Меню
  • USD 76.53 +0.63
  • EUR 91.61 +0.70
  • BRENT 66.52 +0.42%

Враждебность прессы помогает Нетаньяху? Израиль в фокусе

Биньямин Нетаньяху. Иллюстрация: sm-news.ru

Портал newsru.co.il опубликовал обзор политической ситуации в Израиле за неделю, подготовленный журналистом Габи Вольфсоном.

Биньямин Нетаньяху не любит израильскую прессу. Еще в далекие времена, когда молодой политик Нетаньяху был главой парламентской оппозиции в период правительства Ицхака Рабина, он пришел к однозначному и непререкаемому выводу: СМИ сделают все, чтобы не допустить его в канцелярию премьер-министра. С годами мало что изменилось в отношении Нетаньяху к журналистам (в немалой степени оправданном), но глава правительства научился использовать и это обстоятельство себе на пользу. Враждебность со стороны прессы стала важным фактором, позволяющим Нетаньяху консолидировать своих сторонников, а немногочисленные интервью, которые премьер-министр дает, превратились в поединки противоборствующих сторон. Именно поэтому интервью, которое на уходящей неделе Нетаньяху дал телеканалу «Кешет», стало событием скорее политическим, чем медийным. Это был поединок главы правительства с представителем оппозиции.

Нетаньяху пришел на это интервью отлично подготовленным. Верный своей тактике, которую он изучил еще в бытность послом Израиля в ООН в 80-х годах прошлого века, глава правительства наметил несколько основных тезисов и повторял их в разных формах раз за разом без связи с вопросами Йонит Леви. «Мы первыми в мире решим проблему коронавируса», «Необходимо, чтобы люди старше 50 лет прививались, и тогда победа обеспечена», «Выбор, стоящий перед израильтянами, это либо правый я, либо левый Лапид», — вновь и вновь произносил Нетаньяху. Логика двух первых тезисов очевидна. На третьем стоит остановиться подробнее.

Нет ничего, что доставляет Биньямину Нетаньяху большую радость, чем усиление в опросах партии «Еш Атид». Прежде всего, это означает, что Яир Лапид «собирает» мандаты других партий блока «только не Биби». К Лапиду уходят голоса избирателей «Кахоль Лаван», в меньшей степени — «Тиква Хадаша» и «Ямины». Такая динамика вполне устраивает «Ликуд». Даже если представить себе маловероятный сценарий, что «Еш Атид» сравняется по числу мандатов с «Ликудом», это не приблизит Лапида к канцелярии премьер-министра, так как варианты формирования коалиции остаются прежними и весьма ограниченными.

Несмотря на сокращение разрыва в той части опросов, где респондентов спрашивают о соответствии кандидатов должности премьер-министра, Нетаньяху остается самым популярным кандидатом на пост премьер-министра. Лапид далеко позади, и поэтому лидер «Ликуда» заинтересован в том, чтобы избиратели воспринимали нынешнюю предвыборную кампанию как прямое противостояние Нетаньяху и Лапида.

Остальные борцы за лидерство проводят время в борьбе друг с другом. На этой неделе конфликт между «Тиква Хадаша» и «Яминой» достиг своего апогея, когда, судя по публикации в «Исраэль а-Йом», ЦИК пришел к выводу, что именно Гидеон Саар и «Тиква Хадаша» стоят за резкой негативной кампанией в отношении лидера «Ямины» Нафтали Беннета. После того как выводы ЦИК были опубликованы, Саар предложил Беннету «пакт о ненападении», согласившись «ограничиться» атаками на Нетаньяху. Учитывая, что электорат «Ямины» и «Тиква Хадаша» во многом идентичен, этому пакту сложно пророчить долгое будущее. Партии Саара и Беннета не только опираются на схожий электорат, но и ведут борьбу за изменение тенденции предвыборных опросов. По одному из последних, Беннет набирает лишь 10 мандатов, времена, когда «Ямине» сулили больше 20 мандатов, ушли в прошлое.

