Меню
  • USD 73.69
  • EUR 87.03 +0.22
  • BRENT 73.45 -0.97%

Профессор Ерёмина: Британская экспансия в Арктике год от года растёт

Наталья Ерёмина. Иллюстрация: youtube.com

В последние годы Великобритания всё более явственно заявляет о своих интересах в Арктике — геополитических, экономических и военных. Это не может не учитываться в России, являющейся крупнейшим из арктических государств. Что именно связывает Туманный Альбион с этим регионом, какими конкретными причинами объясняется его растущий интерес к нему? Об этом в беседе с EADaily рассказывает Наталья Валерьевна Ерёмина — доктор политических наук, кандидат исторических наук, профессор СПбГУ, советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований, эксперт Российского совета по международным делам.

— Великобритания не является арктическим государством. Чем же обусловлены её арктические амбиции?

— Дело в том, что Арктика — это тот важнейший регион, в котором взаимодействуют отнюдь не только государства (члены Арктического совета), имеющие там территории, но и неарктические международные игроки, обладающие там своими интересами. В частности, Великобритания, не будучи членом Арктического совета, является одним из самых активных игроков в Арктике. Более того, Лондон всячески стремится расширить уровень своего представительства на данных территориях. И для этого есть свои веские причины.

Какие же именно?

— Во-первых, географическое положение Великобритании выгодно с точки зрения развития сотрудничества с членами Арктического совета — прежде всего с Норвегией, Данией и Исландией. Более того, это позволяет Британии рассуждать об общих задачах по сохранению окружающей среды для поддержания собственной рыбной промышленности. Это же позволяет Великобритании воспользоваться преимуществами Северного морского пути, так как данное государство считает себя «ближайшим соседом» Арктики. Тут даже ничего не надо особо объяснять, достаточно вглядеться в географические карты — там же всё сразу видно. Великобритания занимает достаточно выгодное географическое, геополитическое и коммерческое положение для того, чтобы извлекать пользу из арктического судоходства. Она же является ведущим государством в предоставлении базирующихся в Лондоне морских услуг — включая Международную морскую организацию, один из ведущих финансовых центров мира и крупнейший сектор страхования в Европе. Причем многие из предоставляемых Лондоном морских услуг основаны на знаниях об Арктике. Кроме того, город Абердин развивается как экспертный центр нефтегазовой отрасли. А северные и восточные порты Великобритании имеют хорошие возможности для использования преимуществ от расширения Северного морского пути. Кроме того, британцы заявляют о том, что они очень много сделали для открытия и изучения Арктики. Именно поэтому, формально не находясь на траектории Северного морского пути, в Лондоне в дискуссиях о его преимуществах смело распространяют выгоды от этого нового маршрута на британские порты.

— Обоснованно заявляют?

— Для этого есть основания. Великобритания с самого начала играет важную роль в арктической науке, ведь британские мореплаватели приступили к изучению региона ещё в конце XV века. Надо признать, британцы сыграли огромнейшую роль в освоении Арктики, имена Джона Кабота, Ричарда Ченслера, Мартина Фробишера, Генри Гудзона, Уильяма Баффина, Джеймса Кука, Джона Росса, Уильяма Парри, Джона Франклина, Роберта Мак-Клура до сих пор на слуху. И это ведь я называю лишь самых известных британских арктических путешественников, а было куда больше менее знаменитых…

— Следовательно, тот факт, что Великобритания демонстрирует неуклонный рост интереса к Арктике — он абсолютно не случаен…

— Конечно. И особенно это заметно в области энергетики и науки. Арктика — мировая кладовая всяческих полезных ресурсов. В условиях истощения запасов углеводородов на шельфе Северного моря интерес Великобритании к сотрудничеству с арктическими государствами в энергетической сфере возрастает. И очевидно, что из-за того, что Россия обладает крупнейшими природными ресурсами, сотрудничество Великобритании с РФ в области энергетики имеет особую ценность. По этой же причине британская сторона заинтересована в научных исследованиях в российской Арктике. Например, российско-британское взаимодействие в области энергетики и науки, надо признать, действительно интенсивно развивалось до начала «санкционной войны», то есть до 2014 года. Но в нынешних условиях многие проекты и программы приостановлены. Этот аспект требует отдельного изучения, поскольку энергетическое и научное сотрудничество сторон сталкивается из-за негативных политических процессов с проблемой рисков для безопасности.

