Меню
  • USD 76.21 +0.38
  • EUR 91.74 +0.92
  • BRENT 66.89 +0.28%

Революция в Белоруссии — «горячей весны» не будет

Иллюстрация: gomel.today

«Мы потеряли улицу, у нас нет возможности бороться с насилием режима против протестующих… так что да, на данный момент кажется, что мы проиграли». Эти слова экс-кандидата в президенты Белоруссии Светланы Тихановской фактически стали точкой в проходивших с августа 2020 года белорусских протестах.

Названный национальный лидер официально подтвердила то, что произошло на практике еще несколько месяцев назад: белорусские власти в краткосрочной перспективе переиграли своих противников. Вместе с тем назвать сложившуюся в стране ситуацию победой Александра Лукашенко и его окружения по-прежнему нельзя.

По словам Тихановской, никто из бежавших из Белоруссии противников Лукашенко не собирается прекращать борьбу.

«Наша стратегия состоит в том, чтобы лучше организоваться, подвергать режим постоянному давлению — до тех пор, пока люди не будут готовы выйти на улицы снова, возможно весной», — отметила она, фактически подтвердив опубликованный ранее ее штабом так называемый план победы.

Согласно представленному документу, белорусы, невзирая на развернувшиеся преследования, ужесточение законодательства, превращение протестующих в террористов, а также официальное равнодушие к происходящему со стороны России, должны усилить давление на власть внутри страны. В то же время бежавшие «руководители» оппозиции будут «аккумулировать средства» для продолжения борьбы и искать помощь у международного сообщества с целью надавить на Лукашенко извне. По затее штаба Тихановской, все это позволит уже весной возобновить массовые уличные протесты, заставит силовиков и чиновников массово переходить на сторону протестующих, а в мае президенту Белоруссии не останется ничего иного, как сесть за стол переговоров. Более того, белорусские диссиденты даже определили точку отсчета новой волны протестов — 25 марта. Эта дата является одной их наиболее знаменательных для белорусских националистов и противников Лукашенко, так как в этот день в 1918 году была провозглашена независимость Белорусской Народной Республики (БНР).

Несмотря на тот факт, что данное образование появилось в период оккупации белорусских земель кайзеровскими войсками. В прошлые годы именно «День воли» 25 марта неоднократно становился одним из самых жарких дней в году, когда на улицах можно было увидеть тысячи белорусов под бело-красно-белыми флагами и с антироссийскими лозунгами. Однако в данном случае следует заметить, что подобное решение снова поднять волну протестов за счет праздника белорусских националистов свидетельствует о полном идеологическом тупике команды Тихановской и ее окончательном скатывании к идеям старой русофобской оппозиции. То есть к тому, что белорусское общество в массе своей отрицает и все еще не приемлет как основу для своих претензий к существующему политическому режиму в стране. Именно от этого протестующие бежали на протяжении нескольких месяцев после президентских выборов 9 августа 2020 года, и именно к этому их сегодня подталкивают те, кого они назвали своими лидерами.

Подобная позиция Тихановской и компании сегодня вполне объяснима. На фоне отсутствия идей и возможностей белорусским диссидентам важно не потерять к себе интерес западных грантодателей, которые ранее пообещали невиданную до сегодня финансовую поддержку противникам Лукашенко. Можно напомнить, что только Евросоюз планирует выделить 53 млн евро в помощь гражданскому обществу Белоруссии, независимым СМИ и пострадавшим от репрессий в стране. Параллельно средства выделят и некоторые страны ЕС, например Германия — 21 млн евро.

Дополнительно нельзя забывать и о возможных $ 200 млн от США, согласно утверждённому в 2020 году «Акту о демократии, правах человека и суверенитете Белоруссии», который был включен в состав проекта оборонного бюджета Соединенных Штатов. Сотни миллионов долларов — весьма приличная сумма, получить доступ к которой сегодня мечтают все, кто сбежал из Белоруссии. Необходимо лишь сохранять видимость работы, делать любые предложения по расходованию средств и обещать скорейшее свержение режима Лукашенко. При этом абсолютно не важно, что все выделенные средства ЕС и США вряд ли дойдут до Белоруссии, осев, как это уже происходит десятилетия, по карманам европейских и американских чиновников и определенной части оппозиции, которая и не собирается возвращаться в республику.

На этом фоне последние заявления Тихановской и ее окружения, как и ее «план победы», выглядят по меньшей мере неуместно. Точно так же звучат и попытки объяснить провал революции в Белоруссии не отсутствием воли к победе, чёткого плана и понятных каждому белорусу целей и перспектив развития страны после ухода Лукашенко, а «силой» режима и его контролем за силовым блоком. По мнению диссидентов, большинство населения республики выступает против президента Белоруссии и поддерживает перемены, но государство оказалось сильнее «мирных протестов», на которые ранее делалась ставка.

Одновременно с каждым днем становится все более очевидно, что у самой оппозиции уже нет никаких иллюзий относительно того, кто будет руководить Белоруссией в обозримом будущем. Поэтому главным для них вопросом становится определение того, кто будет главным распорядителем западных грантов и собранных пожертвований. В среде белорусской оппозиции уже не первый месяц идет жесткая борьба за то, чтобы зациклить на себе все финансовые потоки, связанные с протестами. Это привело не только к спорам и обвинениям внутри диссидентского круга, но и постепенному вытеснению из памяти белорусов имен тех, кого еще несколько месяцев назад считали главными оппонентами Лукашенко.