В левоцентристском лагере ситуация немногим лучше. Для главы «Кахоль Лаван» Бени Ганца уходящая неделя стала одной из самых тяжелых за всю его политическую карьеру. Опросы настойчиво свидетельствуют о том, что партия Ганца не проходит электоральный барьер. По утверждению некоторых, даже там, где Ганц проходит в Кнессет, почти три мандата — колеблющиеся, а значит, шансы «Кахоль Лаван» попасть в Кнессет призрачны. Однако это не единственная проблема, с которой столкнулась партия «Кахоль Лаван». По словам ее депутатов, в последние дни на Ганца оказывается мощнейшее давление со стороны активистов «Еш Атид», которые добиваются выхода «Кахоль Лаван» из предвыборной борьбы. В «Кахоль Лаван» заявляют, что активисты Лапида рассылают сообщения в WhatsApp-группах, в Facebook и через иные средства социальной связи. «Если это давление не прекратится, Лапид может забыть о нашей рекомендации у президента», — заявил источник, приближенный к Ганцу. Яир Лапид, в свою очередь, не стал терять самообладания. «Наши активисты, безусловно, очень обеспокоены судьбой тех голосов, которые будут поданы за „Кахоль Лаван“, так как эта партия не имеет шансов пройти электоральный барьер», — заявил Лапид в интервью «Кан РЭКА».

В то же время на этой неделе у «Кахоль Лаван» появилась некая почва для оптимизма. Группа старейших активистов партии «Авода» заявила, что не сможет голосовать за партию на этих выборах из-за присутствия в списке Ибтисам Марааны, находящейся на седьмом месте в списке. Мараана публиковала записи в социальных сетях, из которых следовало, что она не стоит во время траурной сирены в память о павших солдатах, считает Газу «современным гетто» и тому подобное. На этой неделе Центризбирком принял решение не допускать Мараану до выборов. Речь, однако, идет о символическом решении, так как окончательный вердикт придется выносить Верховному суду, а там, как правило, воздерживаются от утверждения запретов на участие в выборах партий левого лагеря. Если протест ветеранов партии «Авода», заявивших, что будут на сей раз голосовать за «Кахоль Лаван», продолжит набирать силу, это может дать Ганцу серьезный импульс. Парадоксально, но раскол в партии «Авода» может в итоге усилить левоцентристский лагерь.

Запретив Ибтисам Мараане участвовать в выборах, ЦИК не сумел принять аналогичное решение по поводу Объединенного списка и партии РААМ. Причина этого проста: «Ликуд» принял решение не направлять своих представителей на это голосование. Почему? Зависит от того, кому вы задаете этот вопрос. Глава коалиции Мики Зоар объяснил это нежеланием давать повод активистам арабских партий вновь жаловаться на дискриминацию. В то же время можно предположить, что причина в ином.

Биньямин Нетаньяху продолжает попытки примирения с арабским сектором. Действительно ли он планирует получить большое число голосов арабских избирателей, или эти заявления — пробный шар? Очевидно лишь, что, поддерживая контакты с РААМ, Нетаньяху уже привел к расколу Объединенного списка. Тенденция ослабления списка во главе с Айманом Удой продолжается. Несмотря на тот факт, что, по абсолютному большинству опросов, Мансур Аббас не проходит в Кнессет, тенденции, которые фиксируют в окружении Уды, более чем тревожные. «Трюк Нетаньяху принес гораздо более сочные плоды, чем можно было ожидать», — заявил анонимный источник. По его словам, у Мансура Аббаса неплохие шансы пройти в Кнессет, разумеется за счет Объединенного списка. Это со своей стороны создает win win ситуацию для Нетаньяху. Если Аббас не проходит, десятки, а то и сотни тысяч голосов арабских избирателей просто пропадают. Если же он проходит, можно надеяться на его хотя бы молчаливую поддержку, хотя бы неучастие в голосовании, когда нужно будет приводить к присяге узкое правое правительство. В «Ликуде» заявляют, что намерены получить голоса арабских избирателей и не пользоваться «услугами» партии РААМ, однако в решающий момент послевыборный расклад может потребовать принятия нестандартных решений. В «Ликуде» пытаются одновременно дистанцироваться и от Итамара Бен Гвира, и от Мансура Аббаса, и от Аймана Уды. 24 марта кто-то из этих, мягко говоря неоднозначных, фигур понадобится Нетаньяху для формирования коалиции.