— Как в Лондоне в целом относятся сейчас к деятельности России на территории Арктики?

— В первую очередь там исходят из общего восприятия России. И оно, ни для кого не секрет, в настоящее время крайне негативное. Вот, скажем, читаем Стратегию национальной безопасности и Стратегический обзор обороны и безопасности 2015 года, подготовленные британскими правительственными учреждениями. Россия там представлена ​​как «агрессор», потенциально дестабилизирующий арктический регион. Цитирую: «Россия стала более агрессивной, авторитарной и националистической, все больше противопоставляя себя Западу… Поведение России по-прежнему будет трудно предсказать, и, хотя это крайне маловероятно, мы не можем исключить возможность того, что у неё может возникнуть соблазн действовать агрессивно против союзников по НАТО». Эта позиция, как легко догадаться, влияет на возможности сотрудничества сторон крайне негативно. Но даже в этих условиях, когда динамика контактов снижается, они все же не исчезают полностью, в какой-то форме сохраняются. Тем самым подтверждается очевидный факт, что в таком сотрудничестве заинтересованы не только правительственные структуры двух стран, но и неправительственные организации, крупные корпорации, научные сообщества.

— То есть, невзирая на враждебное отношение Великобритании к РФ, там не готовы полностью отвергать сотрудничество с Россией по Арктике?

— Очевидно, что из-за того, что Россия обладает крупнейшими природными ресурсами, энергетическое сотрудничество таких британских компаний, как BP, Shell с РФ имеет для них особое значение. Британские нефтегазовые компании, одни из самых влиятельных в мире, входят в число 500 крупнейших мировых корпораций, и они заинтересованы в Арктике. Есть конкретные проекты. Например, у BP и Роснефти есть совместное предприятие по разведке углеводородных месторождений на Енисей-Хатангском прогибе, заявили о сотрудничестве в Карском море. Shell проявляет интерес к региону Западной Сибири. В Арктике сотрудничество продвигается медленнее не столько и не только из-за санкций, сколько из-за объективных технологических и климатических сложностей. Также, сотрудничество со всеми арктическими государствами, включая Россию, имеет важное значение для исследования и защиты климата. Официальные документы британского правительства гласят: «Великобритания признаёт необходимость защиты окружающей среды Арктики, особенно в свете быстрого изменения климата в регионе. Но также Великобритания признает, что арктический регион имеет решающее значение для энергетической безопасности и вызывает растущий интерес для британского бизнеса и ученых. Поэтому правительство работает с арктическими государствами для продвижения и поддержки британских интересов в регионе, в том числе в отношении науки, энергетики, рыболовства и потенциальных транспортных маршрутов, открываемых таянием морского льда».

— Вообще, как именно Великобритания обосновывает своё нынешнее право на деятельность в Арктике?

— Очевидный интерес Британии к региону был обозначен принятием в 2013 году документа «Основы политики в Арктике». Он содержит некоторые базовые принципы проникновения страны в Арктику, но при этом не являет собой стратегию в чистом виде. В следующем году представители политического и научного истеблишмента страны всё чаще высказывали идею о том, что Британия имеет больше прав действовать в Арктике, чем другие «менее арктические» игроки, так как является «самым близким к Арктике неарктическим государством». При этом подобный взгляд вполне может вызвать у арктических стран неприятные ассоциации с неоколониальной политикой Великобритании. Поэтому Лондон всё-таки в своем движении в Арктику действует очень осторожно. По крайней мере пока… И конечно, активизация британского присутствия стала также ответом на рост участия в арктических делах других неарктических стран, прежде всего Китая.

