. Кроме того, стала приходить информация о том, что задержанные за протесты стали вскрывать себе вены, что уже давно является для белорусской оппозиции одним из способов привлечь к себе внимание. Так поступали в прошлые годы, по такому пути многие идут и в этот раз. Например, сидящий в могилевском СИЗО брестский блогер Сергей Петрухин, которому пока грозит срок заключения до трех лет, вскрыл себе вены после того, как был переведен в камеру с «низким статусом». Администратор телеграм-канала «Белоруссия головного мозга», на котором белорусов призывают к протестам и дискредитируют правоохранителей, Игорь Лосик также попытался вскрыть вены на глазах у следователя после того, как ему предъявили новое обвинение. Кроме того, он также объявил «сухую голодовку» (первую голодовку арестант держал 41 день). Примечательно, что именно Лосик одним из первых еще в феврале написал полное разочарования письмо на волю, которое было опубликовано в марте и получило в стране широкий резонанс. В отличие от прежних писем, где он, как и его соратники, призывал бороться и надеялся на скорую победу, в этот раз активист пишет том, что уже «иллюзий не питает».

«Думаю, будет лет пять, и там я и загнусь. Нет никакого уже желания ничего делать, столько всего было сделано, и все напрасно, ничего ни на кого не влияет. Скажу честно, вряд ли что-то изменится… Все пройдет как всегда. Все сядут, остальные уедут или затихарятся, Россия поможет с деньгами, и так на несколько лет. Стараюсь к этому просто как-то подготовиться, потому что я устал ждать и надеяться на хорошее, а в ответ каждую неделю на протяжении уже восьми месяцев только хуже и хуже», — написал он, передав царящее среди многих противников Лукашенко настроение.

Схожее по смыслу письмо прислал и муж Светланы Тихановской видеоблогер Сергей Тихановский, которого еще весной прошлого года многие считали одним из главных конкурентов Лукашенко наравне с экс-банкиром Виктором Бабарико, который также находится в СИЗО. Год назад он был уверен в том, что сможет организовать всебелорусский протест и свергнуть белорусского лидера. Тихановский был уверен в этом и после того, как был арестован в конце мая 2020 года. В своих письмах, призывах из-за решетки и даже в разрешенном Лукашенко телефонном звонке своей супруге видеоблогер призывал жестче бороться с режимом, так как победа виделась ему близкой. Однако в начале марта 2021 года в СМИ появилось письмо уже иного содержания. Тихановский критически оценил нынешнее политическое состояние в Белоруссии, отметив, что победу придется ждать еще долго.

«Я думал, что мы либо победим, либо проиграем. Но то, что мы можем застрять на середине, я не предполагал. Светлана просто вынуждена бороться. Я этого не предполагал даже в мае», — написал видеоблогер.

Как и в письме Игоря Лосика, у Тихановского чувствуется полное разочарование действиями остающейся на свободе оппозиции и понимание своего будущего. Тем более что, согласно предъявленным ему обвинениям по четырем статьям Уголовного кодекса (293 — организация массовых беспорядков, 130 — разжигание социальной розни, 191 — воспрепятствование работе ЦИК и 342 — организация действий, грубо нарушающих общественный порядок), видеоблогеру грозит до 15 лет лишения свободы. И рассчитывать на снисхождение в период провала революции ему, по всей видимости, не имеет смысла.

«Сначала мне писали, что осталось совсем чуть-чуть. Затем — пару месяцев. Недавно читал прогноз, что режиму остался год», — написал Тихановский.

Подобные высказывания в среде белорусской оппозиции стали появляться все чаще, и слова Светланы Тихановской о том, что режим Лукашенко падет до конца нынешнего года, уже воспринимаются как фарс. Хотя еще в 2020 году многие действительно верили, что смогут сместить президента Белоруссии до конца августа. Потом планировали сделать это в течение осени, а затем до конца года. Однако белорусский лидер не только устоял, но и усилил свои позиции за счет сохранившейся преданности силовиков, значительных перестановок в вертикали власти и ужесточения законодательной базы. Все это, а также острое разочарование в лидерах оппозиции как внутри протестного движения, так и вокруг него привело к тому, что противники Лукашенко практически признали свое поражение, хотя открыто сегодня об этом не говорят. Подтверждением этому может служить недавнее заявление Тихановской, которое было названо оппозиционными СМИ как главное событие текущего года. По факту оказалось, что экс-кандидат признала свою слабость и попыталась переложить ответственность за развитие ситуации на простых белорусов и международное сообщество. В частности, она предложила всем принять участие в онлайн-голосовании, которое, по ее замыслу, должно заставить Лукашенко пойти на переговоры при посредничестве иностранных государств или международных институтов.

«Семь месяцев я работала с иностранными политиками и организациями, заручилась поддержкой, которой у Белоруссии не было за все 26 лет, собрала мощную профессиональную команду. Пришло время воспользоваться этой помощью», — заявила Тихановская, по мнению которой «голоса белорусов помогут привлечь международную помощь и добиться еще более решительных шагов со стороны ОБСЕ и ООН».

Несмотря на то, что данный шаг был объявлен не как альтернатива уличным протестам, а как дополнительный инструмент давления на официальный Минск, он выглядит как жест отчаяния и демонстрирует полнейший кризис в среде диссидентской оппозиции. Кроме того, он уже вызвал ожесточённые споры среди самих противников Лукашенко, многие из которых открыто заявили о своем разочаровании в Тихановской. Заявления же сторонников экс-кандидата о том, что объявленный опрос поможет усилить давление на президента Белоруссии, а выводить на улицы белорусов лидер оппозиции не хочет из-за возможной ответной реакции властей, выглядят и вовсе неубедительными.

В настоящее время остается неясным, почему Светлана Тихановская и ее окружение решили, что власть или ее представители должны будут пойти на переговоры с оппозицией, тем более на их условиях. Оппозиционные лидеры находятся за границей, они не имеют поддержки со стороны России, их сеть в республике практически полностью разгромлена, значительная часть населения пребывает в страхе перед преследованиями за свою позицию со стороны властей, а внутри самой оппозиции назрел острейший идеологический кризис, грозящий расколом.

В сложившихся условиях заявления противников Лукашенко о некой возможной победе в обозримом будущем выглядят крайне сомнительно, демонстрируют их полную оторванность от реальности и только усугубляют депрессивное настроение среди протестующих. Белорусское общество вновь возвращается в свое прежнее состояние, при котором стабильность в ее любом проявлении ценится выше эфемерных слов о «европейских ценностях» и демократии.

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/03/20/proval-revolyucii-ili-kak-belorusskaya-oppoziciya-vpadaet-v-depressiyu
Опубликовано 20 марта 2021 в 11:03
Все новости

20.06.2021

Загрузить ещё
Опрос
Как изменятся отношения между Россией и США по итогам встречи Путин — Байден?
Результаты опросов
Актуальные сюжеты
Одноклассники