На фронте борьбы с «засильем ультраортодоксов» без перемен. У НДИ по опросам — 7−8 мандатов. У ШАС и «Яадут а-Тора» в совокупности — 15. И тех, и других такой расклад устраивает. Хотя Авигдор Либерман и продолжает говорить о «двузначном числе мандатов» как о цели своей партии на этих выборах.

Газета «Еврейский Мир» опубликовала историческую статью писателя, публициста Бориса Гулько (США, Израиль), под заголовком «Загадочные финикийцы и мы».

Обычно народы не исчезают бесследно. Остатки наших спутников по прошлой эре неожиданно выныривают из истории. Некоторые из этих народов два тысячелетия назад приняли христианство и позже были перемолоты нашествием мусульман.

Так в Египте живут от 6 до 20 млн (зависит от того, кто считал) коптов-христиан, потомков древних египтян. В начале бесчинств на Ближнем Востоке ИГИЛа (организация запрещена в РФ. — EADaily) во Францию и в США приезжали просить защиты от геноцида (и не получили её) главы церквей халдеев и ассирийцев. А потомки брата-близнеца нашего праотца Якова Эйсава-Эдома — эдомитяне, завоёванные в конце II в. до н. э. Йехонаном Гирканом I, были им насильно обращены в иудаизм и растворились среди евреев (считается, что это единственный такой народ).

Но ни эдомитяне, ни ассирийцы, некогда отправившие в изгнание 10 колен Израилевых, не повлияли на духовную жизнь евреев. Чего не скажешь о «народе моря» финикийцах. Центрами их обитания были прибрежные Тир и Сидон, там, где сегодня Ливан. После завоевания евреями Земли Израиля под руководством Йегошуа бин Нуна вся эта территория досталась колену Ашера. КЕЭ сообщает, что колено Ашера, в отличие от других колен Израилевых, аборигенов не уничтожило и не изгнало, а частично смешалось с ними. «Циклопедия» идёт дальше, утверждая, что «именем Ашерова колена названа народность, которую греки называли финикийцами».

С востока к территории колена Ашера примыкал надел колена Звулуна — евреев-мореплавателей. Похоже, столица финикийцев Тир была смешанным городом мореплавателей — и финикийцев, и евреев. В Тире был похоронен сам Звулун.

В ТАНАХе финикийцы впервые упоминаются в рассказе о переносе царём Давидом столицы евреев в Иерусалим: «И прислал Хирам, царь Тира, послов к Давиду и кедровые деревья, и мастеров по дереву, и мастеров по камню для стен; и построили они Давиду дом» (Шмуэль II 5:11). Постройка дома царю — акт религиозного характера. В псалме 127 говорится: «Когда Господь не возводит дом, тщетно трудятся строители». Тем более — дом царя.

Сменился у евреев царь, и настал центральный момент в организации нашего богослужения: возведение Иерусалимского храма. Царь Шломо начал его письмом к другу его отца Хираму: «…прикажи нарубить для меня кедров с Леванона… ты знаешь, что у нас нет никого, кто бы умел рубить деревья так, как Сидоняне. И было, когда услышал Хирам слова Шломо, то очень обрадовался и сказал: благословен ныне Господь, который дал Давиду сына мудрого» (Царства I 5:20−21).

Возведение Иерусалимского храма стало совместным проектом Шломо и Хирама. Идея принадлежала Шломо — он был пророком. А исполнение… «И послал царь Шломо взять из Тира Хирама, сына одной вдовы из колена Нафтали. Отец его, тирянин, был медником. А он исполнен был мудрости, разума и умения делать всякие вещи из меди. И пришел он к царю Шломо, и делал у него все работы» (7:13). Если вам двух Хирамов мало, то в Хрониках (2:13) царь Хирам пишет Шломо: «Итак я посылаю (тебе) человека умного, имеющего знания, Хирама-Ави, сына одной женщины из дочерей Дановых, — а отец его тирянин, — умеющего делать изделия из золота и из серебра, из меди, из железа, из камней и из дерев, из пряжи пурпурового, яхонтового цвета, и из виссона, и из багряницы, и вырезывать всякую резьбу…»

Эти — второй и третий Хирамы — определённо были евреями, хотя матери их принадлежали разным коленам. А первый? Он благословляет Господа как положено иудею. С евреями связал благополучие и жизнь своего царства: «Хирам, царь Тирский, доставлял Шломо деревья кедровые и деревья кипарисовые, и золото, — по его (Шломо) желанию, — тогда царь Шломо дал Хираму двадцать городов в земле Галилейской» (9:11). То есть еврейские города управлялись Хирамом. Мог ли Шломо дать такой царский подарок постороннему?