— Снова напомним, что они опираются и на свой исторический опыт, поскольку британские путешественники в свое время внесли немалый вклад в изучение арктического региона…

— Конечно, я ведь уже об этом говорила… Однако, история и современность — всё-таки вещи разные. Занятно, что нынешняя неторопливость продвижения Британии в Арктику сразу стала вызывать критику со стороны представителей английской элиты. Так, в 2015 году Палата лордов высказала необходимость пристальнее взглянуть на регион, считая, что страна проводит там чересчур уж осторожную политику. Интересно, что тогда же прозвучало и признание о том, что Британия имеет в Арктике не только экономические, но и политические интересы. Так что, призыв усилить и укрепить британское присутствие в регионе очевидно был связан и с вопросами безопасности и новыми вызовами. Например, как с украинским кризисом, разразившемся в 2014 году, так и с изменением роли России в мире в целом. Поэтому вопросы безопасности в Арктике рассматриваются британцами с этого времени по большей части через призму позиций России и её внешней политики. Так, в 2015 году в Великобритании была принята «Стратегия национальной безопасности», в которой Россия была названа все более агрессивной и противопоставляющей себя Западу — о которой я уже упоминала ранее. В общем-то это серьёзное заявление и прямое обвинение России в нарушении некоего баланса в Арктике — что, безусловно, несправедливо и показывает незнание арктической российской политики британской стороной.

- Действительно, явно необоснованные претензии…

— Обратим внимание и на документ от 2018 года «По тонкому льду. Оборона Соединенного Королевства в Арктике». Он указывает на рост присутствия в Арктике России, обладающей новейшими подводными лодками и баллистическими ракетами, которой необходимо, мол, противодействовать совместными усилиями союзников по НАТО, дабы не допустить возрождения «холодной войны». Интересно, что в докладе обозначена зависимость безопасности Атлантики от обеспечения таковой в Арктике. В этой связи Британия заявила об особых стратегических отношениях со странами, не входящими в ЕС (Норвегия, Исландия и США) в деле безопасности на Севере. Что, с точки зрения британцев, поможет решать не только «задачи безопасности», но и компенсировать некоторый недостаток доверия, возникший у них сейчас в отношениях с Евросоюзом.

- Как же именно Великобритания обеспечивает, со своей точки зрения, собственную «безопасность» в Арктике?

— Самыми разными способами. Например, в 2018 году Британия уже принимала участие в ледовых учениях совместно с США, которые со временем стали регулярными. А в 2019 году она направила в Норвегию на десять лет в рамках взаимных договорённостей 800 морских пехотинцев. Также британцы в том же году отправили многоцелевые истребители для патрулирования воздушного пространства Исландии, а в 2020 году ввели в эксплуатацию противолодочные самолёты «Посейдон Р-8». Кстати, не далее, как в сентябре 2020 года, нынешний министр обороны Великобритании Бен Уоллес заявил буквально следующее: «Великобритания является ближайшим соседом арктических государств. Помимо защиты интересов Великобритании, мы обязаны поддерживать наших арктических союзников, таких как Норвегия, для сохранения безопасности и стабильности в регионе»

- Так что, с кем сотрудничать в сфере безопасности в Арктике, британцы вполне определились…

— Именно. И здесь очевидно, что ставка сделана на США и Норвегию. Россию из этого числа в Великобритании намеренно исключают. Например, в указанном выше документе от 2018 года содержится примечательное мнение, высказанное профессором Клаусом Доддсом, ведущим специалистом по Арктике в Великобритании. Он заявил, что сотрудничество России с арктическими государствами не стоит принимать, как должное. Вот буквальная цитата из речи Доддса: «Я бы также сказал, что от части того сотрудничества, о котором говорилось, можно было бы быстро отказаться. Я не разделяю мнение других государств, которые довольно положительно отзываются о России, как о доброжелательном или конструктивном игроке, работающем в Арктическом совете».

- И в какие же конкретные действия британцы облекли своё беспокойство о «безопасности» в Арктике?

— Позиции Британии, как одного из ключевых игроков «безопасности» в Арктике укрепились в прошлом году. Там занимаются созданием военного флота, способного активно действовать в арктических широтах. Так, в декабре 2020-го на воду была спущена пятая подлодка класса Astute. А сейчас активно ведутся работы над шестой и седьмой лодками Astute, новым поколением атомных субмарин. Многоцелевые атомные субмарины класса Astute предназначены для борьбы с кораблями и подводными лодками противника, для ударов по наземным целям, для высадки диверсионно-разведывательных групп боевых пловцов и ведения инструментальной разведки. При этом британские СМИ постоянно подчёркивают угрозу от русских подводных лодок, сообщая своим зрителям и читателям, что «в настоящее время РФ ведёт очередную „ядерную атомизацию“ Арктики новыми судами и вооружениями, два из которых уже потерпели аварию». К сожалению, в таких условиях России становится сложнее поддерживать безопасность в регионе. Мы вполне можем ожидать новой активизации деятельности НАТО на данном направлении. По крайней мере, мы видим, что Британия эту идею активно поддерживает.