Виктор Бабарико. Иллюстрация: tut.by

В частности, все меньше слышны разговоры о бывшем главе Белгазпромбанка и претенденте на пост президента Белоруссии Викторе Бабарико, над которым начался суд в Минске. Сегодня об экс-банкире вспоминают гораздо меньше, чем, например, о журналистках польского телеканала «Белсат», которые получили два года колонии за прямую трансляцию с одной из акций протеста в Минске. Такая же судьба постигла и всех представителей старой белорусской оппозиции, которые оказались за решёткой еще до проведения президентских выборов. Николай Статкевич, Павел Северинец и прочие — все они оказались практически неинтересны как польским телеканалам, так и местным «независимым» СМИ. Впрочем, такая же судьба постигла и Марию Колесникову, Сергея Тихановского и иных борцов с Лукашенко, которых еще совсем недавно считали лидерами «новой и свободной Белоруссии». Все они сегодня политические заключенные, на которых можно делать деньги, надеясь, что они не выйдут из застенков в обозримом будущем, а значит, и не составят конкуренцию тем, кто сегодня называет себя за границей белорусской оппозицией.

Еще одним примечательным моментом в действиях противников Лукашенко, находящихся за пределами Белоруссии, является постепенное смещение акцентов в их риторике с необходимости противодействовать беззаконию в стране в сторону обвинений в очередной распродаже страны Лукашенко. Таким образом, происходит то, о чем ранее предупреждали эксперты, — лидеры белорусского протеста стали называть опасностью для будущего Белоруссии не только ее президента, но и Россию. Как заявила недавно Тихановская, «за последние месяцы Лукашенко не просто довел Белоруссию до страшного кризиса, но и стал главной угрозой независимости страны».

«Мы же видим: он пытается продать Белоруссию по частям в обмен на кредиты и поддержку, чтобы удержаться еще несколько месяцев. Но весна уже близко», — сказала она.

Лидер белорусской оппозиции теперь призывает белорусов не просто выйти и бороться против Лукашенко, но и «мобилизовать протестный дух, выстраивать безопасные сообщества, планировать возвращение на улицы собственных городов», так как народ Белоруссии — «единственная сила, способная остановить распродажу страны».

Подобная риторика противников президента Белоруссии стала звучать открыто лишь в последние месяцы, фактически копируя то, что ранее несли в массы местные националисты и русофобы. Как известно, такая тактика не привела белорусскую оппозицию ни к какому положительному результату, а лишь оттолкнула от протестов значительную часть общества, где по-прежнему нет массового беспокойства по вопросу независимости. Однако это, по всей видимости, нисколько не смущает Тихановскую, у которой закончились идеи, как заставить белорусов идти на баррикады. К тому же и окружение экс-кандидата в президенты Белоруссии, значительная часть которого является националистами и русофобами, все больше подталкивает ее к тем действиям, от которых еще несколько месяцев назад она всячески пыталась откреститься.

Очередным толчком для повышения градуса русофобии в рядах белорусской оппозиции стала прошедшая 22 февраля в Сочи встреча Александра Лукашенко с Владимиром Путиным. Несмотря на то, что итоговых заявлений главы государств не сделали, общая атмосфера разговора и тематика свидетельствовали о том, что оба лидера были довольны беседой. Прозвучали слова о стратегическом партнёрстве, подписанных дорожных картах по интеграции и многом другом, что было воспринято противниками Лукашенко как «очередное предательство и продажа республики Кремлю».

Масла в огонь подлили и различного рода слухи и «сливы» в телеграм-каналах. В частности, «Незыгарь» накануне встречи сообщал, что от Минска потребуют продать флагманы белорусской промышленности и даже железную дорогу за $ 3 млрд. Правда, все эти проекты уже не первый год обсуждаются между Белоруссией и Россией и Лукашенко никогда не был против создания совместных предприятий, но только по устраивающей его цене. Однако, как это принято в среде белорусской оппозиции, на такие «мелочи» не принято обращать внимания — в отличие от настроения президента Белоруссии. Улыбающийся и довольный Лукашенко, покидающий Красную Поляну, окончательно поверг его противников в уныние. Поэтому неслучайно после Сочи белорусский лидер был обвинен в том, что он «продал» (в очередной раз) страну за несколько миллиардов долларов, которые Путин даст ему, чтобы он смог удержаться у власти.

Александр Лукашенко и Владимир Путин. Иллюстрация: belta.by

По мнению оппозиции, все эти обвинения в «продаже» Белоруссии, тайном сговоре с Путиным и прочее должны вызвать волну возмущения среди простых белорусов и заставить снова выйти на улицы. Однако, как показывает практика последних десятилетий, подобные расчеты еще ни разу не оправдывались. Поэтому ждать «горячую весну», которую предрекают многие противники Лукашенко и на которую надеется Тихановская со своими сторонниками, в нынешнем году не стоит.

Пока белорусская власть обладает контролем за силовым блоком, а рабочие на предприятиях стабильно получают заработную плату, никаких серьезных политических потрясений в республике не предвидится. Это не означает, что общество вернулось в состояние начала 2020 года, а руководство республики одержало полную победу над своими противниками. Отсутствие какого-либо триггера, наподобие событий августа прошлого года, не позволяет белорусской оппозиции рассчитывать на возобновление массовых протестов, которые смогут заставить Александра Лукашенко приступить к реальному транзиту власти.

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/02/27/revolyuciya-v-belorussii-goryachey-vesny-ne-budet
Опубликовано 27 февраля 2021 в 14:11
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Как у Вас обстоят дела с вакцинацией от коронавируса?
Результаты опросов
Актуальные сюжеты
Одноклассники