Да и не был Хирам независимым царём: «Шломо владел всеми царствами от реки Евфрат до земли Филистимской и до пределов Египта» (5:1). То есть Финикия являлась частью государства Шломо.

Сохранилась поныне гробница Хирама. Только вот незадача — непонятно которого: царя или одного из строителей? А от Хирама-строителя ведут свою генеалогию «вольные каменщики», масоны, «строители Храма». Поэтому какой-то из этих двух трудящихся Хирамов — их культовая фигура. Интересно — который? Гробница Хирама почитается масонами.

Из этой истории мне стала наконец понятной обзывалка «жидомасоны». И Храм еврейский, и строители его оба Хирама — евреи. Потому масоны — чистые жидомасоны. Да и мы, ежедневно молящиеся о восстановлении Храма, тоже.

Финикийцы говорили на одном с евреями языке, у нас с ними был схожий алфавит. Бизнес тоже был общий: «И флот сделал царь Шломо в Эцйон-Гэвэре, что при Эйлате, на берегу Ям-Суф (Красного моря) в стране Здом. И послал Хирам во флот рабов своих, корабельщиков, знающих море, со слугами Шломо. И прибыли они в Офир, и взяли оттуда золота четыреста двадцать талантов, и привезли царю Шломо» (9:26−28). А позже: «Таршишский флот у царя (Шломо) был на море с флотом Хирамовым; раз в три года приходил Таршишский флот, привозивший золото, и серебро, и слоновую кость, и обезьян, и павлинов» (10:22).

Таршиш нередко поминается в Танахе, например в книге Ионы: «И встал Иона, чтобы убежать в Таршиш от Господа, и сошел в Яффо, и нашел корабль, идущий в Таршиш» (1:3). Чей это был город — финикийцев или евреев? Видимо, общий. И находился он, вероятно, на юге Иберийского полуострова. Я думаю, что это древний Тартесс, располагавшийся недалеко от прелестного Кадиса, самого старого города Европы, основанного финикийцами в районе 1100 года до н. э. Оттуда тысячелетия спустя отправлялись экспедиции в Америку.

Просто разбираться с еврейской историей. Она — от Адама и Евы до строительства Второго Храма — зафиксирована в ТАНАХе. Потом описана Иосифом Флавием. Много рассказано в Талмуде. Параллельно трудились разные Геродоты и Тациты — можно сравнивать. Не так просто с финикийцами.

Своей религии финикийцы, полагают, не имели. Находят знаки присутствия у них чужих богов, например богини сексуальности Астарты (имевшей у разных народов схожие имена). Но ведь и про проступок нашего великого царя рассказано: «И последовал Шломо за Астартой, божеством Сидонским» (11:5).

Конечно, влияние мощной еврейской религии на финикийцев было велико. Царь Хирам в приведенных выше словах о царе Шломо благословляет Господа как заправский иудей. Евреи же переняли от финикийцев искусство международной торговли.

Финикийцы прославились как великие авантюристы. На своих судёнышках они исследовали всю ойкумену и совершили невероятное путешествие вокруг Африки. Геродот записал: «Финикияне вышли из Красного моря и затем поплыли по Южному. Осенью они приставали к берегу, и в какое бы место в Ливии (Ливией тогда называли всю Африку) ни попадали, всюду обрабатывали землю; затем дожидались жатвы, а после сбора урожая плыли дальше. Через два года на третий финикияне обогнули Геракловы Столпы и прибыли в Египет. По их рассказам (я-то этому не верю, пусть верит, кто хочет), во время плавания вокруг Ливии солнце оказывалось у них на правой стороне». Мы-то, умные, понимаем, почему после пересечения экватора путешественники видели солнце с «неправильной» стороны.