- Насколько известно, внимание британской стороны к Арктике подтверждается и созданием специальных арктических институтов…

— В документе «Адаптация к изменениям» оговаривается должность особого министра, ответственного за полярные регионы в британском Министерстве иностранных дел и по делам Содружества. Данного министра поддерживает глава Департамента полярных регионов, высокопоставленное должностное лицо МИД, которое контролирует политику правительства Великобритании в отношении Арктики, председательствует на регулярных межправительственных заседаниях «Арктической сети» и обеспечивает соответствующее представительство Великобритании в Арктическом совете и в других странах, в других международных арктических организациях. Интересно, что в 2013 году Британия выступила с некоторыми конкретными планами выхода в Арктику, прежде всего с точки зрения безопасности, экономики, политики и окружающей среды, поскольку тогда была принята стратегия «Адаптация к изменениям». В этом документе Арктика обозначена как площадка, геополитическое значение которой будет расти, и британцы смогут показать на ней свой дипломатический, военный и научный потенциал.

- А что было дальше?

— В 2015 году Великобритания стала ещё более активно продвигать свою арктическую повестку. Это подтверждается тем, что в феврале 2015 года Палата лордов, как я уже упоминала, опубликовала первый в истории доклад по Арктике, в котором поднимались довольно объёмные вопросы. Представители Палаты лордов не просто обсуждали вопросы безопасности в Арктике, но и интересовались, как происходящие геополитические изменения заставят Великобританию изменить свое отношение к региону. В то же время лорды назвали нынешнюю политику Великобритании «слишком нерешительной и осторожной», посчитав необходимым избегать излишней деликатности в этой сфере. Хотя очевидно, что подобные шаги не могут быть приняты позитивно другими участниками «Большой арктической игры». Поэтому претензии Великобритании на повышение своего статуса в Арктике вызывают вопросы.

- Ну а какие новые шаги в этом направлении были предприняты англичанами позже?

— В 2018 году Великобритания ещё более чётко и конкретно обосновала свою позицию в отношении Арктики — после того, как был утвержден документ Beyond the Ice. В этом документе Великобритания снова называет себя «приарктическим государством» и лидером исследований в Арктике. «Хотя Великобритания не является арктическим государством, мы — её ближайший сосед, а Леруик на Шетландских островах ближе к Полярному кругу, чем Лондон», — отмечается в тексте. Там подчеркивается «важная роль Арктического совета в налаживании конструктивного сотрудничества в регионе, несмотря на его недостаточную компетенцию в решении вопросов военной безопасности». Подчёркивается, что, развивая двустороннее сотрудничество со странами Арктики, а также с другими заинтересованными игроками, Великобритания делает ставку в первую очередь на научную дипломатию. Межправительственные встречи призваны обеспечить соответствующее представительство Великобритании в Арктическом совете и других арктических организациях и называются механизмами усиления британского присутствия в Арктике.

- Есть ли еще какие-то важные документы, определяющие нынешнее мнение Лондона по арктическому региону?

— Хочу ещё упомянуть, что в 2018 году была объявлена ​​новая «Стратегия обороны Арктики». Она рассматривает британские позиции в Арктике в контексте различных «возрастающих возможностей и угроз». В новой стратегии обороны Арктика и Крайний Север рассматриваются не менее чем, как «центральные элементы безопасности Соединенного Королевства». Эта стратегия позволяет Великобритании тесно сотрудничать с евроатлантическими союзниками для устранения того, что ими понимается под «угрозами безопасности в регионе». В общем, в Лондоне целенаправленно стремятся закрепить свое постоянное присутствие в Арктике — в экономическом, военном и научном аспектах…

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/03/12/professor-eryomina-britanskaya-ekspansiya-v-arktike-god-ot-goda-rastyot
Опубликовано 12 марта 2021 в 15:42
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Одноклассники