Еврейские источники утверждают, что это было предприятие евреев. Может быть, оно было совместным?

По всему Средиземноморью финикийцы основали множество колоний. Самая знаменитая из них — Карфаген, страна великого Ганнибала. А потом финикийцы в Средиземноморье исчезли, зато появилось там множество поселений евреев. В популярной в Америке книге по истории для молодёжи я вычитал естественное предположение, что финикийцы наконец сделали свой выбор и приняли иудаизм.

Подтверждением этой гипотезе служит запись уроженца Северной Африки выдающегося христианского теолога Тертуллиана, автора формулы «Верую, ибо абсурдно», жившего три столетия после Ганнибала: «Жители провинции Африка (римское переименование завоёванного ими ненавистного Карфагена, доставшееся всему континенту) соблюдают субботу, праздничные дни, а также законы о еде евреев». Становится, таким образом, понятной многочисленность в следующие века еврейского населения Пиренейского полуострова. С 575 до 206 года до н. э. южная половина его принадлежала Карфагену. Именно в этой части полуострова находились еврейские поселения.

После катастрофы Иудеи I—II вв.еков н. э. главной для нас территорией на западе, как Вавилон на востоке, стали Северная Африка и Пиренейский полуостров. Есть свидетельства, что тамошние жители не различали финикийцев и евреев, считая их одним народом. А в наше время существует версия, что евреи-сефарды, внешне заметно отличающиеся от ашкеназов, — потомки принявших в ту пору иудаизм финикийцев. Как компромисс могу предположить, что сефарды — результат смешения евреев с принявшими иудаизм финикийцами.

Возможно, в этом слиянии двух народов кроется разгадка происхождения величайшего мореплавателя и авантюриста всех времён — Христофора Колумба. Он был рождён в семье маранов, то ли переселившихся из Испании в Геную, то ли живших на Мальорке. Сам Колумб утверждал, что является потомком царя Давида. Предприятие Колумба, если принять за чистую монету его объявленное намерение открыть путь в Индию, выглядит чистым безумием. К его времени люди уже представляли себе размер земного шара, и пересечь одним махом Мировой океан надежды не было. Колумб знал об этом. Он был близок с великим еврейским астрономом и историком Авраамом Закуто, пользовался в плавании его астрономическими таблицами и его астролябией, усовершенствованной учеником Закуто Висиньо. Колумб, возможно, владел кое-какой информацией…

Существуют смутные сведения, почти догадка, будто финикийцы добирались до Нового Света. Если это могло дойти до нас, уж, наверное, дошло до Колумба. Отправиться с ним в плавание, ничего не зная о противоположном береге, вернее зная, что его практически нет, — на это могли решиться только заключённые тюрьмы с долгими сроками, из которых Колумб набрал команды двух своих каравелл и флагманской каракки. Экипаж одного судна был чисто еврейским.

В пути, отчаявшись достичь берега, команда взбунтовалась и потребовала повернуть назад. Колумб еле испросил у моряков ещё 3 дня пути. На утро третьего дня они увидели птицу. Где птица — там должен быть и берег.

В последней книге своих воспоминаний Колумб утверждал, что ключом к его экспедиции являлся стих 14-го псалма его предка царя Давида: «Да придёт с Сиона спасение Израилю!». Он, видно, считал, что открывает преследуемым евреям новый Сион. Действительно, Америка долго являлась убежищем для ашкеназов, для потомков финикийцев сефардов, для восточных евреев. Сейчас, когда в Америке крушат статуи Колумба и евреям стало небезопасно показываться на улицах Нью-Йорка в их традиционном облачении, строка псалма, вдохновлявшая Колумба, возвращает себе первоначальный смысл.

(Автор: Борис Гулько)

Постоянный адрес новости: eadaily.com:8080/ru/news/2021/02/19/vrazhdebnost-pressy-pomogaet-netanyahu-izrail-v-fokuse
Опубликовано 19 февраля 2021 в 11:54
Израиль
Все новости

14.04.2021

Загрузить ещё
Одноклассники